Все новости
ПРОЗА
20 Августа 2019, 22:25

Жизнь, жизнь. Не только о себе. Часть девятнадцатая

Зайтуна ГАЙСИНА Отрывки из книги Часть девятнадцатая Своя квартираСвоя квартира оставалась мечтой до 1984 года. К томувремени я прожила по общежитиям и чужим квартирам 17 лет. Мне было уже тридцатьпять. В марте вызывает меня ректор и спрашивает: «А купить квартиру Вы могли бы, Зайтуна Булатовна?». Я знала, что вочереди на квартиру в институте стоят 90 человек и про свой «квартирный вопрос»старалась даже не думать.

Оказалось, что наш институт занял в 1983 году восьмое место в социалистическом соревновании среди двухсот педагогических институтов Союза, и горисполком выделил нам в качестве поощрения пять кооперативных квартир. Выложить крупную сумму (первый взнос в объеме годовой зарплаты) за жилье был в состоянии далеко не каждый преподаватель или сотрудник института. Из пяти квартир одну предложили мне, и в июле я в нее заселилась.
Вещи из общежития перевезла в кузове огромного грузовика, где уже лежали три большие бетонные плиты. Просто проголосовала на улице, объяснила водителю, что ехать с вещами («их немного!») всего четыре квартала, обещала ему бутылку шампанского. Согласился. Проходившие мимо парни погрузили в кузов грузовика кушетку и холодильник, а остальное – книги, одежда, кое-что из посуды – было уже упаковано в коробки и сумки, и их перетаскали девушки. Летом в общежитии было пусто, и все мои помощники подвернулись по чистой случайности.
Лифт в моем доме еще не работал, и у подъезда опять пришлось обращаться за помощью к прохожим. И здесь нашлись добрые люди – помогли. Поднявшись в свою квартиру, свалилась на кушетку, на которой меня и охватила эйфория от обладания собственной крышей над головой. Хватило, правда, ненадолго. Нельзя же жить в непрерывном экстазе. Надо держать баланс, и природа сама об этом заботится: забываются и боль, и радости – все проходит, многим и многое прощаешь, чтобы жить дальше.
Заказала на комбинате бытового обслуживания книжную стенку в шестнадцать полок, с тумбами внизу для белья и прочей мелочи, и выкупила ее в сентябре за последние двести сорок один рубль. Не хватало одного рубля – пришлось занять сотню у доброго Рево Гиззатовича Юзеева, который заведовал на нашем факультете иностранных языков нашими лингафонными кабинетами и обслуживал звуковую технику. Он не раз выручал нас, молодых преподавателей, в моменты безденежья. Я-то заняла денег в первый, да и, пожалуй, последний раз в жизни.
Книг у меня к тому времени, видимо, было уже немало, потому что все шестнадцать полок заполнились до отказа. Зимой 1985 года студенты помогли купить в кредит дефицитный цветной телевизор «Электрон». Среди них был парень-азербайджанец, у которого дядя работал на базе культтоваров. Мама прислала в подарок большой красивый ковер. Его привез мне мой младший брат Рустам, который, отслужив в армии после института, навестил меня летом 1985 года в Павлодаре.
Тетя Хатима, моя старшая подруга (1922 года) и землячка из Миякинского района Башкирии, помогла купить за 220 рублей дефицитный кухонный набор, белый с голубым. Кухня была большая, и когда я, к приезду папы в марте 1986 года, купила мягкий уголок, кушетка вполне поместилась на кухне. Так я создавала домашний уют, в котором через пять лет пригрелся третий муж. Мы прожили с ним уже двадцать семь лет – большей частью в мире и согласии.
Тамара Шарипова
Тамара жила в кооперативной «однушке» на восьмом этаже. Я жила на седьмом. Как-то в пять утра оказалось, что сквозь щель вокруг трубы с потолка в мою квартиру с журчаньем льется вода – благо, чистая. Побежала будить соседей с восьмого этажа, у всех сухо. Обошли все вокруг и увидели, наконец, что прорвало батарею в конце коридора. Смешнее всех на утреннюю тревогу отреагировала Тамара: «Я вчера полы мыла – неужели воду мимо унитаза пролила?». Я расхохоталась. Познакомились, подружились. Зимой ходили на лыжах вдоль Иртыша. Сейчас общаемся больше по «Скайпу». Она пекла чудесные румяные плюшки, и мы часто вечерами и в выходные чаевничали перед моим цветным телевизором. Я мастерила блинчики.
Ей было 39. И ни одной «любви» в прошлом, ни одной истории, о которой можно было бы или рассказать, или промолчать – уж как захочется. Особенно на старости лет. А с виду – симпатичная сибирская татарка, немного похожая на узбечку. Инженер-компьютерщик. Семейное воспитание позволяло выйти замуж только за татарина. Я как-то спросила у нее (из озорства, не из вредности):
– Ты хоть помнишь, когда в последний раз с парнем целовалась?
– Да лет пятнадцать тому назад. Пригласил один татарин в кино, да еще успел в щеку поцеловать. Не нравился мне совсем, не успела увернуться. Русским я не нравлюсь, казахи мне не нравятся, а как его, этого татарина, который понравится, найдешь?
Я все-таки познакомила ее с татарином, на 4 года младше нас, по имени Ядкар Бурганов. В 1988 году он получил последний подарок от Советской власти – однокомнатную квартиру в Павлодаре, областном городе Казахстана. Раньше работал больше в южных городах, в Узбекистане в основном, а квартиру дали, считай, на севере. Даже зимней одежды у него нормальной не было – ни шапки, ни шубы, какие здесь носили. Окончил монтажный техникум, отслужил в армии, а потом лет 15 жил по общежитиям и монтировал и ремонтировал стеклянные трубопроводы на предприятиях, где производили молочные продукты или алкогольные и безалкогольные напитки. Организация его называлась «Союзстекломонтаж».
– А ты почему так долго не женился? – спросила я его при случае.
– В примаки, что ли, идти? Еще чего! А в общагу жену не приведешь!
Они поженились через год. Он успел по призыву военкомата почти полгода, с начала лета до поздней осени, отслужить на уборке урожая в какой-то южной области, где ремонтировал сельскохозяйственную технику и откуда слал ей посылки с большими красными яблоками. Как-то вложил в одну посылку веселые разноцветные кружки (дефицит!) – она радовалась. Регулярно звонил ей на работу. Мобильных телефонов тогда еще не было. Она ждала его с этой уборки, как девушки ждут женихов из армии. Экстерн, да и только. Ожила, как будто помолодела.
В декабре зарегистрировали брак, а в сентябре следующего года Тамара родила девочку, которая три года назад окончила Томский университет. Все девять месяцев беременности «старородящая» Тамара пролежала в горизонтальном положении (угроза выкидыша). Ядкар делал все по хозяйству и стирал все, вплоть до самых интимных мелочей. Муж получился не идеальный, но дочку Софью себе вырастили – загляденье! Она выучилась в Томске на программиста, получила российское гражданство и с октября 2016 года работает в Польше, в городе Гданьске. Ядкар водил мотоцикл, потом машину. Круглый год снабжает свежей рыбой с Иртыша – рыбак оказался заядлый. И «все в дом, все в дом». Такие вот татарские штучки.
Продолжение следует...
Часть восемнадцатая
Часть семнадцатая
Часть шестнадцатая
Часть пятнадцатая
Читайте нас в