Все новости
ПРОЗА
13 Декабря 2019, 20:10

Путешествие из Эн. в Н., туда и обратно, или Небо в Цветочек

Акан ТРОЯНСКИЙ Часть двадцать девятая ============================ БЕРЦЫ С БЕЛЫМИ ШНУРКАМИ – 2 Приспичило мне однажды купить себе первые берцы. На днюху. Но оказалось, что ничего приличного на мой размер и ширину стопы в Саратове нет. Или велики, или узки в пучковой части, или страхолюдны, или ни разу не берцы, а псевдообувь берцевого типа. Охотничья, российско-армейская, декоративно-панковая и тыды. А берцев нет.

Ну и как-то уже в грустях захожу в секонд, а там – ОПАНЬКИ! Завоз обуви. И как раз берцы. Из Германии, Америки… армейские причем. Есть чутка ношенные, а есть прямо с новья. Форменные, с маркировкой даже и клеймами… И одна длинноголенищная, до колена почти, байкерского типа пара, но полегче. Защиты от неё на дороге не больше, чем от обычных. Понты, в общем. Шнуроваться дольше. Но статусная. Но слегка ношенная. Но со старыми шнурками, причем они грязно-белые.
Из всего этого великолепия мне по размеру подошли, причем идеально, три пары.
Та самая байкерская, протектор слегка стёрт, шнурки явно давно с берцами, после носки не заменены. А я не люблю такие штуки. Бундесвер тоже ношенный, чутка нос царапанный, но внутри стелька не потёрта, а шнурки новые… и новёхонькая американос. Выбрать не могу, даже кидая монету. Все нравятся, и у всех есть косяки. Ну, думаю, кружок по залу еще нарежу, моя пара меня дождется. Только оглянулся, поворачиваюсь назад — псевдобайкерок уже нет. ну ок. кидаю монету, выпадет американос. Беру их, иду к кассе.
Смотрю, передо мной в очереди паренек стоит, и длинноберцы к груди прижимает. Бережно так. А рядом с ним мамаша его крутится. Дай, думаю, приятное человеку сделаю..
— Хорошие, — говорю, — выбрали берцы. Объективно лучшие тут. Я на них тоже глаз было положил, но эти мне лучше подошли, — и свои рядом на стойку ставлю.
— Да, — гордо говорит мамаша, — БАЙКЕРСКИЕ!
— Похожи на байкерские, — дергает меня за язык моё злоязычие, — но шнурки белые, с одной стороны, байкеры тоже так носят… но возможно, что в них скинхед человека убил…
Подросток, глядя на меня дикими глазами, хватает берцы и пулей вылетает из зала. Кассирша, бледнея, пробивает покупку. Мать бросает на стойку деньги и вылетает следом за сыном…
На выходе из секонда меня сбивает машина.
======================================
— Когда это было?
— Полгода назад, в аккураточку в октябре. В самом его центре. Моя днюха — Центр Осени… антагонист фестиваля.
======================================
Октябрь, отопления еще нет. В тот вечер резко похолодало. А при сотрясении вообще морозит. Ну вот я достаю спальник, поверх одеялочка, сверху еще тяжелый реконструкторский плащ. Класс. Тепло. Но тяжело. От тяжести тошнит, дышать нечем — тоже тошнит…
клаустрофобия еще… плащ сбрасываю — снова холодно.
О, дай, думаю, газ на кухне включу. НИКОГДА не включаю... на старой квартире мама и бабушка часто так дом отапливали-грели зимой… но там конфорки были хорошие, не гасли. А я-то знаю, что у меня в новой квартире горелки, если без присмотра, то гаснут на раз... перебои может с газом, но что нельзя так греться, знаю...
За пять лет жизни уже инстинктивное отвращение к горящему газу. Но так холодно, что хоть на плиту садись. Прикидываю — большая горелка чаще гаснет, значит надо маленькую включать. А чтоб не погасла гарантированно, огонь поменьше сделать. Но я же помню, у меня сотрясение мозга, я могу потерять логику. Проверь, говорю себе, точно не косячишь? Все логично?
Да, все логично.
1. Холодно — включи газ. Он горит, будет тепло.
2. Большая горелка гаснет — значит, включи другую.
3. Газ гаснет на большом напоре. Поставь малую подачу газа.
Все логично?
Все логично.
Все косяки заменены на безошибочные варианты? Ага.
И страшно довольный собой иду укладываться.
А там новая засада. Если лечь как удобно дышать, и чтоб тазик недалеко, то лампочка в глаза. А без лампочки темно. А если комп оставить как ночник, то монитор мигает и кулер гудит. От этого голова болит сильнее и тошнит.
Надо выключить. Опять же, не раздражает обычно, привычный звук-то... а тут меня от нервов трясет и от холода и голова сильнее разболелась и кружится... и в глазах рябит и монитор мигает еще… уф!!!!
Выключаю — холодно, темно… как в спальник паковаться? не вижу я щас в темноте...
Зажигаю свечу, ставлю у дивана... опять же, сколько раз свечу оставляли на ночь? да уже много. знаю, что опасно… поэтому техника безопасности отработана. На керамическом блюде, в металлическом подсвечнике… в полуметре от кровати, рядом стакан воды… ну что может случиться?!
Строго же всё по протоколу.
Уж он то точно не под сотрясухой разработан, верно?
Ну и засыпаю себе спокойненько
Утром просыпаюсь от звонка. Пока шарю рукой по столику, ища телефон, попадаю рукой во что-то теплое и липкое. А, это воск… только-только значит, свеча догорела… Она толстая была и почти новая, на 12 часов рассчитана.
Сбрасываю звонок, голова болит дико... глаза не открываются, в спальнике не повернуться… страшно.
Снова звонок… не открывая глаз, на ощупь жму кнопку «принять»…. Звонит редактор.
Мы, говорит, недовольные, у нас, говорит, претензии, а у вас — дедлайн! Или сдаете нормальный текст — или неустойка... Я вам текст на почту вернул!!!!
Ок, говорю, сейчас открою…
Отбиваю звонок, выползаю из спальника… свеча выгорела до подсвечника... он тоже теплый еще. по стеночке, наощупь, шкандыбаю на кухню за водой, типа потом в сортир еще… опаньки, огонь на кухне погас, а газ идет…
Тупо хихикая, открываю окна настежь. Иду включать комп.
Спасибо редактору, хоть и гад…
Теперь я знаю, как выглядит безумие изнутри, как выглядит искаженная сотрясением мозга логика.
Газ включить и свечку зажечь…
Окна закрыть и в спальник застегнуться…
Изнасиловать травмированный мозг непомерной и для здорового работой…
Забыть, что официальный больничный сдвигает сроки дедлайна и делает ничтожной любую неустойку…
Но главное, главное-то, лично себе свечечку поставить!
На долгий спокойный сон!
====================================
ВЫСШИЙ АВТОПИЛОТАЖ
когда кто-то искренне желает тебе доброго пути — это самое главное в автостопе. это сокращает число машин вдвое, а то и втрое, и ускоряет весь процесс
говорю себе я, ковыляя вдоль обочины за молчаливым юрой.
количество машин, реально, уменьшилось. конкретно ни одной уже полчаса. а вот процесс… хм. что-то не ощущаю ускорения.
кусок трассы между тольским и василевским майданами не по-детски суров к стопщикам. вокруг тишина и благость, просто заговорщические. час дополудни, солнце печет куличики и лысинки. в бутылке закипают остатки воды. ну как закипают... вода горячая и на ходу булькает.
эй, может родник поищем? тут должна быть вода, дорога местами сквозь лесок. нет. надо идти. пешком до Саратова нам воды не хватит. нельзя уходить с дороги. мы можем сидеть у дороги и стопить по очереди. нет надо идти. мы на краю леса, там почти пять километров голяка. будем стопить там. чтоб туда дойти и там выжить нужна вода. надо идти. я не могу идти по солнцепеку без воды. нужна вода. или тень. или отдых. да стой же ты, окаянный!
юра останавливается. это тень, выгоревшая тень вчерашнего юры. он идет без воды, на вторичной переработке вчерашнего этанола. похмелья, как и характерного факельного выхлопа, у него нет. возможно, юры тут тоже сейчас нет. есть тело юры на автопилоте.
можно даже сказать, имеет место лосось. еще не лох, но близко. если конечно вы знаете, какого лосося зовут лохом на севере. если не знаете — то отнерестившегося и сдохшего от истощения и самоинтоксикации. его там даже собаки не жрут. кожа, кости и бледные дряблые мышцы. полные токсичных метаболитов распада белка. разрушившиеся от перенапряжения и голода. ядовитая рыбка, в общем.
лох.
лосось — это такая рыба, у которой после включения инстинкта размножения остается только одна мысль. с ней она и уходит в разложение. надо идти. я не знаю как. надо идти. вперед, только вверх и вперед. вверх по теченью дорог. надо идти, понимаешь, надо идти. зачем? просто надо идти. там нас ждет конец наших лососьих путей, надо идти, смысл жизни в том чтоб идти вверх по теченью. смерть наша высшая цель, ради неё мы отбросим всё. потомство, медиахлориан, слова, икру и молоки сбросим как сор в воды реки. пропадай пропадом, постылая жисть. а мы вверх, только вверх, припадая к истокам, к небытию, в истину смерти, после которой нет ничего, кроме круговорота веществ в природе, воистину смерти, как говорил шопенгауэр, пытаясь собрать из осколков махаяны слово «нирвана»
ну или другой какой европейский философ. буддизмом травмированный, но без проникновения. по касательной, так сказать, отсансаренный.
вверх, только вверх, из Нижнего только вверх, всей кожей впитывая-узнавая реку казалось навсегда забытого пути … вот знакомое дерево, у него две левые руки. а вот стайка берез. а вон там слева будет похожий на излучину поворот … мы прошли его ночью и он казался залитой лунным светом рекой. Они вспоминаются: приметы, вкусы и запахи пути. нанизываются на нитку дорожной разметки.
особенности четыре дня назад пути оттуда туда а сегодня — пути оттуда обратно. нельзя войти в одну реку дважды? скажите это лососю, способному узнать свою реку годы спустя.
нельзя дважды войти в одну и ту же Реку, — но только если ты хочешь жить вечно, говорят глупым лососятам и угорькам умудренные старики, отказавшиеся от нереста, создавшие рыбьи универы в своих саргасьих зеленях. нельзя войти дважды с надеждой вернуться. лишь единицы из миллионов возвращаются из сплетения струй Вод Рожденья, рассказывая о том ужасе что ждет нас в конце пути. тайна рождения и тайна смерти сливаются в единое колесо, и вернуться в пресные воды рождения ничуть не легче, чем выйти в соленое море взрослой жизни. обуздайте инстинкты, останьтесь здесь, и мы создадим новый мир. нерест — для лохов!
или уходите с чистой душой, выключите разум, включите автопилот. идите на зов. а через год мы будем учить ваших скатившихся в море детей. и то и то — хорошо, ибо таков наш путь.
а в конце пути нас ждет Саратов.
может, если бы юравтопилот не отказывался от воды, удалось бы запустить этерификацию. организм был бы чутка пободрей и посоображалистее.
и метаболизировался бы быстрей чем насухую. но вряд ли бы процесс протрезвления шел эффективнее, чем на этом непрерывном марше, напрямую пережигающем альдегиды на энергию без альдегиддегидрогеназы сотоварищи. Юра очень напоминает мне меня в том октябре. тупит, но выглядит как в полном сознании. пока не случается нештатная ситуация, на которую нет алгоритма, и не поймешь, что разум в отключке.
но, судя по всему, медленно, но трезвеет.
все же печень жизнью неклёванная
хорошо, когда печень жизнью неклёванная.
и голова неушибленная.
повезло мне с ним
вряд ли я лучше юры знаю как выводить его тушку из этаноловой интоксикации и постфестивального синдрома. поэтому как вести по трассе его организм, решает он.
но вода заканчивается. у меня большая мышечная масса. много метаболитов. принципиально иной, чем у юры, метаболизм. менее эффективный на жаре. мне нужно много воды и тень. иначе я не могу эффективно выводить из мышц молочную кислоту. любой напряг по этой жаре может привести к тому что я уроню руль, а автопилот скажет «ой, всё!» и отключит нас от сети.
и не факт что зомбоюра меня тут поднимет.
поэтому как выводить из Нижнего и вести по трассе мой организм, решаю я.
запасная печень в рюкзак не влезла. а без неё как то не очень мудро рисковать.
вдруг орел, а я без заначки?
привал, юра. я тут посижу чутка в тени. а ты, если хочешь, можешь вокруг побегать. заодно ветерок. ибо я не лосось и лохом быть не желаю. даже серебристым типа финик. и сверхшустрых зевесовых орлов я в гробу видал, так и передай ему завтра.
когда будешь ему курсовик типа щит сдавать.
в камеру хранения
довести бы тебя еще в здравии…
Птица Феникс завтрашнего дня, кучка пепла в бережных ладонях дорог…
Будут еще фестивали, вспыхнешь ли ты и на них так же ярко?...
Опубликовано в авторской редакции
Продолжение следует...
Часть двадцать восьмая
Часть двадцать седьмая