Все новости
ГРАММОФОН
21 Июля 2020, 15:01

Бессмертный голос лучезарный

Устаревает в этой жизни многое: и техника звукозаписи со звуковоспроизведением, и звуковые носители. Но не устаревает человеческий голос. Тем более если он лучезарный. Впрочем, найдутся и такие, которые могут заявить, что такой-то исполнитель с его голосом и репертуаром – «уже старье».

Но невозможно такое сказать о певце с проникновенным лучезарным голосом, пусть даже и записанным на звуковом носителе устарелой конструкции. Именно поэтому программисты бережно оцифровывали и переносили на современные звуковые носители голоса Федора Шаляпина, Энрико Карузо, Анастасии Вяльцевой и даже речи писателя Льва Толстого. Современный человек живет сегодня одновременно в двух разных мирах –реальном и виртуальном. В реальном мире все меняется, а в виртуальном – история человечества как бы остановилась. В виртуальном мире остались изображения и голоса ушедших деятелей науки и искусства и разные памятники прошедших эпох. В реальном мире – время течет вперед, не поворачиваясь вспять, все меняется, и человек невольно вынужден адаптироваться к этим переменам. Но память о некоторых моментах жизни согревает душу и учит радоваться жизни.
Один из таких моментов – это концерт Демиса Руссоса в Уфе, который прошел 5 марта 2001 года.
В 70–80-е годы прошлого века, в условиях «железного занавеса», никто и представить себе не мог, что в Уфу когда-нибудь прибудут с концертами группы Ottawan, Bad Boys Blue, Boney M, Modern Talking и Baccara. Подобного и не было, кроме визита в Уфу в 1982 году певца Ивицы Шерфези и группы «Загреб» из Югославии.
Никто и не представлял себе приезда в Уфу Мирей Матье, Тото Кутуньо, Роберто Лоретти.
Однако такие времена наступили…
И вот – март 2001 года. В Уфе – Демис Руссос!
На вокзале его даже не узнали, прохожие думали – цыганский барон. В 80-е годы маэстро был забыт, а автор этих строк тогда с тревогой спрашивал: жив ли Демис Руссос? «Жив, – успокоил дядя, Ильгиз Юсуфович Кальметьев, – он не старый еще (к слову – с дядей они были ровесники), он сейчас просто не выступает».
В конце 70-х годов в уфимских киосках «Печать» продавались подарочные синглы – пластинки из голубой пленки, наклеенные на красивые поздравительные открытки. В то время это был отличный подарок на день рождения или Новый год, правда, они сильно шипели и быстро изнашивались. Дядя купил их на Новый,1979-й год три штуки, на одной была песня «Fallin'»(«Влюбляюсь»), на другой – «Velvet Mornings» («Бархатные утра»), на третьей – «From Souvenirs to Souvenirs» («От сувенира к сувениру»).
– Дядя Ильгиз, а кто это так хорошо поет?
– Да грек какой-то, здоровый, бородатый, на попа похожий, – ответил тогда дядя.

Голос «здорового бородатого грека» пришелся многим по душе. Приходившие в гости родственники просили: «Ильгиз, заведи пластинку с попом». Сингл с шипеньем вертелся – и из колонок пришедшего на смену радиоле «Исеть», проигрывателя «Вега-301» раздавалось:
«От сувенира к сувениру
Текли рекою нашей любви года,
От сувенира к сувениру
Жил я только лишь тобой
Твоим подарком и мечтой…»
(попытка написать русский текст к этой песне).
«Обрати внимание, он – грек, а поет по-английски, если бы он по-английски не пел, мы бы о нем и не слышали даже», – назидательно говорил папа, Александр Юрьевич Метлин, преподаватель английского в БГУ.
Потом, в 1985 году мать, Земфира Юсуфовна Кальметьева, получила в подарок от благодарных студентов (мать с отцом вместе преподавали английский в БГУ) пластинку «Большой успех Демиса Руссоса». Так мы узнали имя этого «здорового бородатого грека».
И вот март 2001 года… Уфа, Дворец культуры «Юбилейный»… Выходит на сцену Демис Руссос…Зал рукоплещет, не сдерживая эмоций: шутка ли – Демис Руссос в Уфе!
Народу в зрительном зале битком, несмотря на дороговизну билетов. Публика была в основном богатая: директора фирм, работники банков и министерств, преподаватели вузов.
Автор этих строк тогда уже ровно пять лет работал артистом хора оперного театра и из-за непредсказуемого графика работы волновался – будет ли свободен вечер, на который уже куплен билет. Но волновался напрасно –вечер был свободен. Купил букет, прикрепил к нему визитку и записку на английском: «Дорогой Демис! Я с детства так восхищен Вашим творчеством, что тоже посвятил свою жизнь музыке и сочинению песен. С уважением, Элиас Метлин». Была надежда познакомиться с Демисом Руссосом лично, пригласить его в гости, познакомить с родителями; вот наивность-то: об этом, оказывается, мечтал каждый зритель в зале. Место досталось неплохое, несмотря на самый дешевый билет, – почти в центре зала. На соседнем месте села директор «финбюро». Она смотрела в большой морской бинокль и размышляла вслух: настоящий ли это Демис Руссос или кто-то из местных дурачит публику?
Напрасные волнения: Демис Руссос был настоящим.
Заиграл ансамбль – ударил по толстым струнам бас-гитарист, взмахнул палочками над ударной установкой барабанщик, замурлыкали очаровательные и изящные бэк-вокалистки, одна из которых еще и подыгрывала на флейте.
И великолепный Маэстро Греческий Соловей в вышитом черном фраке вышел на сцену с свете перемигивающихся разноцветных огней.
Несмотря на то, что Господь по-особому оберегал Демиса Руссоса от тягот и лишений, годы все равно наложили отпечаток на внешность маэстро: шевелюра поредела, борода поседела, голос стал с хрипотцой, на носу очки.
Однако это не обезобразило, а напротив – придало шарм его имиджу, харизматичность которого соответствовала прожитым годам, причем творчески прожитым.
Главное – маэстро остался верен своему репертуару. Зрительный зал «Юбилейного» наполнился восхитительными радужными звуками флейты, рисующей рождественский праздник елки, блестящей огнями, нежными подпевками бэк-вокалисток, под сопровождение греческой мандолины бузуки, пишущими воздушные образы яркого солнца в лучезарном синем небе и волны ласково рокочущего в летний день бирюзового Средиземного моря с красоткой из Аркадии на пляже, вкус летнего вишнево-земляничного вина… И гармонично солирующий Греческий Соловей… Звучали песни, возраст которым два-три десятка лет, но такие ненавязчивые и такие нестареющие! Несомненно, что создание подобной музыки предвосхитило рождение музыкального направления под названием New Age, и Демис Руссос к нему был прекрасно адаптирован.
Маэстро был «в ударе», его хит «Goodbye My Love, Goodbye» больше половины зала подпевало стоя, когда он предложил слушателям спеть припев вместе.
Двухчасовой концерт пролетел незаметно. Но познакомиться близко с маэстро не удалось – охрана никого не пускала. Такие люди, как Демис Руссос, – неприкосновенные, поскольку они – культурное богатство всего мира.
Если человек пришел на этот свет и совершил дело, полезно действующее на массы людей – а от песен Демиса Руссоса ощущается целебная энергетика, чувство праздника, иногда хочется и плакать от избытка чувств, и одновременно куда-то полететь, улыбаясь яркому солнцу на синем небе.
Демис Руссос уже при жизни сумел оставить после себя негасимый огонек, от которого хочется жить и все невзгоды забываются.
Этот «огонек» Демиса Руссоса – песни. Песни, аранжированные богатой палитрой тембров с запоминающимися мелодиями.
Благодаря современной технике на века остался полный ласковой энергии голос и живое изображение с открытым лучезарным взглядом и улыбкой дарящего подарки рождественского деда.
Этим «жизнеутверждающим огоньком» мы всегда сможем успокоиться, утешиться, очиститься – такова сила его искусства.
И Демис Руссос, как излучатель жизнеутверждающей звуковой энергетики, несомненно, одарил каждого из нас самым прекрасным, что есть на Земле – творческой искоркой.
И если человек, покидая этот мир, сумел при жизни совершить подобное дело, он остается в памяти народа.
И его добрая энергетика на Земле всегда будет ощутима…
Наберите в Интернете: Демис Руссос – и наслаждайтесь лучезарными музыкой, голосом и взглядом, которые он оставил миру в наследство после себя.
Илья МЕТЛИН
Читайте нас в