Все новости
ПОЭЗИЯ
8 Января 2020, 16:58

Новогоднее

Айдар ХУСАИНОВ * * * Это тихие песенки нового года, Это крик парохода на Белой реке. Это тихая мирная злая погода, Это мир на душе и синица в руке.

СНЕГОПАД
Легкий снег висит на нитях,
Но вблизи и вдалеке
Все отчетливее виден
Путь по жизненной реке.
Но покуда не поплыли
Берега, река и снег,
Ты один среди идиллий,
Потому и человек.
Потому от черно-белой,
Обжигающей струи
Оттолкнешься неумело,
Продолжая в забытьи
Все шептать слова о лете,
О тепле родной земли.
Хорошо гулять по свету,
Как измятые рубли.
ВИФЛЕЕМ
Привыкнув к шороху светил,
Все открывавшему до срока,
Следили за движеньем сил
Цари далекого Востока.
Но стала на небе звезда,
А это знак великой силы,
И, значит, им идти сюда
Хотя бы даже из могилы,
Поскольку люди всей земли
Так долго ждали это чудо.
Цари немедленно пошли
И гнали медленных верблюдов.
И через некое число
Они своей достигли цели.
Так было сухо и тепло,
Там овцы блеяли, там пели.
Там говорили, но теперь
Все потонуло в странном гуле.
И вот они открыли дверь,
И осторожно заглянули.
* * *
Кто-то тронул за плечо.
Это снег свалился с древа.
Сразу стало горячо,
Словно выпил для сугрева.
Сразу вспомнил день былой,
День, теперь уже далекий,
День, когда бежал домой
От красавицы жестокой.
И не раз сменился день,
Ничего не изменилось.
Говорить об этом лень.
Все, как водится, приснилось.
* * *
Зачавшая в марте, предупрежденная с самого начала, спустя
Весну, лето и осень она родила дитя.
Было тесно и больно, опасность грозила с любой стороны.
И чтобы ее избежать, оставалось уйти из страны.
День был короток и светил отражением льда.
Ожидались большие по тем временам холода.
Но выпавший снег преградил им дорогу вовне.
Внезапно в пещере большой оказались оне.
И там с нею были отец, и волхвы, и животные разных пород.
И там наконец прекратился так долго тянувшийся год.
И там наконец прекратилась боль, которою каждый томим.
Младенец лежал в колыбели, и все было связано с ним.
Ночью
Шел снег, и, не застав меня,
Он лег на ветви, провода, на крышах
Он угнездился, чтобы переждать
Мое отсутствие. А утром, только я
С унылым видом вышел прочь из дома,
Он на меня по-дружески напал,
Стал хлопать по плечу, спине, и шапку
Мне нахлобучил прямо до бровей.
Он говорил:"Да что ты нос повесил?
Порадуйся, так славно все."
И правда,
Был чудный день.
Земля была в снегу,
И все вокруг чудно преобразилось-
Дома похожи стали на дворцы,
По улице текла толпа медведей,
Косясь беззлобно на лохматых леших,
Вдруг объявившихся на каждом перекрестке,
Все встречные чему-то улыбались,
А злые были злыми про себя.
Все этот снег, простой привет от Бога.
Напоминай почаще о себе.
Рождество
Декабрьской ночью, разгоняя мрак,
Зажглась звезда, разжался вдруг кулак,
И губы сами расплылись в улыбке.
И в этом не было ни драмы, ни ошибки,
А только жизнь, что снова началась.
Трещал огонь, неспешно речь велась,
Мотал петух кривою головою,
Дремали овцы, гордые собою,
Во сне ногами дергал чуткий мул,
Он так устал, едва-едва заснул.
В углу вздыхала тяжкая корова,
И жизнь, запнувшись, начиналась снова.
Во всей компании один лишь только взгляд
Был обращен ни влево, ни назад,
А в точку ту, где птицей из гнезда
Сияла в небе яркая звезда.
И Он был прав, поскольку до конца
Мы понимаем в жизни лишь Отца.
7 января 2009 г.
Алексей КРИВОШЕЕВ
Ледяная горка на Советской площади
Но точно ли память не все сохранила?
Да полно! Посмотришь внимательно – было:
И девочка в праздничной шумной толпе,
И мальчик отважный в хлопушек пальбе.
И горки слепая волна и крутая,
И бешеный ветер, и ёлка – сверкая,
Сияя огнями – дворцы ледяные,
Сладимое небо – все сны золотые!
А белые клубы веселого пара!
Промерзли деревья до ярого жара,
Румяные щеки так сине горят,
И маленькой женщины пристальный взгляд.
И снова волна. На квадрате ль, вповалку –
Как славно! Стремительно радостно. Ярко
Во льду отражаясь – ракеты разряд.
Как ангелы, облачки в небе парят.
А после так долго и трудно не спится –
Ее и подруг ослепительны лица,
Ее ты стремительно под руку взял
И рядом поставил, и в пропасть умчал.
Как пахнет домашнею пихтой! Как трудно
Не то чтоб заснуть – не свихнуться от чуда!
Бока проворочал, забылся пока.
Под небом гора, над горой облака.
Воспоминание о Новогодней Уфе
в Санкт-Петербурге
Посвящается уфимским друзьям
Переполненные дружбой
Чаши дней под Новый год.
И Рождественские службы –
Год к исходу – у ворот!
Я за долами, лесами
Из болотистых земель
Услезенными глазами
Вижу в точности отсель, –
Бородатые дружочки,
Вас, оставшихся детьми,
Магазинчики, лоточки
Улиц около семи.
Возбужденными роями,
Оснеженными чуть-чуть,
Жены с чудными очами
Вдоль витрин пустились в путь.
Где сиятельные елки
Моложавый дед Мороз
Со Снегурочкою в челке
Нам с подарками принес.
Даже бодрый вождь народный
Людной улицею стал,
Шумной спешкой пешеходной
На вселенский карнавал,
В театр оперы-балета,
Где башкирский человек –
Россиянин долги лета,
Мир тебе! Салам алейк!
Но, друзья мои, коль скоро
Стали стары вы, то вот –
Голенастый пух танцорок
Увлечет ли вас в полет?
За цветной картонный сумрак
Да в шампанскую метель,
В льдистый ломкий блеск, из рюмок –
За глаза, за канитель?
Станут кони у обрыва,
И ни с места, и храпят.
За побег у конвоира
Есть разительный заряд –
Потому что вечным детям
Соблазнителен исход:
Тот ли встретит, кто отметил?
Счет пошел наоборот.