Все новости
ХРОНОМЕТР
24 Ноября 2020, 17:55

Записки генерал-майора Ивана Васильевича Чернова. Часть двадцать третья

Внутреннее управление краем за это время не было ничем ознаменовано. При вступлении в должность Перовский не говорил речи и во все время управления ни с кем не совещался, не собирал комитетов; дела решались или согласием его с докладчиком, или по его указанию. Начальники отдельных частей, предварительно возбуждения ходатайства о благоустройстве в их ведомстве, лично объяснялись с Перовским и поступали по его указаниям.

Чтобы удержать такую подчиненность, Перовский подбирал начальниками людей более или менее одних с ним взглядов на дела и управление. Командующим башкирским войском был назначен Вятский губернатор Середа, который вскоре по приезде в Оренбург скоропостижно умер. Его заменил Оренбургский губернатор Балкашин. Наказным атаманом Оренбургского войска был назначен Ив. Вас. Подуров, человек правдивый, честный, умный и хорошо знавший войско.
Перовский в башкирах и Оренбургских казаках находил много непорядков, вредно действовавших на их благосостояние; для устранения их принимались различные меры.
Башкир он нашел бедными, почти обнищавшими сравнительно с тем положением, в котором они были в 30 гг. Распоряжениями Обручева и Жуковского башкиры были стеснены в свободе кочевок, перестраивали свои деревни по планам, принуждаемы были к занятию земледелием, но все эти распоряжения оставались большею частью на бумаге.
Башкиры услышав, что строгий их попечитель Филатов, или как они говорили «Пилатка», находится близко, принимались пахать кое-как землю и бросать семена, хлопотали около домов. Но как только Филатов уезжал из деревни, все это бросалось и с наступлением теплого времени все уходили на кочевку.
Для приохочивания башкир к хлебопашеству, по мысли Перовского, еще в первое его управление краем, построены были хлебные магазины; хлеб для них, по 2 пуда на душу, был куплен на продовольственный башкирский капитал и раздавался каждый год пред посевом, а осенью должен быть возвращен, но и эта мера не привилась.
После коканского похода Перовский испросил Высочайшее соизволение для облегчения лежавших на служилых башкирах повинностей на следующие льготы: 1) наряд башкир для перевозки тяжестей с Оренбургской линии на Сыр-Дарью отменить, а перевозку эту делать наймом вольных вощиков за плату по соглашению; 2) на довольствие башкир во время нахождения на службе и в пособие на снаряжение отпускать до 70 тыс. руб.; 3) уменьшить на 20 коп. сер. с души земский сбор, производившийся с башкир на общем основании с другими поселянами, уплатив происшедшую от этого разность из соединенного сбора; 4) постепенно устраивать у башкир русские школы, постоянные больницы и выстроить каменные здания для кантонных управлений во всем башкирском войске. На все эти расходы ассигновано по 105 т. р. ежегодно из соединенного сбора.
Из всех этих мер полезной оказалась только одна: отмена перевозки транспортов в степь, вследствие чего служба у башкир сократилась.
Построена была больница в д. Исянгуловой; она имела значение, пока существовал конский завод, служившие на котором башкиры и конюхи, в летнее время свыше 150 человек, лечились в этой больнице; в нее же посылались хронические больные из деревень, пока существовало отдельное башкирское управление; с упразднением последнего больница была заброшена и 1890 г. сгорела.
Каменное здание для кантонного управления было построено во 2-м кантоне, в д. Сейткуловой, но никогда ни чем не было занято и, вероятно, тоже не существует.
Для школ не было даже выработано проекта.
Следуя раз намеченному взгляду на башкир, граф Перовский в каждом представлявшемся случае желал доказать на самом деле справедливость своего мнения об особенной способности и боевых качествах башкир. С возникновением в 1853 г. русско-турецкой войны, когда из Петербурга были потребованы по два полка казаков из Оренбургского и Уральского войск на театр военных действий, Перовский предложил послать полки из башкир, выставляя их нисколько не уступающими Оренбургским казакам. Последовало Высочайшее повеление о сформировании четырех конных полков под начальством полковых командиров из штаб-офицеров, а сотенных из обер-офицеров регулярной кавалерии; последние были, сверх того, назначены в полки по несколько человек на места субалтерн-офицеров. Два полка, 1-й и 3-й, из башкир Оренбургского и Орского уездов, выступили из Оренбурга, когда война еще продолжалась, и поступили в состав войск балтийского корпуса, и одна сотня участвовала в отбитии английского дессанта около Ревеля, а остальные сотни и весь 3-й полк провели время в стоячке, нигде не видя неприятеля. В декабре 1854 или в начале 1855 г. посланы были другие два полка, но они дошли до Воронежа и Саратова, когда уж был заключен мир.
Сформирование башкирских полков привлекло много регулярных офицеров, живших в Оренбурге долгое время без всяких занятий. Происходя из хороших дворянских семейств, они заняли место в высшем Оренбургском обществе, разраставшемся с каждом годом.
Граф Перовский, стремясь поднять башкирский народ, носивший название казачьего войска, очень и очень неблагосклонно относился к Оренбургскому казачьему войску и, не обинуясь, высказывал, что он пренебрегает этим войском. Ему многое не нравилось из того положения, в каком находились Оренбургские казаки после изданного в 1840 г. нового положения о войске. Общественная запашка, введенная Перовским крутыми мерами и по его проекту долженствовавшая давать войску дохода до 100 т. руб., на самом деле ничего не давала и если продолжалась, то как фикция. Казаки засевали общественные поля небрежно, надзора за ними не было, установленное положением вознаграждение надзирателям не выдавалось, потому что генерал Обручев не считал справедливым вознаграждать на счет труда казаков одних надзирателей, когда все другие служения в войске или скудно или совсем не оплачивались. Все это привело к заключению о бесполезности для войска общественной запашки и ходатайство о сем войскового начальства, поддержанное бывшим губернатором Обручевым, находилось на рассмотрении военного министерства. С другой стороны миллионы десятин земли, предоставленной войску, и войсковые леса тоже не приносили никакого дохода, и сами казаки земельными угодьями за избытком их не пользовались. Во всем этом гр. Перовский видел застой и отсутствие предприимчивости. В этих видах он считал Оренбургских казаков ниже башкир и на последних более возлагал надежды при охране восточной границы государства, а потому часть повинностей, лежавших на башкирах, перенес на Оренбургское войско. По его представлению отправление почтовой повинности по Оренбургскому казачьему войску от Оренбурга до Западной Сибири Высочайше повелено было отнести на войсковой капитал и из этого же капитала единовременно взято 100 т. р. сер. на устройство новой Сыр-Дарьинской линии, содержание которой казна долго не принимала на свой счет.
Источники: https://rusneb.ru/catalog/000202_000006_151106%7CA48CED11-5A01-4C72-B237-0E0B8D79EE06/, https://memuarist.com/ru/members/1126.htm
Продолжение следует…
Часть двадцать вторая
Часть двадцать первая