Все новости
КОЛУМНИСТЫ
13 Сентября 2019, 15:58

Восточный путь, западная техника – корейское обаяние

Все мы снобы. В чем-нибудь обязательно. Мне же интересны живые и непосредственные впечатления. Вот недавно общалась на кинофестивале «Серебряный Акбузат» с южнокорейским режиссером Квон Сун Мо. Разговаривала, естественно, через переводчика, с грустью улавливая знакомые корейские слова, ибо на заре своего открытия такого явления как «Халлю» или корейская волна, я не только статьи про это писала, но и язык учить начинала. Но забросила, к огромному сожалению.

И вот, этот год принес мне концерт южнокорейской группы «Violet Tree (바이올렛트리) и автора фильма «Кошачий полдень», это помимо триумфатора Канн – картины «Паразиты». Я уж не говорю про поток к-поп и дорам. Еще на корейском фоне я познакомилась с великолепными переводами Тараса Витковского, который, в отличие от меня, изучать язык не бросил и регулярно радует нас жемчугом корейской литературы в переложении на русский, с особенным упоением я читаю его комментарии к основному корпусу текстов.
А учебников и монографий по общему и сравнительному языкознанию я прочла немало. Они, как правило, очень интересные. Но непосредственным наблюдениям очевидца, изучающего язык в самой языковой среде, – отдаю дань удовольствия.
В прошлом году я с восторгом читала ЖЖ девушки, изучающей вьетнамский язык на языковых курсах во Вьетнаме. Сейчас еще есть френдесса, которая пошла на курсы турецкого на второй год жизни в Турции. Её ощущения тоже очень интересны: она не сравнивает языки, а пишет именно ощущения о том, будто пелена неясных звуков вдруг начала покрываться маленькими протаянками, как на замороженном стекле, – ясными и понятными словами.
Норма – понятие субъективное, как и красота. В бирманских сказках, описывая неземную красоту принцессы, непременно упоминали «ноги прекрасные, как у крокодилицы». В данном отрывке про корейский язык за норму принят родной русский язык, поскольку он является точкой отсчета автора.
Из википедии про корейский язык:
Царь Чунджон в 1506 году упразднил министерство Онмун (народного письма). Впоследствии хангыль использовался в основном женщинами и малограмотными людьми, поскольку хангыль, имеющий только 51 знак, был намного проще для освоения по сравнению с китайским письмом, насчитывающим тысячи иероглифов.
Конец цитаты...
Надо же, у людей было "министерство народного письма" в годы, когда в Европе сжигали ученых на кострах. Успехи Азии, если подумать, не удивительны: она всегда, за исключением нового времени, была прогрессивнее.
Итак, я учила когда-то корейский и собирала сведения о нем, которыми делюсь.
«Корейский удивительно похож на русский (корейцы непременно скажут, что наоборот – их древнее, и вообще нече тут). Но факт остаётся фактом. Носителям славянской ветви будет постигать его не в пример легче, нежели латинцам. И дело тут не только в знакомом произношении букв.


Суть в том, что у корейцев, как и у нас, в ходу взаимозаменяемые произношения б-п, г-к и прочие радости. Много знакомых с детства условностей о нечитаемости или изменении чтения в зависимости от позиции в слоге. При попытке выучить корейский с удивлением натыкаешься на проглатывания звуков там же, где и у нас, на озвончение или оглушение, сходное с нашим, на похожие принципы формирования слов. Потому как корейский-таки состоит из букв, а не иероглифов, в отличие от японского и китайского. А уж что говорить о нашей "ы" – бича всей латинской семьи и отрады славянских народов. Даже она роднит нас с корейцами.


Что занятно – латинскую транскрипцию корейских слов прочесть корректно практически невозможно. Если вы попытаетесь сказать какому-нибудь корейцу название той же сеульской станции метро, предварительно прочтя оное в английской записи на карте, он посмотрит на вас, как на полоумного, и в лучшем случае скажет: "Чё?!" То же самое название, но транскрибированное по всем правилам на русский, никаких нареканий не вызывает и понимается в лёт. Разве что над грубоватым акцентом хихикнут.


За примерами ходить далеко не надо. Всеми известный Gangnam является вообще-то Каннамом и фрустрирует носителей языка почище неудавшегося кимчхи. Поэтому раз и на всю жизнь: оставьте попытки читать корейские слова через латиницу. Кощунственно и грешновато. Это при том, что сами корейцы к изучению английского куда более способны, нежели их коллеги по несчастью из Японии со своим уже всем набившем оскомину ингришем.


Секрет в том, что большинство слогов корейского закрытые, как и в любом нормальном языке мира. И звуковых диалектовых извращений они понапридумывали на удивление мало (в отличие от тех же китайцев, которых вообще не поймёшь с их пятнадцатью прочтениями в разных регионах). Занимает при изучении другое. Окунаясь в мир парных и близких по звучанию звуков, обозначающих, тем не менее, разные порой буквы, невольно начинаешь проникаться сочувствием к иностранцам, расшибающим лбы в попытках постичь русский язык.


Поясню на примерах, о которых носители оного редко задумываются, потому что привычны к ним с детства, и не видят в том ничего необычного. Буквы "ш" и "щ". Как различать их на звук неподготовленному уху? Почему "Ща" – это название буквы и повсеместно употребляемое сокращение от слова "сейчас"? А попробуйте быстро произнести "шутка" и "щука". "Шо зо на фиг!?" – скажет любой иностранный ученик. Как так выходит, что букву "о" повсеместно превращают в звук "а" и не видят в этом никакой катастрофы? Каким образом "груда" и "грудь" обозначают совершенно разные вещи? А почему произносят "берИК" вместо "берег" (а могут жеманно и "бэрррг" сказать), хотя пишут правильно? Со стороны это всё один большой акумущук. Но отрадно, что у нас с корейцами по этим пунктам мозги работают в одном направлении.
«Он, между прочим, ещё более похож на русский, чем мне казалось. В нём есть падежи и падежные окончания. С той разницей, что они выполняют не только функцию указания отношения слов в предложении, но и заменяют предлоги, и делятся по градации вежливости. А ещё корейцы, как и мы, стремятся сокращать длинные речевые конструкции, выдавая финты ушами наподобие нашего "чё". В целом, язык несложен, но проблема в том, что преподают его "для китайцев". То есть никто даже не пытается объяснять, как у нас, формирование предложений, схемы типичных речевых конструкций и даже само наличие падежей. Мне это удалось вычитать аж из русского учебника, потому что учитель не стремился пояснять нам смысл и повод смены окончаний до тех пор, пока у меня не бомбануло, и на весь класс не прозвучал прямой вопрос с требованием прямого ответа: что, когда и при каких обстоятельствах. Шла третья неделя учёбы...»: – Таллахасси Фосс делится нюансами изучения языка, более связно, чем я бы смогла сформулировать сама.



Продолжение следует...


ГАЛАРИНА