Все новости
ПРОЗА
2 Сентября 2019, 17:52

Там, где рождаются реки… Часть четвёртая

Махмут САЛИМОВ Сказки Продолжение 5. Яик-батыр освобождает табуны Акбузата. Яик-батыр, очарованный красотой окружающей природы, целый день бродил среди лугов и полей, но так и не встретил людей, не было быков Катилы, куда-то исчезли табуны Акбузата. Вещий старик говорил, что когда люди услышат его песню, то придут к нему. Но их все не было, может быть, потому что до сих пор в его душе не родилась та мелодия, которая зазвучала бы над этими просторами.

И чем дальше Яик-батыр уходил от реки, вокруг становилось все тише, исчезли куда-то даже птицы. Но неведомая сила влекла его вперед, и он шел до тех пор, пока не увидел перед собой большое озеро. Его болотистые берега заросли камышом, а вся поверхность была покрыта зеленой ряской, пузырьки поднимались с глубины и лопались, источая зловонный запах, только в середине озера блестела в лучах вечернего солнца свободная от тины вода. Там в глубине прятались дивы.
Дивы бдительно охраняли свои владения, и каждого, кто приближался к озеру, они одурманивали, потом одних обманом, других силой забирали в вечное рабство и прятали в глубоком омуте.
Яик-батыр почувствовал запах тины, у него закружилась голова, какие-то ласковые голоса хором уговаривали сделать всего лишь еще один шаг к озеру и утолить жажду. Усилием воли Яик-батыр заставил сбросить с себя чары дивов и уйти подальше от озера, но огромная усталость навалилась на его плечи, и он решил немного передохнуть и прилег среди трав.
Яик-батыр лежал, смотрел на небо и удивлялся тому, что здесь в долине облака вдруг отодвинулись от земли и плывут так высоко, не то, что в горах, там тучка выплывает из соседней скалы и тут же проливается дождем на землю. А если подняться еще выше, там облака были похожи на чистую белую овечью шерсть, разложенную для просушки на солнце, перед тем как ее закатают в киез (палас). Юноша незаметно уснул, и во сне бегал, взбивая облака, а потом взлетел над ними и восторженно на высоте приветствовал орлов. Вместе с ними он парил над скалами до тех пор, пока холодная роса не забралась ему за шиворот и не разбудила его. Поеживаясь от утренней прохлады, юноша умылся росой, и все пытался понять, во сне или наяву он летал над облаками, пока его мысли не прервало тихое ржание коней, всплеск воды от множества копыт.
Прибрежная растительность мешала разглядеть виновников беспокойства. Яик-батыр снова тайком приблизился к озеру и осторожно раздвинул камыши. То, что он увидел, заставило его застыть в изумлении. До сих пор невиданные, сказочной красоты кони один за другим выплывали из тумана, покрывшего в этот утренний час поверхность озера. Это были тулпары. Стараясь не испачкать на влажной земле стройные в белых чулках ноги, они по одному выходили на пологий берег.
Их было так много, что они постепенно заняли поляну рядом с озером, а потом заполнили и соседние луга.
– Вот они табуны Акбузата! – воскликнул юноша. – Тулпары, наверное, пришли ранним утром на водопой, пока хищники не затаились в камышах в ожидании добычи, и, утолив жажду, снова возвращаются на пастбища богатые сочной травой, – рассуждал юноша. Не знал Яик-батыр, что табуны Акбузата еще раньше, когда здесь не было реки, в поисках чистых источников дошли до озера, жажда заставила их нарушить запрет Урал-батыра, и они испили отравленную дивами воду, и поплатились своей свободой. Дивы оторвали из гривы каждого коня по волоску, и свистом через них подчиняли табуны своей воле. Каждое утро дивы на время выпускали коней, чтобы они могли подкормиться свежей травой в соседних лугах.
И когда Яик-батыр услышал пронзительный свист, и увидел, как кони встрепенулись и помчались на звук и через миг исчезли в глубине озера, понял, что табуны Акбузата попали в рабство дивов. А главный див свистом через пучок волосков собранных из гривы коней мог заставить тулпаров в любой момент вернуться в подводные стойла. Как только снова зеленая ряска сомкнулась над их головами, Яик-батыр решил любой ценой освободить табуны Акбузата. Затаился он среди камышей и с нетерпением стал ждать, когда снова табуны выйдут из озера. Только на следующее утро, когда туман покрыл плотной накидкой озеро, из воды вышел безобразный див. Он осторожно огляделся вокруг, принюхался и только после этого пронзительный свист заставил коней покинуть подводные стойла. И снова, как и вчера прекрасные тулпары один за другим выходили из озера, и как только последний из них покинул озеро, Яик-батыр схватил дива, вырвал из его рук пучок волосков, поднял над собой проклятого гада и бросил на землю. На тысячу мелких частей рассыпался див, и каждый из них превратился в безобразную жабу. Усмехнулся батыр и поспешил покинуть берег озера. Поднялся на холм и рассыпал волоски по ветру. Теперь табуны Акбузата были свободными!
Но кони не подпускали человека близко, как только он пытался приблизиться, они быстрее ветра мчались прочь, и исчезали вдали. Удивленному юноше оставалось только наблюдать, как тулпары словно птицы расправили свои крылья и полетели над туманом, плотной пеленой окутывавшего в этот утренний час землю. С первыми лучами солнца туман пролился росой на зеленые луга, легкий ветерок рассеял остатки утренней дымки и вместе с ним и кони, словно призраки, растворились вдали.
После того, как тулпары побывали в плену у дивов, они стали недоверчивы и пугливы, и даже своего спасителя избегали и не подпускали близко к себе. Но кони так очаровали юношу, что он как заколдованный шел за табунами, ему хотелось видеть эти грациозные создания каждый день.
Однажды Яик-батыр заметил следы саблезубого юлбарса, который, как и он следовал за табунами, только разные у них были намерения, тигр преследовал добычу, а он хотел лишь увидеть и полюбоваться сказочными созданиями. Однажды ночью плач прервал его короткий сон. Осиротевший жеребенок жалобно пищал и искал маму. Яик-батыр догадался, что саблезубый хищник напал на косяк и растерзал кобылицу. Она же могла спастись, но пожертвовала собой ради жеребенка, вступив в неравную схватку с юлбарсом. Юноша проникся жалостью к сироте и протянул ему пучок травы. Жеребенок неуверенно на своих тонких ножках приблизился к человеку и доверчиво потянулся мягкими губами за сочным угощением. С этого дня юноша и жеребенок больше не расставались. Жеребенок ни на шаг не отходил от юноши, носился вокруг него, приглашая к игре, и они весело носились среди зеленых лугов. Скоро жеребенок подрос и научился расправлять свои крылья и летать. Они каждый день бегали, соревнуясь в быстроте. Когда Яик начинал обгонять жеребенка, тот взлетал и как ветер мчался вперед. А изумленному юноше оставалось только ждать, когда озорной жеребенок после полета вернется и плавно опустится рядом с ним. Жеребёнок, смущенно улыбаясь, складывал крылья, и влажной мордочкой касался ладоней человека, как бы извиняясь за свой полет. Так юноша и маленький тулпар стали неразлучными друзьями.
Продолжение следует...
Часть третья
Часть вторая
Часть первая