Все новости
ПРОЗА
20 Июня 2019, 13:26

"Своя женщина"

Инна НАЧАРОВА Рассказ Запотевший стакан с виски янтарным нутром своим рождал желание большого полного глотка. Обжигающего и бодрящего, дарящего расслабление в качестве послевкусия. На сцене пели три высоченных тощих блондинки. Блондинок он любил, но тощих – никогда. Потому запотевший стакан сейчас дарил большее наслаждение. Она ушла от него вчера. А он был к этому не готов. У него были планы. И она была нужна ему. Теперь планы надо менять. Надо что-то решать. И со своими привычками тоже. А главное надо что-то решать с душой. Он не думал, что ее уход станет столь драматичным для него. До этого он всегда думал, что блондинок в мире много. Она ушла, и в следующую минуту он понял, что, кроме этой блондинки, его другие не интересуют. Удивился самому себе. Позвонил ей. Обещал новую шубу. На что она неласково посоветовала ему засунуть все шубы мира в одно место. Ладно, думал он, карта опустеет, вернется. Янтарная начинка уже плачущего стакана в очередной раз обожгла горло и разлилась теплом. Без карты вернется, – уговаривал он сам себя. Бассейн уже отражал огни и звезды. Музыка стихла. Он огляделся вокруг. Похоже, уже поздно. Не спящий курортный отель уснул. Ненадолго. Где спит сегодня она? – вертелся вопрос. Он стукнул по столу ладонью и отправился в номер. Долго ворочался в широкой отельной кровати. Под утро уснул тяжелым хмельным сном.

Утро разбудило его ярким солнцем на его лице. Он запустил в сторону окна подушкой, но солнце не шелохнулось. Матюкнувшись, встал и пошел в ванную. Солнце цепко лежало на смятых простынях и на подушке, сиротливо белевшей на рубиновом ворсе коврового покрытия. Холодные колючие струи душа взбодрили его быстро и он выключив кран плакал здесь же в ванной. Потом машинально чистил зубы, пил кофе в баре, не чувствуя его вкус. Он вспоминал ее губы. Они стали его навязчивым видением. Смотрел в небо и задавал себе вопрос: «Почему мы не завели ребенка?» Она спрашивала его об этом много раз. Он отмахивался, куда то спешил, считал прибыль, принимал решения. А она ждала его дома. Иногда встречала его в условленном месте. Они гуляли. Мало. Он всегда спешил. А что в это время делала она? Только сейчас он понял, что ничего не знал о ней. Он думал, что у нее нет никого, кроме него. Но она ушла. И уже вторую ночь где-то живет. Где? С кем?? Эти вопросы терзали его. Рука вновь потянулась к барной стойке. Он убрал руку. Набрал номер авиакомпании и заказал себе билет обратно на ближайший рейс. В номере покидал вещи в чемодан и поехал в аэропорт. Ему показалось, что она стоит среди встречающих. Но это была другая женщина. Из другой и чужой жизни. Он набрал ее номер. Не ожидал, что она ответит. Она ответила и он как дурак спросил:
– Ты где?
Она молчала.
– Возвращайся, я куплю тебе Мозератти.
Она молчала.
Он набрал воздуха и выпалил:
– Я согласен. На ребенка.
Она плакала в трубке. Где она сейчас стоит и плачет?
– Где ты?
– Уже неважно. Я возвращаюсь. У тебя есть еда?
– Приезжай. Я все куплю.
– И Мозератти, – рассмеялась она.
– Все, – с облегчением выдохнул он.