Все новости
КИНОМАН
3 Января 2021, 15:29

Вечный зов кинематографа

Старшина Скорик в «Горячем снеге», чекист Яков Алейников в 19-серийной киноэпопее «Вечный зов», Алексей Терехов в «Молодой жене», комбат Павел Тихонов в кинодилогии «Приказ: огонь не открывать» и «Приказ: перейти границу», полковник Баташов в фильме «У меня все нормально», генерал Лыков в «Парашютистах»... Таков неполный «послужной список» киноролей, которые исполнил актер Новосибирского государственного академического театра «Красный факел», лауреат государственных премий СССР и РСФСР, премии КГБ СССР и Золотой медали имени А. П. Довженко, народный артист России Владлен Бирюков. Всего на его счету три десятка художественных фильмов, более 70 театральных ролей.

Окончив в 1966 году Новосибирское государственное театральное училище, Владлен Егорович пять лет отработал в Новосибирском ТЮЗе, а с 1971 года и до последних дней жизни вся его актерская деятельность была неразрывно связана с «Красным факелом». За пределы Новосибирской области актер выезжал только на гастроли и съемки.
Во время одной из таких плановых гастролей в Уфе в 1973 году произошла случайная встреча молодого провинциального актера с московским режиссером Владимиром Краснопольским, летевшим транзитом к месту съемок своего нового фильма. Произошла задержка самолета, и Краснопольский, чтобы не терять даром времени, отправляется в «Красный факел» – смотреть спектакль «Валентин и Валентина», в котором в роли морского офицера Гусева был занят Владлен Бирюков. После спектакля они познакомились. Краснопольский уже видел актера в «Горячем снеге» и пригласил на пробы. Правда, не сказал, на какую роль. На следующий день, воспользовавшись «окном» в репертуаре, Владлен вылетел в село Дуван к месту съемок «Вечного зова». И хотя на роль Якова Алейникова пробовались такие популярные актеры, как Олег Стриженов, Станислав Любшин, Вадим Спиридонов, художественный совет «Мосфильма» отдал предпочтение малоизвестному сибиряку. Так и завертелось на десятилетие. Творческая группа работала в Башкортостане, на Южном Урале, в Подмосковье, на Западной Украине. Летал все эти годы на съемки во время отпусков и «окон» в репертуаре. Свой театр Владлен Егорович не подвел ни разу. Во время съемок приходилось самому, без дублеров, скакать верхом на лошади, спускаться вниз по отвесной скале, стрелять, делать другие головокружительные трюки...
Владлен Егорович рассказывал случай, происшедший в Белорецке во время съемок фильма:
– Петр Вельяминов, по фильму Кружилин, провожает меня на фронт. Приходит ко мне домой и приносит с собой пол-литра «белоголовки». Достаем огурец, выпиваем и ведем разговор на житейские темы. Дружеская сцена по сценарию. Снимается первый дубль. Вельяминов открывает бутылку, разливает по полному «маленковскому» стакану. По придумке он закусывает огурцом, а я рукавом шинели занюхиваю. Я чувствую, что это настоящая водка, а что делать, не прерывать же съемку из-за этого. Выпиваем, делаем все как надо. Дубль два – я уже знаю подставку, приготовился. Выпиваем. Вельяминов хрустит огурцом и нагло мне так в глаза заглядывает, издевается. На третьем дубле режиссер остановил съемку со словами: «Они же пьяные!». В картину вошел первый, относительно «трезвый» дубль.
Когда вышла на экраны вторая часть фильма, многие заметили расхождение с книгой в сцене гибели Алейникова: в оригинале его распилили, а в фильме – сожгли...
– Мы много спорили по этому поводу, – вспоминал Владлен Егорович. – Внимательные зрители наверняка даже отметили, что в кадре мелькнули и козлы, и пила. Но, как говорится, «ружье не выстрелило». Когда меня попробовали «распилить», жутко стало всей съемочной группе. Это сейчас на экране кровь реками бежит. А в то время мы просто не могли показать подобный ужас. И автор произведения, он же сценарист Анатолий Иванов, с нами согласился.
После выхода на экраны «Вечный зов» приобрел популярность не только в нашей стране, но и за рубежом. В западный вариант, кстати, уже тогда вошло и то, чего не было в советском фильме. Многие сцены, связанные с репрессиями конца тридцатых годов, были тогда купированы! В нашей стране полную версию фильма показали только в 1999 году.
Однажды актер увидел себя по китайскому телевидению: его герой, естественно, говорил на китайском языке.
В начале 90-х годов кино для Владлена Егоровича закончилось. Оставался только театр, где в последние годы своей жизни он был задействован всего в двух спектаклях – играл Городничего в гоголевском «Ревизоре» и Чебутыкина в чеховских «Трех сестрах». Хотя приглашения на съемки в кино поступали не раз. Так, еще в начале 90-х годов режиссер Владимир Краснопольский приглашал его без проб на съемки в сериале «Ермак», где он должен был играть шута при Иване Грозном (Евгений Евстигнеев). По стечению обстоятельств актер приехать на съемки тогда не смог. Поступали и другие предложения. Но его месячной зарплаты не хватало даже на билет в одну сторону.
В 2000 году благодарные новосибирцы признали его «Гражданином ХХ века Новосибирской области». В марте 2002 года Владлен Егорович отметил свое 60-летие, в том же году Указом Президента Российской Федерации ему было присвоено почетное звание народного артиста России. В Уфе, в Музее истории органов государственной безопасности, созданном при Управлении ФСБ России по Республике Башкортостан, ему был посвящен один из стендов.
В конце 2004 года Владлен Егорович тяжело заболел. Свой последний покой Владлен Бирюков обрел под Новосибирском, в городе Бердске, где прошло его детство, рядом с могилой мамы Раисы Федоровны.
Евгений СМИРНОВ