Все новости
ХРОНОМЕТР
24 Сентября 2020, 16:15

Тархан и батыр Алдар Исекеев. Часть восьмая

Русский историк Д.А. Корсаков, пожалуй, единственный из дореволюционных авторов, при довольно поверхностном знакомстве с архивными документами, касающимися башкирского восстания 1704–1711 гг., дал ему правильную оценку: «К половине 1706 г. Шереметеву удалось прекратить возмущение в Астрахани (…); но не так скоро прекращено было волнение среди башкир. В течение 1706 и 1707 гг. оно разгоралось все сильнее и сильнее, выразившись в попытке основать независимое башкирское ханство» [Корсаков Д.А. Из жизни русских деятелей XVIII века. Казань: Тип. Императорскаго университета, 1891. С. 19.].

В советской историографии схожую мысль высказал А. Чулошников, писавший, что лозунг башкирского восстания сводился «к образованию на территории Башкирии особого мусульманского ханства в вассальной зависимости от Крыма или Турции» [Чулошников А. Феодальные отношения в Башкирии и башкирские восстания XVII и первой половины XVIII вв. // МИБ. Ч. I. С. 43.].
Уже в 20-х числах декабря 1707 г., как сообщал сарапульский воевода П. Лосев, «пришли из-за Камы воры башкирцы и черемисы под село Сарапул (…) и в Сарапульского присуду село Березовку и деревни Буи, Тарасову, Ташкинову, Касеву, Китаеву, Глухову, Шадрину, Отросову, Мостовую и ясашные многие деревни выжгли и многих крестьян порубили и полонили (…), и ныне же он в селе Сарапуле со крестьяны от них башкирцев и черемисы и от татар сидит в осаде…» Восставшие «уезд беспрестанно разоряют и жгут и по Казанской дороге, а в Казань и з Казани не пропущают и в полон берут» [Цит. по: Акманов И.Г. Башкирские восстания XVII–начала XVIII вв. С. 153.]. Одним из предводителей, действовавших под Сарапулом, был «башкирец Уфимского уезду, Казанские дороги, деревни Зилан [Выражение «башкирец деревни Зилан» означает «башкир Еланской волости», так как русские толмачи часто переводили башкирское слово иләү (‘волость’, ‘клан’, ‘род’) как «деревня» (аул). В данном документе упоминается глава (ага) Еланской волости (иләү) Москов Уразаев, имя которого, возможно, носит д. Москово нынешнего Дюртюлинского р-на РБ.], Москов Уразаев» [МИБ. Ч. 1. С. 224.].
Другое направление удара башкирских отрядов ожидаемо было направлено на пригороды [Пригородами или городками назывались все укрепленные населенные пункты, подчиненные уездному центру, который именовался городом. Для Уфы пригородами были Бирск и Соловарный городок. Казанскими пригородами считались крепости Закамской линии, Елабуга, Арск и др. ] Закамской засечной линии. В этом районе находился усиленный пехотный полк стольника А. Дмитриева-Мамонова и драгунский полк полковника В. Шереметева, которые оказались бессильными перед противником. 1 января 1708 г. в Казань пришло известие: «…воры башкирцы пригород Заинск [Ныне город и административный центр Заинского р-на РТ.] выжгли и людей порубили и идут большим собранием и под Новошешминск [Ныне село и административный центр Новошешминского р-на РТ.]» [МИБ. Ч. 1. С. 216.]. Ожесточенные сражения разгорелись под стенами других пригородов Закамской засечной линии – Билярска, Сергиевска, Мензелинска. Было сожжено с. Шуран и осаждена Рыбная Слобода. 7 января Н.А. Кудрявцев доносил Петру I: «…башкирское воровство умножается и татара Казанского уезда многие пристали и многие пригородки закамские, также и на Казанской стороне Камы реки дворцовое село Елабугу осадили…» [Цит. по: Акманов И.Г. Башкирские восстания XVII–начала XVIII вв. С. 153.]
Кроме того, повстанцы стали перебираться на правую сторону Волги. 19 февраля Н.А. Кудрявцев вновь писал царю: «…воры башкирцы и татара казанские от воровства своего не престают, но больше разоряют (…). Уже от Казани в тридцети верстах и правятся перебраться за реку Волгу на нагорную сторону в Свияжский и Синбирский и в иные узды и от тех уездов в самых близких местах разоряют. Есть ли, государь, перейдут, сохрани боже от пущаго зла…» [Цит. по: Акманов И.Г. Башкирские восстания XVII–начала XVIII вв. С. 166–167.] Если казанские татары в общей массе поддержали башкир, то «черемиса казанские еще от воров крепятца засеками» [Булавинское восстание (1707–1708 гг.) // Труды историко-археографического института АН СССР. Т. XII. М.: Изд-во Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльно-поселенцев, 1935. С. 408.], т. е. оказывают им активное сопротивление, делая засеки. Н.А. Кудрявцев писал: «Вотяки и черемиса к ворам не пристают, разве которые в них воры малые те пристали, и которые не пристали, тех потому ж рубят и в полон берут» [Там же. С. 406.].
Москов Уразаев, двигаясь со своим 2-тысячным отрядом от Сарапула на восток, разорил с. Вятские Поляны [Вятские Поляны – город в нынешней Кировской области.]. Башкирские отряды, вторгшиеся на территорию Вятского уезда, сожгли Спасско-Чепочкин монастырь и окрестные села, осадили город Уржум. Здесь к ним присоединились удмурты и марийцы. Окрестное русское население в панике бежало вглубь уезда к городу Хлынову (ныне г. Киров). Вслед за ними бежал и отряд солдат во главе с подьячим. К концу февраля 1708 г. повстанцы дошли до верхнего течения р. Кильмез, захватив дд. Селты, Пудга, Узга и др. [Акманов И.Г. Башкирские восстания XVII–начала XVIII вв. С. 168. Уржум – город и административный центр Уржумского р-на Кировской области. Селты – районный центр Селтинского р-на Удмуртии. Пудга – с. Большая Пудга Можгинского р-на Удмуртии.] Затем Москов Уразаев повернул обратно и «пошел в Уфинской уезд, потому что де животов набрался», т. е. был отягощен захваченной добычей [МИБ. Ч. 1. С. 224.]. Тем временем Кучум-батыр разорил Илбахтин монастырь [Илбахтин монастырь находился недалеко от с. Челны (ныне г. Набережные Челны).], сс. Омары [Ныне село в Мамадышском р-не Республики Татарстан.] и Мамадыш [Ныне г. Мамадыш и административный центр Мамадышского р-на РТ.], а затем поехал вдоль р. Сунь «для возмущения татар, чтоб с ними итить войною на государевых людей» [МИБ. Ч. 1. С. 224.].
Казанский комендант Н.А. Кудрявцев лихорадочно готовился к нападению башкир. 20 января 1708 г. он жаловался князю Меншикову, что московские полки еще не прибыли, поэтому он просил «светлейшего», чтобы «москвичь велели из городов высылать з жестоким страхом». Обещанная калмыцкая конница также пока не появилась. Поэтому он спешно укреплял Казань – «около города и посадов больварки и другие крепости учинили». Далее он писал о предпринятых мерах по противодействию мятежу: «Доносим твоей светлости. Посланы на Елабугу и к Закамским местам, где воровство башкирское, для охранения тамошних пригородов (…), от нас определенные конницею и пехотою ратные люди с начальствующими афицерами» [Булавинское восстание. С. 404.].
Тем временем Исмаил-мулла после разорения Чистополя двинулся к месту сбора, назначенному в д. Савруши [Ныне с. Большие Савруши Тюлячинского р-на РТ.]: «…да он же де Смаил молла прибрал ис татар Казанского уезду в деревне Саврушах 500 человек». Туда же прибыли Кучум-батыр, Куразман-батыр, Хусейн и другие предводители. И только после этого, как показывал Урмет Бимяков, «пришел к ним же Кусюму и Смаилу в деревню Савруши Алдар батыр, а с ним Алдаром пришло только 9 человек» [МИБ. Ч. 1. С. 224.]. Это были хан и его свита. Башкирские предводители хотели всеми силами идти на штурм Казани, до которой оставалось чуть более 70 верст, хотя отдельные отряды башкир разъезжали уже в 30 верстах от города. Например, ими было захвачено с. Чепчуги близ Казани.
5 февраля 1708 г. Н.А. Кудрявцев написал письмо Петру I, в котором сетовал на почти полное отсутствие кавалерии, не считая потерпевшего поражение драгунского полка В. Шереметева, и «со слезами» просил прислать еще три конных полка. Имевшиеся в его распоряжении 4 тыс. солдат под командованием бригадира А. Дмитриева-Мамонова и стольника Ф. Есипова он считал неэффективными в борьбе с башкирской конницей: «Делать с ними нечего». Ради справедливости следует сказать, что конница также была не в состоянии разбивать пехотные соединения, выстроившиеся в каре. Поэтому башкиры делали ставку на опустошение территории противника, внезапность нападений, маневренность и военные хитрости (засады, притворное отступление), одним словом, вели войну по правилам ордынской тактики. Однако русская армия вела войну уже по-европейски, а потому была обречена на победу.
__________________________
История башкирских родов. Бурзян. Том 31. Ч.I. / С. И. Хамидуллин, Б. А. Азнабаев, И. Р. Саитбатталов, И. З. Султанмуратов, Р. Р. Шайхеев, Р. Р. Асылгужин, С. У. Таймасов, В. Г. Волков, А. А. Каримов, А. М. Зайнуллин – Уфа: НОЦ «История башкирского народа» ИИГУ БашГУ, 2018. С.127-209.
Салават ХАМИДУЛЛИН
Продолжение следует…
Часть седьмая
Часть шестая