Все новости
КИНОМАН
8 Августа 2019, 14:07

«Султан Агунг»

Встречая кинофестиваль "Серебряный Акбузат" С цветных теней древнего эпического яванского театра марионеток начинается индонезийский фильм. И, действительно, от чего же вести своё кино – эти прозрачные, движущиеся цветные картинки – такой стране, как Индонезия? Не от Эдисона же и не от братьев Люмьер! Только от своего, исконного искусства.

Да, разве мы, люди, – и не цветные тени на занавесе Истории, освещённом заревом её битв?
Добро пожаловать в особый блистающий мир буйных тропических островов на границе Индийского и Тихого океана!
Мир настоящих джунглей, резных дворцов, покрытых пальмовыми листьями хижин, кривых малайских кинжалов, танцев с блестящими лентами (бледным подобием которых Мата Хари свела с ума полмира), пряностей, шёлка, золота, цветов и жемчуга.
Мир формально мусульманский, но полный буддийских и языческих духов.
Мир мудрых отшельников, утончённых принцесс, кровавых пиратов, храбрых воительниц, благородных принцев и кровожадных злодеев.
Мир настоящий, не придуманный. Реально существовавший четыреста лет назад. Да, во многом и существующий.
Загорается огонь смуты.
И из мрака начинает выступать история славного принца далёкой, удивительной страны.
Начинается эта история предельно просто. Как добрая половина киноисторий из недалече лежащих: Гонконга, Кореи, Китая и др.
Далёкий приют школы единоборств. Утаённый принц. Загадочный путник в маске, вызывающий принца на лихой поединок.
Но нет! Мы не снимаем «миллион первый» фильм о победе добра с большими кулаками над злом с кулаками поменьше.
Мы пытаемся возродить всю, почти столетнюю, кинематографию Индонезии, из старинного, традиционного театра прозрачных теней.
Поэтому повествование будет усложняться, разбегаться, переливаться разнообразием оттенков: от исторической реконструкции до любовной лирики; от забавной бытовой комедии до притчи; от исторического эпического боевика до психологической драмы и фантасмагории.
Пока наконец не оживут и не сольются в сцене битвы, экранные актёры и древние прародители, их куклы – силуэтами среди горящих джунглей.
История со светом и тенями завершится полным подчинением царственному герою этих двух стихий, и обретением им способности, чудесным образом материализоваться на свету и растворяться во мраке назло суровым голландским колонизаторам. (Которые хоть и считаются самыми терпимыми и гуманными западными колонизаторами, но исключительно сравнительно…)
Таким образом герой добьётся не безусловной, но победы, которая, в рамках данного конкретного фильма, абсолютна.
Потому что сохранить свою страну, свою культуру, свои ослепительные яванские марионетки в рамках этой ленты означает абсолютную власть над жизнью в кадре.
И совершенно прекрасный, прощальный танец героя ничего не меняет. Марионетки останутся на экране даже тогда, когда по экрану поползут титры. Даже тогда, когда погаснет киноэкран – они будут сиять где-то по городам и деревням Индонезии, чтобы снова на киноэкран вернуться. Они – бессмертны.
И хотят перелить своё бессмертие в индонезийский кинематограф.
СПРАВКА:
Ханунг Брамантио (Индонезия) увлекся режиссурой в возрасте 10 лет, с постановки школьного спектакля. Его страсть усилилась во время прохождения кинематографической практики у маэстро индонезийского кино Тегу Карья. После учебы Ханунг Брамантио стал режиссером телевизионных фильмов. В 2004 г. Ханунг снял свой первый полнометражный игровой фильм «Брауни».
Со своей первой полнометражной кинолентой он получил награду за лучшую режиссерскую работу на Фестивале индонезийского кино в 2004 г. С этого момента Ханунг начал активно развивать свою компанию «ДапурФильм Продакшн». Кроме того, Ханунг известен как создатель кассовых кинолент и законодатель мод в сфере коммерческого кино. «Стихи о любви» (2007) – один из его коммерчески успешных фильмов, кассовые сборы которого составили более 4 млн билетов в Индонезии.
В прошлом году Ханунг снял кинофильм «Султан Агунг» (2018).
Королевство Матарам, 17 век. Юный воитель – принц Раден Мас Рангсан никогда не мечтал стать королем. Он всегда хотел быть ученым. Не являясь наследником престола по рождению, он мог себе позволить не заниматься политикой и делами государства. Смерть короля-отца изменила жизнь Рангсана. Он должен стать королем, и не в силах избежать этой участи, даже пожертвовав любовью всей своей жизни. Коронация изменила принца. Простой парень Раден Мас Рангсан стал великим султаном. Сумеет ли он спасти свою душу и дух своего народа?
Юлия ЛОМОВА-УСТЮГОВА
Читайте нас в