Все новости
ХРОНОМЕТР
7 Января 2021, 15:16

Рождественские праздники

С недавних пор вернулись в нашу жизнь светлые дни Рождества. День 7 января стал нерабочим. В продаже вновь появились затейливые рождественские открытки; их можно дарить друг другу с благопожеланиями, а также собирать для коллекции.Во многих семьях появился интерес к традициям проведения Рождества. С чего начать? С сочельника: так называется день перед Рождеством. Свое название он получил от особого кушанья – сочива. Это питательный рисовый или ячменный взвар с медом, его едят рождественским вечером. Но до первой звезды пищу вкушать нельзя.

Вечером, перед тем как сесть за стол, всей семьей выходят любоваться звездами, отыскивают ярчайшую, путеводную. По преданию, она зажглась в небе в час рождения младенца Христа в Вифлееме и привела к нему волхвов. Вспоминают светлых ангелов, певших в тот вечер: «Слава в вышних Богу, на земле мир и среди людей благоволение».
По рождественским звездам загадывают о будущем урожае. Если звездная ночь – будет обилие ягод. Иней на деревьях – к урожаю хлеба. Метель на Рождество – будут хорошо роиться пчелы.
В старину с утра рождественского дня начинали колядовать: ребятишки гурьбой отправлялись по дворам славить Христа. Хозяева одаряли славильщиков сластями и мелкими монетами.
Рождественские праздники формировали светлый мир детской души, приобщали к таинствам жизни. Они сплачивали семьи, заставляли забыть обиды и распри. Об одном из таких праздников поведал Михаил Васильевич Нестеров в своих «Воспоминаниях»:
«…Зима в тот год в Уфе была чудесная. Морозы были большие, но не сорокаградусные, как бывали в те времена частенько в наших краях.
Чем ближе к Рождеству, тем чаще разговоры об елке. Я затеваю живые картины. Хочу поставить домашними средствами нечто вроде мистерии, показать свое киевское «Рождество». Мысль моя принята. Принимаемся за дело. Я пишу декорации. Готова задняя кулиса. Рождественская ночь тихая, ясная. Горят звезды. Ангелы радуются, славословят, указуя путь пастырям к Вифлеемской пещере. В глубине пещеры старец, около доверчиво жмутся овцы. Это фон мистерии. Сестра тем временем шьет хитон Богоматери, готовит остальное необходимое. Олюшка и про игры забыла. Все, даже старики, и те живут теперь этой новой для них жизнью.
Вот и канун Рождества. Все уехали ко Всенощной, в собор. В доме тишина. Везде у образов ярко горят лампадки, отбрасывая высокие тени от киотов по углам. Так торжественно, по-праздничному. Вернулись от Всенощной, такие умиленные, радостные, у всех на душе хорошо.
Эх! Если бы теперь могла быть среди нас наша мама. Порадовалась бы она на свою маленькую Олечку, на то, как ее здесь все любят.
В ожидании завтрашнего дня все разошлись поскорее и улеглись спать. Одна сестра будет сидеть, быть может, до рассвета, дошивать куклам платья, готовить подарки, украшать «кукольную» елку, да мало ли у нее еще дела.
Рано, чуть ли не с пяти часов, не спится Олюшке. Она проснулась и в великом восторге видит маленькую елочку, всю в огнях, всю увешанную кукольными подарками. Можно ли улежать теперь в постельке! Она вскакивает и еще в рубашонке устремляется в угол, а там, у изразцовой большой печки, – чего-чего там нет! Тут и московские куклы, наряженные в шубы, шляпы с муфтами … Тут всяческая мебель, пианино и прочее.

Однако надо умываться, молиться Богу – того и гляди начнут стучаться в дверь славильщики. А вот и они, ввалились в горницу вместе с морозным паром и бойкими, задорными голосами уже поют: «Ангелы с пастырьми славят, волхвы же со звездою путешествуют…».
Не успели одни хлопнуть дверью, пересчитать медяки, как в комнате другие веселыми, складными голосами заливаются, славя родившегося младенца Христа. …Много перебывало в то утро славильщиков. Довольные, они убегают дальше, к соседям. Понабрали много медяков на подсолнухи, леденцы в это морозное утро.
Все собрались к чайному столу. Чего-чего сегодня на нем нет, каких удивительных вкусных штучек не напекла вчера счастливая без меры бабушка. Сама себя превзошла она на этот раз ради великого праздника, ради любимой внучки.
День прошел быстро. Приезжали визитеры, был традиционный стол во весь зал, с закусками и питиями. Отец вернулся скоро. Ему было уже за семьдесят лет, и он делал визиты лишь немногим избранным.
Едва успели отдохнуть, как надо было готовиться к елке. Купили ее заранее, отличную, под самый потолок. Настал час украшать ее. В этом приняли участие не только мы – более молодые, но около внучки теперь объединились и дедушка с бабушкой. Работа кипела. Мое участие выразилось, помнится, главным образом, в том, что я перебил немало хрупких елочных украшений, чем приводил в отчаяние Олюшку и сестру. Так или иначе, к положенному часу все было готово.
Начали собираться гости, дети с их мамашами и тетушками. Приходили целыми семьями. Прежде других появились соседи – семья аптекаря Штехера. Появились Зосинька, Зиночка, Ниночка и прочие. Их начали раскупоривать, освобождать от платков, шуб, и валенок... Пришли Белышевы. То и дело звонил звонок – гости все прибывали.
Когда вся эта милая, волнующаяся, шумная компания собралась, зажгли елку, отворили двери в зал, и вся ватага, увидев великолепное зрелище, под звуки веселой музыки двинулась вперед. Насмотревшись, натанцевавшись, получив подарки, все поуспокоились, затихли…
А тем временем мы спешно готовили в соседней передней для всех неожиданное зрелище – нашу мистерию. В запертой на ключ передней оставались лишь мы с сестрой да действующие лица. Установив заднюю кулису с пещерой и яслями, на дне которых в соломе был поставлен фонарь, дававший иллюзию сияния от младенца Иисуса, усадив Богоматерь – Олюшкину молоденькую няню, осмотрев все опытным глазом, дали звонок, другой, третий…
Двери в зал распахнулись, и очарованным зрителям представилось волшебное видение. И правда, что-то трогательное и поэтическое вышло из моей затеи. Все были очень довольны. Пришлось картину возобновлять несколько раз, затворяя и отворяя двери из передней в зал, где восторженные зрители уже не скрывали своих чувств».
Вот как прошел первый день Рождества 1892 года в Уфе, в купеческой семье Нестеровых. Маленькая внучка вдохнула новую жизнь в старый быт этой семьи.
На репродукциях:
М. В. Нестеров. «Богоматерь с младенцем». Частное собрание.
М. В. Нестеров. Роспись храма Марфо-Мариинской обители в Москве. Фрагмент.
Светлана СОБОЛЕВСКАЯ,
искусствовед
Читайте нас в