Все новости
КИНОМАН
11 Декабря 2019, 19:53

«Неизвестная Италия. Матера – город из камня»

По следам российско-итальянского кинофестиваля (RIFF) За средневековым названием Базиликата скрывается древняя Лукания. Обширная земля одного из могучих древних племён, ещё до римской Италии – луканцев. Название же города – Матера – совсем не случайно, совпадает по написанию со знаменитой Матёрой. И означает именно то, что вы все подумали – «матерь». По сути же Матера представляет из себя… как бы точнее выразиться…

В мире много пещерных городов, появившихся в те времена, когда люди жили в пещерах. Так вот, представьте пещерный город, который не был заброшен в древности, как крымские города. И не застыл в одной точке, дойдя до предела развития, как поселения Санторина. Представьте себе город, который, последовательно и непрерывно развиваясь в камне и становясь разнообразнее, почти десять тысяч лет прорастал из доисторических пещер в столицу сегодняшнего итальянского округа. Изъявляя и преображая огромную скалу, на которой стоит. Так что сегодня Матера – это подлинная матерь всех городов. Самый древний город на земле, где никогда не прекращалась жизнь. Может быть потому, что по местным исконным представлениям прекращение тут жизни – означало бы и прекращение всего живого. Апокалипсис.
Почему же этому месту придано было такое значение в те времена, когда никаких племён и народов в современном смысле (и даже древних луканцев) не существовало? Во времена, когда человечество было единым целым? Посмотрите фильм – и вы всё поймёте.
Вот на гористой равнине (похожей на Зауралье, только более широкой и более гористой) разверзается огромная неприступная пропасть. А из отверстой неприступной пропасти выходит к небу, ещё более неприступная, скала. Это каменный человеческий муравейник, город Матера. Место совершенно неприступное для врагов, да. Но, кроме того, эта пропасть и город, рождающийся из пропасти на свет – ничего Вам не напоминают?
Даже хлеб в этом месте до сих пор пекут в форме окружающих город гористых складок. Правда, сейчас, в неязыческие времена, от греха подальше местные хлебопёки ставят на буханки печать Святой Троицы. Посмотрите на экран – и вы всё поймёте. Там, на экране, древний город последовательно разворачивается перед нами как место, где формируется и рождается хлеб. Как место, где рождаются материя и пространство. Как родина общества. Как родина воды и водопровода. Как родина людей. И даже как родина искусства, ангелов и Богоматери.
Да, конечно неизбежен был для такого города как Матера момент, когда наша современная цивилизация вступила с ним в конфликт. Наша современная, разорванная на куски, лишённая связей и прошлого, отрёкшаяся от ценностей цивилизация! О, она просто не могла не вступить в конфликт с непрерывностью Матеры! И, как не невероятно звучит, в 50–60-е годы Старый Город постановили не только выселить, но и уничтожить!
Но, к огромному счастью, второй пункт разбился о вечное итальянско-отечественное разгильдяйство. И об огорчение местных жителей… Непостижимым шельмованием всего, что поддерживало их жизнь тысячелетиями.
Таким образом, ровным, глухим сопротивлением безымянного большинства и подвигами отдельных энтузиастов и праведников Матера перешла от обороны в контрнаступление на всё современное, суетное и сиюминутное. И постепенно подчинила новый хаос своей древней системе. И пусть старый быт Матеры разлетелся обрывками чёрно-белых фотографий. Зато, как и прежде, плетутся вереницей по улицам города стада, припадая к городским ручьям, и кормят потомков древних луканцев. И пусть эти стада уже не овец, а туристов – Матера продолжает жить и наступать. И уже заново, понемногу, обживает старый город, прикрываясь то перформансами, то научными экспериментами, то открытостью. Отвоёвывая себе обратно свои права. Вместе с недавно возвращённым правом жителей постоянно жить в Старом Городе. И вполне заслуженным, хоть и слишком скромным, титулом «столицы Европы» текущего года.
И вот, видя на протяжении всего фильма как всё, весь мир, созидается заново в Матере и вместе с Матерой, в конце мы отмечаем, что точно так же, каждый год, на специальном празднике в городе, наш мир ещё и символически разрушается. Разрушается настолько же яростно и с огоньком, насколько увлечённо и любовно созидался. Потому что Матера – это не только место рождения человека и всего сущего. Но и то место, куда погружается жизнь, чтобы восстать вновь. Место, закольцовывающее время. Или, если угодно, как сказал один из её обитателей, – «вечность в одном взгляде». В одном киновзгляде.
Юлия ЛОМОВА-УСТЮГОВА