Все новости
ПРОЗА
7 Октября 2020, 21:07

Жёлтый мир, красный мир. Часть шестая

Повесть ГЛАВА 7Тетива натягивается. Шаманский джаз-рэйв Примерно неделю ничего не происходило. А может, происходило, но как-то для меня незаметно. Иногда я чувствовал, что я стрела. Сейчас медленно и сильно натягивается тетива, и я думаю – да, я нахожусь в покое, я неподвижен. Но в любой момент может начаться головокружительный полет, а потом воткнусь куда-то... интересно только, куда? Надеюсь, упаду не на болото...

Нет, на самом деле, жизнь, конечно, продолжалась. Я продолжал осваивать язык, читал этнографическую литературу, ходил в институт, обсуждал с шефом план исследовательской работы, готовился морально и материально к предстоящему длительному отъезду. "Ну что ж, не получилось поехать на Север, значит судьба у тебя такая. Будешь заниматься другим народом. Кстати, сейчас действующих специалистов по культуре этого народа вообще не осталось, а во многих районах республики вообще никто серьезных исследований не вел. Так что может все и к лучшему" – сказал мне шеф.
Наступил август, но в воздухе уже чувствовалось явственно приближение осени. Я ощущал ее совсем рядом. Она просто остановилась перед дверью, посматривает на часы, ждет когда настанет назначенное время встречи со всеми нами. И тогда она распахнет дверь, и вместе с ней ворвется в наш мир вихрь желтых листьев, вползут змеей холодные туманы, войдет скромное бабье лето... А потом долгие дожди будут бесцельно омывать железные конструкции покинутых детьми каруселей в бесприютных парках...
На следующий же день я побежал в больницу, чтобы забрать у У.С. рукописи. В ее палате была уже другая пациентка. Медсестра передала мне записку: "Привет! Пришлось срочно уехать в К., там заболел дедушка. Приеду, позвоню. У.С.". Вот черт! Пришлось все объяснять моему вчерашнему гостю. Договорились созвониться. Он долго расспрашивал у меня про девушку, но я и сам-то о ней не знал ничего, кроме имени... "У нас у каждой пятой девушки такое имя" – сказал Ким. В конце концов, мы договорились так (он сам предложил). Я взял у него деньги и написал для У.С. подробную записку – отдай, мол, рукопись этому человеку. "К. – город небольшой, все друг с другом родственники, я сам найду ее там" – объяснил мне Ким и исчез из моей жизни. Сказать честно, меня удивило его нетерпение. Подождал бы неделю-другую, и получил бы рукопись из рук в руки...
– Я часто работаю в архивах, да и участников событий опрашиваю, такое у меня увлечение – ответил Ким на мои вопросы. – По документам в архив должна была попасть эта рукопись, но не попала. А состав особой группы был зафиксирован. Потом пришлось повозиться, но в итоге нашел твоего деда, как раз сразу после того, как он эту рукопись переслал тебе. Он мне вкратце рассказал, как и что было. Ты спросишь – о чем там написано? Этого я и сам пока не знаю, знаю, что для меня – это важно, а для остальных... Вряд ли что-то интересное.
Я решил написать дедушке, расспросить подробнее про всю эту историю, но, как обычно, откладывал это до тех пор, пока не забыл совсем.
Как-то раз в метро я увидел афишу: "В клубе *** состоится грандиозная вечеринка. Английский DJ ***, саксофонист *** и шаманка Лунное Сердце из К. в новом сногсшибательном джаз-рэйв проекте!"
Я не люблю ни джаз, ни рэйв, но сочетание всего этого с шаманкой из К. меня заинтриговало. И я отправился в клуб. Во время выступления я не переставая разглядывал шаманку – женщину лет 35, в синем халате, увешанном металлическими фигурками и разноцветными лентами, с бронзовым зеркальцем кузунгу на груди... Я читал, что с помощью этих древних зеркал шаманы общаются с миром духов. Вид у шаманки Лунное Сердце был очень серьезный, даже какой-то угрюмый, и не очень вязался с атмосферой клуба, куда люди приходят чтобы потусоваться и потом об этом рассказывать как бы между прочим у себя на работе (такие рассказы ведь являются частью правильного позиционирования личности в коллективе). Голос шаманки, то низкий, то неожиданно высокий и пронзительный, вселял в сердце какую-то тоску... Низкий скрежещущий голос вызывал у меня образ каких-то древних существ, из своих потаенных подземелий рассказывающих людям наверху о чем-то бесконечно этим людям чуждом, но в то же время и очень для них важном. Высокий голос походил на жалобный крик космических китов, которые одиноко странствуют в безбрежном пространстве. А потом вдруг она переходила на обычный человеческий голос, в котором слышалась усталая и невостребованная женственность.
После концерта я подошел и на ее языке предложил ей выпить пива – надо же было как-то завязать знакомство. От пива она отказалась, я взял ей газировки, а себе водки и некоторое время мы сидели среди клубного шума не произнося ни слова.
– Я собираюсь на год поехать в вашу республику, буду изучать народную культуру, в том числе – шаманизм. – Сказал я.
– Шаманов трудно будет изучать. – Ответила она. – Жена есть?
– Есть.
– Тебе надо внимательнее относиться к ней.
– Почему?
– Такой год у тебя будет, очень трудный. Будет казаться, что все хуже, хуже некуда, а потом будет еще хуже. Но все может кончиться очень хорошо, только не носи красную одежду. – Она внимательно, как врач на пациента, посмотрела на меня.
– А еще что сказать можешь обо мне?
– Ты очень сильный человек, но в тебе есть большая пустота, есть что-то, чего ты не видишь в себе или боишься увидеть. У тебя есть большой-большой дом, но ты ютишься в маленькой комнате возле входа, а все остальное закрыл. Ты забыл, что ты и есть хозяин дома. Ты живешь как бы в гостях, а теми, закрытыми помещениями пользуются другие существа.
Я слушал это как сказку. Но при этом был в этой сказке и какой-то важный для меня смысл.
– Знаешь, почему наши народы так много пьют, и твой, и мой? – спросила вдруг она. – Потому что люди у нас очень сильные. Вот, допустим, приезжаю я в Италию, и вижу вокруг себя толпы слабых людей. Такие люди не интересуют духов – ничего ты от слабого существа не получишь. А у нас люди сильные, и духи к людям привязываются. Человек чувствует в себе силу, а что с ней делать – не знает. Тут дух ему предлагает – пей, колись. Сила из человека выходит, и человек в этот момент получает наслаждение, ему становится легче. Дух этой силой питается. Потом в человеке образуется немного пустоты, и в эту пустоту входит дух и начинает жить. Обычно это выглядит, будто у человека в животе поселился маленький паучок. Постепенно силы становится меньше, а паук разрастается и заполняет уже весь живот.
– А если выгнать его?
– Я могу выгнать, но тогда человеку покажется, что он опустел, осталась лишь оболочка, и ему будет страшно. Скорее всего, он сам пригласит паука вернуться... хотя надо просто эту пустоту перетерпеть, и она снова заполнится силой.
– А ты что, совсем не пьешь?
– Очень редко. Если буду пить, другим людям это может повредить. Когда чувствую, что сила перехлестывает через край – беру бутылку водки, иду в горы, там выпиваю ее одна и кричу, и сила выходит. Я отдаю ее духам гор.
Так мы говорили больше часа. Я жалел, что у меня нет с собой диктофона.
– Ну ладно, мне пора в гостиницу. Завтра самолет. А ты, когда приедешь в К., приходи ко мне, поживешь у нас в юрте, посмотришь, как живут шаманы.
Мы попрощались, потом я спустился под землю и сел в поезд, а потом надежный, задушевный голос диктора объявил мою остановку. Я не торопился – жена все-таки решилась лететь к американским родственникам, собрала нужные справки и уехала в столицу оформлять документы. Я остался один.
Борис МЫШЛЯВЦЕВ
Продолжение следует…
Часть пятая
Часть четвёртая
Читайте нас в