Все новости
ПРОЗА
23 Ноября 2019, 21:24

Путешествие из Эн. в Н., туда и обратно, или Небо в Цветочек

Акан ТРОЯНСКИЙ Часть одиннадцатая ДЮМА И ДУМЫ Соловьев в Нижнем нет, а хостелы есть. а в хостелах есть админы со здоровой бессонницей. а у Богатова есть крутой смартфон с инетом, сенсорным экраном и роумингом. поэтому хостел нашелся, причем опять около Кремля и по 400 за койкоместо. пока туда дойдем, уже рассвет. гулять, так гулять, будем кататься на такси, сказал Богатов, рассматривая через гуглекуляр местную извозчичью популяцию.

у нас с юрой всего 750 на двоих. этого не хватит даже на хостел, а нам еще сутки тут кормиться и обратно идти. без алкоголя он не дойдет.
у меня кредитка, рассеянно отвечает Богатов, выгугливая активные ночью таксомоторные норы.
нагуглилось нечто, предложившее прислать машину через полчаса примерно на наш угол, если мы точно назовём адрес нашего угла. Задублигисили, где мы есть, и пригласили таксомотор на свиданку. за угол. «ожидайте черную ауди, номер такой-то» пришло сообщение, и мы пошли ожидать капризницу. за углом её не было. постояли. подождали. нету. позвонили. тишина.
тут подруливает черная ауди. такси? такси. номер такой-то? точно, такой-то. сели. куда едем? хостел такой то. не знаю такого хостела. адрес такой то. не знаю такого адреса. Покровка. все равно не знаю. становится все интересатее. таксист, который не знает центр города, где угодно зверь раритетный.
зачот, нижний, зачот.
АЛМАЗНЫЕ ПОДВЕСКИ
Богатов говорит — оки, я буду штурман. у меня навигатор. это надо ехать в сторону стрелки, к началу Покровки, а там свернуть на параллельную Покровке улицу. вдоль оврага и троллейбусной линии. потому что вход в хостел со двора а вход во двор с другой улицы.
это где брусчатка? вдруг говорит таксист. нет, не поеду.
а вот это уже перебор даже для эксклюзивной таксомоторины и ночного барсука
что значит не поедешь? ну я понимаю что Саратов — дыра, глушь, провинция, ниже по течению, конкретно ниже, ни кремля ни морали и ваще рядом с нижним ближе 900 км не стоял, но если я в Саратове вызываю такси, меня везут куда мне надо. по асфальту, грунту, брусчатке, гальке, грейдеру, газону и что там у нас еще называют дорогами? а. ямы. и по ямам везут. и по ямбеням.
в цивилизованном мире автобаны, а в Саратове ямобаны
Подвеска! стонет водитель. Моя подвеска!
Возвращаются воспоминания про трех мушкетеров, Францию и родной унитаз. и еще есть очень хочется. утешает, что по дороге в гнездо Богатов закупился, уложив снедь и блок сигарет в забавную торбочку. В этом пути она для него такая же особая, как для меня моя одеялка или для юры его паполюбимовый рюкзак. удивительно, как много у нас общего. аж два килограмма пельменей и буханка хлеба.
и, конечно, нытливое такси.
… можно подумать, у нас в Саратове алмазные подвески для ауди на кустах растут!
Богатов едет на первом сиденье, он штурман. он джипирыэсит и дублигисит в один флакон методом штурм-бан-навигатора, юра примостился в клещи, наискосок, сразу позади водителя, он типа второй штурман. контролируя водилу, они с Богатовым одновременно обсуждают маршрут, фестиваль, пути фестиваля и мисурова.
я молчу, обнявшись с изрядно отощавшим рюкзаком.
мы люди простые, сдавать друзей в багаж не приучены.
ощущать себя позади и сзади с точки зрения такси норм. почетное можно сказать место. но с социальной точки зрения вполне так отстой. мне жаль мою одеялку. мне одиноко без моей одеялки. я уже ощущаю, как холодно мне будет без моей одеялки на одиноком пути назад. и дома.
ТРИ. МУШКЕТЁРА. ТРИСТА ЛЕТ СПУСТЯ.
куда делось то тёплое, молчаливое доверие и уважение, что воединило двоих на трассе? угасло, ушло в тень, дрожит едва заметной минорной струной. зато окрепло, отблескивая маслянисто сталью (не зазвенело, нет… и не гудит даже, а скорее пульсирует на инфразвуке живой клеточной энергией, как-то укоротилось, уплотнилось, притянуло их друг к другу и застыло могучими тяжами живых сухожилий и связок, укрыло их в общую капсулу пространства-времени-локуса скафандрами фасций и тем) то общее, что давным-давно соединяет этих двоих в единое целое.
наверное, я ревную забывшего про меня юру к разговорившемуся не со мной Богатову.
и у меня более чем претензии к мисурову, взявшему в заложники моё одеяло.
но вмешиваться в разговор не хочу.
и мисуров, и ещекотов студенты Михаила, у них много чего есть общего. чего нет и не будет у меня. тот же универ, и хайдегер и бибикин. и фестивали. и тексты. и слэм…
куда я в их изысканный круг, с нашим-то гасконским рылом!
мисуров приглашал их, а не меня. и кинул на ночлег он их, а не меня. и прощин приглашал их, а не меня. меня тут вообще никто не ждал и не звал, я вообще на хвост юре упал. он может и сам не рад что на клич «кто в нижний стопом» отозвался только я.
он может хотел опытного учителя на свой первый дальний стоп .. если не вообще первый…
а отозвался только я.
у меня даже денег на хостел нет, не то что смартфона… бесполезное для них по сути существо. выступил в рубрике «новичок фестиваля». одноразовый участник. саратов официально представил, потусил, пообнимашки, и вот мавр сделал свое дело, мавр может уходить. и не тот мавр, что дворянин и в дездемоне. и даже не тот мавр, что в испании когда их оттуда вежливо но с песнЯми и налогами на выезд. а не хочешь платить — корову отнимем…
а тот мавр, что дворовый и в … какой там штат был самый рабовладельческий?...
ну, в общем, такой мавр.
не бесполезный, а жуть какой нужный. но невидимый. не более чем одна из шестерён, на которых движется их интеллектуальный белый мир. мир высшей расы, философов и поэтов. а мавры и черны то для того лишь, чтоб быть менее заметными в тенях за шторой. ожидая, когда понадобятся господам интеллектуалам.
сделал свое дело? уходи.
бдиво жди своего часа. не жди что позовут.
соответствуй
гордись, что бываешь хоть чем то им нужен и полезен.
при общей своей то никчемности…
иначе чем оправдает мавр своё существование?..
…ни имени, ни статуса, ни таланта, мелкий дворянчик-провинциал с большими смешными амбициями, нелепой одеждой и ржавой дедовской шпагой. рекомендации? да, были рекомендации. блеснул уменьями? на чтениях, да. были. проблески. фехтанул словами, пару невиданных ранее финтов показал. похлопали, напоили, хлеба насущного дали днесь, чего ж тебе еще надобно, старче?
орден на шею и место в первой сотне?
…надоело мне, рыбка, это ржавое корыто.
ДВА. ТОВАРИЩИ.
корыто с болтами психованной козой скачет на кочках, дребезжит монистами, водила дергает руль. я хочу в душ (и не только), жрать и спать, мне, с учетом моей текущей (подмоченной?) социальной значимости, автоматом подстроившейся под изменившиеся условия, неловко и неправильно высказывать (и возможно даже иметь) критически-аналитическое мнение, обсуждать мисурова, фестиваль, чтения вообще и отдельных чтецов-пивцов в частностях, вставлять пятаки в поиск хостела и/или дорогу.
собственное косноязычие в их области философского дискурса тоже невероятно унизительно. я вне их социального и лингвистического поля, их дискурс вне моих скоростей, пиво закончилось, я перемещен в статус компаньона-иждивенца, и вот я снова не интеллектуал, и это мне безжалостно демонстрируют — раз, два… нет, мальчики, до трех считать я не стану.
в моей научной области вы такие же нубы как я в вашей. хотя конечно мы изучаем не философию. и не глубину постижения бытия… мы изучаем всякую дрянь. так. пельмешки. подвески. батонцы. поездки. контроль качества товаров. услуги. манипулирование потребителем… мы изучаем бытие в его вещной форме. напрямую.
впрочем, отсутствие денег все равно никак не компенсировать моими знаниями, поскольку они не видны и неконвертируемы.
Белому Человеку, с его вечным бременем, никогда не понять истинной цены красных стеклянных бус.
именно поэтому я только улыбаюсь сейчас — и улыбаюсь, когда вы спорите в магазе, какая из упаковок пельменей полезнее для здоровья: с соей или с белковым концентратом. пельмени — фестивальная еда, я ем их раз в год, и мне пофиг что вы купите.
я не боюсь тех, кого могу съесть.
и не пельменем единым сыт человек.
и не те это бусы, которым дано иметь власть надо мной.
а чтобы объяснить вам, что ВЫ пытаетесь съесть, придется потратить полноценные два академчаса семинара с органолептикой и химанализом вытяжек из этой якобы пищи, причем на коленке, без реактивов и с цитированием ГОСТ по памяти. и несколько часов лекций по манипулированию сознанием потребителя, биохимии пищи, физиологии пищеварения, управляемой трансформации пищевого поведения и переоценке ценностей.
лучшее, что я могу сейчас сделать ввиду своей беспонтовости, это молча идти в кильватере, оседлав чужую волну, как старая рыба-лоцман, и надеяться что акулы не сбросят меня с хвоста. я в чужом городе. за окном мелькают цветочки-огонечки и раннее утро пополам с ранней весной. я без денег, без связи и без одеялки.
и без иллюзий.
между мной и юрой так же неловко и молчаливо сидит Ио.
Опубликовано в авторской редакции
Продолжение следует...
Часть десятая
Часть девятая