Все новости
ЛИТЕРАТУРНИК
16 Февраля 2020, 18:47

Иосиф Гальперин и его «Словарный запас». Часть четвертая

7 Времена «Действительного залога» стали для Иосифа порой подъема. Человек с активной жизненной позицией, смелый и честный журналист, он увидел реальную точку приложения своих сил. Иосиф писал серьезные статьи, кипел в работе общественных организаций, создаваемых с его участием.

Все это описано в книге, повторять и комментировать не вижу смысла.
Скажу лишь, что я не знал другого человека, столь близкого к политикам наивысших рангов – от первого президента Республики Башкортостан Муртазы Рахимова до первого президента Российской Федерации Бориса Ельцина.
Человека, ходившего по тем же улицам, но знавшего коридоры власти, куда обычному гражданину входа нет.
Мой друг непосредственно участвовал в событиях, где смешивались все слои и все понятия, где рядом оказывались люди, впоследствии взлетавшие выше стратосферы.
(И там показывавшие свои истинные лица…)
О том, сколь ужасен бульдожий оскал политика, можно понять, прочитав «Словарный запас».
Иосиф сделал невероятно много для окончательного низвержения партаппарата в Башкирии.
Он боролся с косностью старых функционеров, создавал условия, при которых могла воцариться власть демократических лидеров.
Но не только политикой занимался Иосиф Гальперин.
Трудно найти человека, который сделал бы так много для Уфы в экологическом направлении.
Столица РБ – одиннадцатый по величине, четвертый по протяженности, пятый по площади город Российской Федерации.
Но развившийся во время войны, миллионный город стоит на пороховой бочке нефтехимзаводов.
Когда дуют ветры северного направления, то с самолета, находящегося на высоте круга, виден шлейф дыма, который ползет на юг и покрывает грязно-черным облаком все пятьдесят километров жилых кварталов Уфы.
Зрелище страшно, реальность еще страшнее.
Я не помню, кто из журналистов первым пустил в обиход слова о «мутной волне перестройки», но он был совершенно прав.
Когда в России началась эпоха «демократических» перемен, окружающая среда, и так находящаяся на грани, подвергалась смертельной опасности.
Новые власти пытались под шумок разместить здесь производства, от которых цивилизованные страны избавляются по экологическим причинам.
Если бы им это удалось, нынешняя ситуация в Уфе была бы еще более плачевной.
Химзаводы располагаются в северной части города, которую огибает река Караидель (в русском названии – Уфа), питающая столицу Башкирии через два водозабора – северный и южный.
Я никогда не забуду весну 1990 года, когда из-за высокого паводка в реку попал фенольный альдегид и отравил городской водопровод.
Это были страшные дни; на улицах стояли зеленые военные цистерны из других регионов и люди стояли в очередях за водой.
Казалось, началась война. Она и началась, только никто не видел статистики болезней нынешних 30-летних граждан, которые в младенческом возрасте успели попить той фенольной воды. Ведь последствия такого отравления необратимы.
В те времена Иосиф Гальперин сражался на баррикадах.
Мой друг входил в число яростных активистов «из народа», которые вместе с дипломированными экологами сделали все, чтобы остановить произвол властей.
Возможно, это сейчас уже не помнят, но в Уфе собирались развернуть цех поликарбонатов, при производстве которых в качестве катализатора должно было использоваться военное ОВ – газ фосген.
В случае его утечки фенольная катастрофа 90-го показалась бы баловством в хедере.
8

С начала «перестройки» Иосиф участвовал в попытках действительно перестроить российское общество, сделать его пригодным для жизни.
Ведь он был не только поэтом, но и журналистом.
Не по специальности, по складу характера и состоянию души.
Отношение к журналистам в массах неоднозначно.
Одни видят в газетчиках «четвертую власть», способную воздействовать не только на умы, но и на само общество.
И в этом они правы; даже сейчас печатные СМИ не до конца утратили значимость, об электронных не приходится даже говорить.
Ведь слово всегда было могучей силой.
Сейчас мало кто помнит, но советский волюнтаристский проект «поворота сибирских рек» остановили не министры, а писатели.
Другие говорят, что журналистика – 2-я древнейшая профессия, а по продажности газетчики превосходят представителей 1-й.
И это тоже верно.
Модных в 90-е годы «независимых журналистов» существовали считанные единицы.
Не только потому, что «независеть» можно лишь при условии материальной обеспеченности, позволяющей жить между гонорарами. Даже трижды независимый журналист должен где-то публиковаться. То есть он все равно подчиняется давлению издателей, идеологов или владельцев.
Да и у тех же идеологов всегда есть владелец – само государство.
Я работал при «Вечерней Уфе» вне штата, но все-таки иногда чувствовал себя… не буду говорить кем именно.
Ни одна статья в городской – городской, не партийной! – газете не могла пройти без условия полной коллинеарности с политикой партии.
Порой бывало и хуже. Меня вызывали в редакцию, где приходилось почти под диктовку писать прямо противоположное тому, что думаю. Так делалось, когда газете требовался «голос из народа», для которого я подходил идеально, поскольку был не журналистом и даже не филологом, а вовсе кандидатом физ-мат наук. Последний титул всегда приписывали к моей фамилии под текстом.
Мне было противно, но сопротивляться я не мог: в случае отказа меня бы перестали печатать; безработных газетчиков хватало, а городская газета имелась всего одна.
На самом деле работа в средствах массовой информации не может иметь однозначной оценки. Она неоднозначна, как сама жизнь, никогда не бывающая ни чисто черной, ни чисто белой.
Критерий настоящего журналиста – это отношение к собственной работе.
Умение до определенной степени идти на компромиссы, но отстоять свою позицию в целом.
Способность писать не «бойко», а энергично.
Каждую статью делать так, будто газета – не однодневка, живущая от номера до номера, а результат останется на века.
Тогда от журналистской деятельности останется нечто, позволяющее на закате жизни с достоинством относиться к самому себе, читая старые материалы.
Мой друг, журналист Иосиф Гальперин на 100% удовлетворяет этому критерию.
Виктор УЛИН
Продолжение следует…