Все новости
ПОЭЗИЯ
10 Января 2021, 17:51

Осязание юности. Часть третья

Верлибры из книги (Санкт-Петербург – Уфа)







10 За столиком в кафе

Весна

Достать блокнот

И порхать по нему стилом

Трепеща всеми буковками

В самом деле –

Что может быть

Естественнее для тебя?

Пьёт же лошадка

В туго натянутых

Голубых штанишках

Свой утренний кофе по соседству

И заметьте –

Я отнюдь не о том

Что пристало

Её округлые пяточки

Задыхаются и припревают –

В длинных игольчатых

Как очаровательное жало

Попки пчёлки

Копытцах –

Подходящие иглы

Чтобы насквозь прокалывать

Пышно шелестящих

Налетающих на неё

Махровых мотылей вожделения

А для твоего

Взлетевшего восхищения

Найдётся ли стило?

Химерично метафорийно витийство

Морфейно дымится кофе

А передние оконечности

У неё разуты –

Скребуршат длинными

Костяными лепестками

Всё как-то касательно

Заворожно

Игра форм

Марьяж фигур –

Треугольно-эллипсоидный –

Геометрия ускользающей прелести

Линии огня небесного

Перламутровый налёт страсти

А у тебя на голове

Плешь просвечивает

Мой мессир

Ну, точь в точь

Забуревший гормон

Только и разговору

Что – весна

08.04.02

11 Навигации одиночества

Уфа

Погода её

Весенние сухие льдины

Расчёсанная кожа асфальта

Издевательства

Древесных высказываний –

Не желаете ли? –

Немые намёки на женщин

О недоразумение:

Забавная

Запущенность воспитания –

Неподнятая целина

То

Что девочки

Желают быть мальчиками –

Не хуже всего

Но свидетельство

Их девственности

Впрочем, последнее

Полесемично

Потешает молодёжная мода

Небогато и броско

Беззлобность юнцов

Очаровательно обнадёживает

Целые гостиные дворы

Понтовой детворы

О

Тусклая жалость подъездов

Молодости моей –

Сердечный

Бутылочный рай и трёп

Бедные пороги желания

Любовь судьба воображение

Не признающие дали

И усвоенная

Родимая пустота

Навигации одиночества

В волшебной пене

Человеческих лиц

О

Восхитительные мои

Кто-то снова провёл

Демаркационную линию

На Летучем Голландце!

Давно недалеко и снова –

Спицами в искрящейся шерсти –

Взмахи дирижерской палочки

В театре нашего детства амиго

И кто виноват

Что улицы города моего

Пошиты преимущественно

В пореволюционные образцы –

Одноединственно Октябрьские?

Так что

Загулявший барин

Уфимской литературы

Аксаков

Навсегда обречён

Пробираться ночными огородами

Тщась ускользнуть

Из-под пристального дула внимания

Досточтимых и благопамятных

Сынов города моего –

Лучше чучелы

Чем эпигоны

И не камень ли преткновения

В развитии предшествующей

Уфимской культуры

Её внутренняя ограниченность –

Ослабленные рефлексы

Сиротливого ума

Периферия приключений духа –

Его спальня и гавань?

Для чего же

Фальшиво кричал

На заре моей жизни

Ваш охрипший милицейский петух

Лицемерные учителя мои?

Надеюсь вам самим

Никто не мешает

Спокойно спать

Вечным сном?

Возможно ли кладбище

На абсолютно круглой земле

Всегда новой жизни?

5.4.02

12 Материя и форма красоты

Фигура женской красоты –

Модель только твоего желания

Только ты ею владеешь

Невозможны

Смешение и грязь

В пределе действительной

(Подобной единственной

Математической точке)

Линии

Нет ни частного

Ни общего –

Вернее

То и другое

Лишь мнимости

А в смысле модальности –

Реальность и возможность

Для неё

(объективной линии) –

Одно и то же

То есть

Вопрос дистанции

Или

Минимум возможного –

Невозможное реальное

3.4.02.

  1. Обида детства
  2. Всего лишь

    Детская обида

    Невинность попранная

    Осознанная несправедливость

    Встретившая у входа

    В этот мир

    Коварство лицемерие

    Но разрушение безумия –

    Суть только сообщение

    О личной смерти новорожденного

    Но избегание сообщения

    Изоляция –

    Суть личная смерть

    Теперь ясно

    Выход

    Должен быть окончательным

    Дабы снова не оказаться

    Только новым сообщением смерти

    Окончательно вечным

    05.3.03.

    14 Однокурснице

    Вся прелесть

    Именно в том

    Что мы –

    Умрём юными студентами

    Это только по отдельности

    Да и то

    Лишь со стороны –

    Мы состаримся

    Но вместе…

    Однажды

    Проходя –

    Каждый по своей улице –

    Мы свернём

    В здание Университета

    В родной альма-матер

    И войдём в одну

    Просторную

    Омытую солнечной свежестью

    Аудиторию –

    С окнами выпархивающими

    В Городской май

    Зелень излучающий

    И снова

    Будет стоять

    Нежный гомон

    И складный галдёж

    Не тронутых будущими мужьями

    Девочек-сокурсниц

    А на доске –

    На глубоком чёрном отливе –

    Будет что-то нацарапано

    Полустёртое

    Голубовато-розовым

    Белым мелком

    15 На старых улицах

    Я хочу

    Чтобы девочки моей юности

    До сих пор

    Попадались бы мне

    На старых улицах

    Родного города

    С тою же беззаботностью

    На лицах

    И портфелями девятиклассниц

    Да

    Я бы с лёгкостью

    Узнал каждую из них

    В юной современной моднице

    Тем более

    Что клёш снова в ходу

    И всё те же

    Любовные драмы

    Волнуют их

    Всё меньше

    Хочется видеть

    Как время

    Перекусывает своё прошлое

    Зубками взрослеющих сверстниц

    И превращает вчерашнюю

    Мечту и радость

    В критическую жвачку

    Повседневного недовольства

    У них всегда –

    Кто-нибудь да виноват

    Но даже если б

    Так оно и было

    Всё-таки как забавно

    Предъявлять иск

    За своё утраченное счастье

    Кому-то другому

    Закрадывается подозрение

    А не слишком ли многого

    Требуют от судьбы

    Достойные лучшего красавицы?

    И – полноте!

    Разве сами милочки

    Ну, ни на что не годятся?

    А может быть

    Это просто к зрелости

    Влечёт меня

    Безбрежный гомон

    И чудесный смех

    Вечных девочек

    О которых

    Забывают мои сверстницы

    И которых встречаю я

    На старых улицах

    Моего города?

    24.4.02

    16 В Дёме детства

    В Дёме детства моего

    По улице

    (Не то «Левитана»

    Не то «Правды»)

    Была одноэтажная

    Кирпичная баня –

    С широким деревянным козырьком

    Под окнами вдоль стены

    И вот как-то летом

    В наилучшую погоду

    Под солнцем

    (Шелковисто шелестящая плавниками

    Изумрудная прохлада)

    Влезли мы с дружками

    На широкий козырёк

    И – ищем

    Громко так рубль

    Как только прохожие –

    Мы: где рубль?!

    Вот теперь ищи –

    Этот рубль!

    Долго так искали

    Легендарный рубль

    Под открытыми окнами

    Женского отделения

    Знаете

    С изображением Ленина

    Большой

    Металлический

    Блестящий?

    25.4.02.

    17 Утро

    Прохладное утро

    В автобусе

    Надцатое февраля

    (Для чего упомянута дата?)

    Детства молочным рассветом

    Тебя назову –

    Мамкой небесной лазури

    Алою ранью

    Яркий овал

    Гнездится в кустах

    Барбариса

    Вдоль открытой террасы

    По стёклам –

    Лучей соломка

    Смородиной грезит роса –

    Голубее рассвет

    Дёмы мгновенной волна

    Над макушкой ребячьей сомкнулась

    Дядька-спаситель

    В плавательных трусах

    Ненароком помог мимоходом

    А по-женски волнистый песок

    Обогрел удальца

    Дальше –

    Гривы коней на ветру

    И ковыль на колхозной

    Площадке степной

    Всё дождит

    Сисзовато-лиловая даль

    Беспризорного счастья

    Сорванцами

    С двоюродным братцем

    Приснившимся нынешней ночью

    (Ну

    Ни вымысла бес

    Ни на волос)

    Всё проделки!

    Мальчишество –

    В трубах укрывшись бетонных

    От грозы –

    Тонкий резиновый шланг

    Раскурили до кашля

    (Ветер гудя

    Гарь дымка подхватил)

    Подзатыльники деда –

    Согрели весьма!

    Впрочем

    Ваш увернулся

    Едва ли прослыв хитрецом

    Небо под вечер

    С холма –

    Похоже на крупную сливу

    За маленькой бабушкой в онучах

    За коровою с выгона

    С выменем дойным:

    Хвост задирая

    Лепёшки печёт

    Нам под ноги

    Ими же путь освещая –

    В хлев

    По селу и ко сну –

    О в русалочий пруд

    На настенном ковре –

    За луною вослед

    Век пройдёт до зари

    PS

    Дата в начале –

    Напоминание о подарке

    Ко дню воина –

    Сыну села –

    Отцу

    Алексей КРИВОШЕЕВ