Все новости
ПРОЗА
19 Марта 2020, 17:42

Случай на Солдатском озере

Рассказ Довелось мне наблюдать драматическую ситуацию на Солдатском озере в уфимском парке им. Якутова. Там развернулся сюжет, словно по Мамину-Сибиряку, только наоборот относительно времени года. Если Серая Шейка оказалась в замерзающем водоеме поздней осенью, то происшествие с безымянной уточкой, вернувшейся из теплых краев, произошло ранней весной.Что-то заставило одинокую крякву явиться в родные края раньше положенного срока. Орнитологи знают, что иногда прилет птиц совпадает с ненастной, холодной погодой.

В одну из весен, неподготовленный погодными условиями, городской водоем принял обессиленную перелетом утку. Лед на озере был уже тонким, но ночные похолодания препятствовали окончательному таянью всего зимнего покрова и удерживали толщу рыхлого снега. Лед не имел прежней крепости, но и не пропускал свободную воду. И не пройти и не проплыть…
На участке озера, облюбованном «моржами» – любителями зимнего плавания, вода была, так как лед постоянно разбивали. Вот здесь, в черной полынье, и обосновалась незадачливая уточка. Сердобольные посетители парка, пользуясь близостью уточки, подбрасывали ей куски хлеба. Но в какой-то момент в парке было малолюдно, а у проруби – никого.
Близость к берегу одинокой птицы привлекла еще кое-кого: у берега явно неспроста металась лохматая собака. Легкая добыча манила ее, и возможность долгожданного пиршества была очевидной. Утка, почувствовав опасность, тревожно крутилась на водном пятачке. Одинокие наблюдатели мысленно подсказывали ей: «Взлети! Перепорхни!», но уточка не внимала. Будучи вдалеке, люди не могли спасительно вмешаться: бросить палку, ком снега, чтобы отпугнуть собаку, только, замерев, молили о спасении пернатого существа.
Дворняга смело ступила на тонкий лед, припорошенный снегом, но сразу оказалась в ледяной воде. Еще в порыве охотничьего азарта были сделаны пара бросков в сторону утки, а она, ослабленная перелетом или травмой, не могла себя защитить, только суматошно крякала.
Но горе-охотник оказался столь же уязвим. Бездомное, голодное прозябание подточили физические силы собаки и лишили способности правильно рассчитать ход промысла. Ощутив парализующее действие холода и бездну под собой («моржам» мелководье ни и к чему), собака вынуждена была отказаться от затеи и позаботиться о возвращении.
Однако ситуация сложилась не в ее пользу. Куски распадающегося на пазлы льда не давали опоры. Прыгнуть в воду было легко, но взобраться на обледенелую крутизну хоть и невысокого берега оказалось невозможным. Ударяясь о берег грудью, бедолага оказывалась откинутой назад силой этого же удара. Окоченевшие лапы не поднимались – несчастная явно сдавала. Несколько таких безуспешных попыток выбраться на берег перевели четвероногого из нападающего в разряд жертвы.
Теперь людское сочувствие было обращено к гибнущей собаке. Две женщины устремились по окружности озера к месту происшествия, понимая, что исход дела решали считанные минуты.
Наверное, они своевременно не добежали бы до обезумевшей от страха и отчаяния собаки, но вдруг в воздухе взметнулась мокрая фигура с прилизанной шерстью. Схваченная за загривок рукой неожиданно появившегося мужчины, спасенная оказалась на твердой земле. Собака, тяжело дыша, застыла в неудобной позе, а через минуту нашла в себе силы ринуться к прогалу в заборе парка.
Убегающей псине все желали найти укромный подвальчик для обогрева, а спасатель с мокрыми ногами быстро удалялся по аллее. И всем стало легко: две жизни сохранены. «Овцы» и «волки» остались целы, а «будет день – будет им пища».
Лариса МИХАЙЛОВА