Все новости
ПРОЗА
14 Сентября 2019, 18:24

Жизнь, жизнь. Не только о себе. Часть тридцать четвёртая

Зайтуна ГАЙСИНА Отрывки из книги Часть тридцать четвёртая Еще на несколько дней я попала в Университет штата Аризона, на кафедру иностранных языков и сурдоперевода. Здесь поразило изобилие китайцев (не в первый раз) и кактусовый сад на территории кампуса. Люди с творческим воображением создали в этой пустыне поистине удивительный мир из великого многообразия кактусов, который даже описать не представляется возможным. Это надо видеть. Мои фотоснимки не передают всего богатства этого неповторимого зрелища. Все-таки «красота – страшная сила» во всех смыслах и проявлениях. И само стремление к красоте, видимо, заложено в нашу человеческую программу какой-то непостижимой высшей силой.

Пустынный климат Аризоны имеет и плюсы, и минусы. Нет необходимости в отоплении помещений, зато кондиционеры включены почти десять месяцев в году. Пешком по улице, видимо, можно погулять только пару месяцев зимой, а весной, летом и осенью только после захода солнца. Мы были в Тусоне в мае, и в это время люди днем на улицах уже почти не появляются – пребывают или в помещениях с кондиционерами, или в автомобилях с климат-контролем. После семи вечера на улице очень хорошо, и с семи до десяти я с удовольствием барахталась в общественном бассейне квартала. Жизнь при кондиционерах вызывает у некоторых аллергические реакции, некоторые из нашей группы пережили даже простудные состояния. Я просто выдыхалась – часам к пяти вечера наступало состояние кислородного голодания и изнеможения. Пожаловалась Сью на ограниченный ресурс своего организма, и она посоветовала мне выпивать в половине пятого маленькую бутылочку «Кока-колы»: «Напиток содержит кофеин, и он поможет вам продержаться до конца дня». Последовала совету: стало легче.
Побывали в Мексике! Нас повезли туда развлекать в очередной выходной день. Тусон расположен недалеко от границы с Мексикой. Город Ногалес стоит по обеим сторонам границы. В районе города воздвигнуты ограждения высотой четыре метра из гофрированного блестящего металла, и границу пересекаешь по всем правилам – по специальному коридору с паспортным контролем – все как полагается. Поражают контрасты. Почему рядом с такой богатой страной, как США, не процветает Мексика? В каком-то мексиканском баре троица бродячих музыкантов бомжеватого облика спела мою любимую «Голубку». Поделилась с ними долларами, выделенными Госдепартаментом США. Моя стажировка обошлась ведомству в восемь тысяч долларов. Еще один способ продвижения имиджа великой державы. Купила на рынке в Ногалесе за пятьдесят долларов небольшой шерстяной коврик ручной работы – с вытканными разноцветными птичками. Память о мексиканских умельцах.
Устроили для нас и прощальный вечер. Ели, пили, говорили хорошие слова, благодарили за теплый прием и гостеприимство. Я даже всплакнула. Сью и Билл растрогали меня окончательно – задарили миленький серебряный кулон с бирюзой и цепочкой и большой пакет с фотографиями наших совместных вылазок – в католический храм, на кактус-ферму, в загородное казино, местные ресторанчики. Месяц был и в самом деле очень насыщенный – и впечатлениями, и поездками, и встречами с новыми людьми. А как я соскучилась по дому! После таких долгих и дальних путешествий кажется, что у себя дома особенно хорошо: «Мой дом – моя крепость»!
Технологический аудит «Казахмыса»
В 2005 году корпорация «Казахмыс» затеяла финансовый и технологический аудит с целью последующей регистрации на Лондонской бирже металлов (LME). Моя коллега Кулян Джанабаева собрала группу переводчиков для работы с иностранными инженерами-экспертами независимой консультационной фирмы IMC из Великобритании. Среди переводчиков были доктор и кандидат химических наук, свободно владевшие английским языком, для которых это был способ заработать в дополнение к скромным зарплатам в научной сфере. Женщины замечательные, уже в возрасте, но собственной семьи создать им не довелось.
Мы принимали участие в технологическом аудите. Независимые эксперты, исключительно грамотные и опытные инженеры – металлурги, геологи, гидрогеологи – обследовали предприятия и оборудование «Казахмыса», а переводчики помогали им при изучении соответствующей документации и во время поездок на шахты, разрезы, горно-обогатительные фабрики и металлургические заводы. В течение года таких поездок состоялось не менее шести – каждый раз примерно по две недели. В Джезказгане мы жили в гостинице для космонавтов, где меня лично (да и всех остальных участников аудита) изводила соблазнами изысканная кухня. Работал шеф-повар, выписанный из Москвы и кормивший космонавтов.
В Восточно-Казахстанской области посещали горно-обогатительные комбинаты (ГОК), расположенные в местах дивной красоты. Я попала туда зимой, когда там уже лежали пышные белые снега. Запомнилось, что почти на всех ГОКах главными технологами были женщины – молодые и не очень. Обогащение руды напоминает кухонные процессы (дробление руды, разделение на фракции, замачивание, сепарирование – словом, концентрация). Может, поэтому женщины-технологи успешно с этим справляются?
В Балхаше видела золотые слитки весом чуть более двенадцати килограммов. Разрешают прикоснуться: «Поднимете двумя пальцами – слиток ваш!». Такая здесь бытует шутка. Серебро производят в виде гранул – ими были заполнены огромные круглые чаны. На входе в цех, где получают драгоценные металлы, раздеваешься до допустимого минимума одежды, выдают специальный халат. На входе и выходе обыскивают по всем правилам. Прошла через такое в первый и последний раз в жизни.
Продолжение следует…
Часть тридцать третья
Часть тридцать вторая
Часть тридцать первая
Часть тридцатая