Все новости
СОБЕСЕДНИК
24 Февраля 2020, 13:23

Геннадий Стрелков: "Надежда - жизнь прожить любя..."

Часть вторая – О, да, помню, сколько мы с тобой спорили о рок-музыке в целом и о Башлачёве в частности! И как много дали нам в конечном итоге эти споры, этот обмен мнениями и пристрастиями! Ведь именно тогда мы учились отличать хорошее от дурного, доброе – от злого, настоящее – от второсортной подделки… И всё-таки литература, и в особенности поэзия, стала не просто увлечением. Скажи, в тебе когда-нибудь происходила борьба предназначений? Армия и литература – что сильнее?

– Знаешь, на самом деле борьбы никакой не было. Мне везло с командирами: все очень лояльно относились к моему творчеству, тем более что оно не мешало моей авиационной инженерной работе. Служил, получал звания, росли дети. И если жена терпела мои отъезды на сессию, просиживание за курсовыми работами, экзамены и т. д., то в части – тем более! К тому же у меня получился целый поэтический блок про нашу авиационную жизнь. Высокой поэзией это назвать нельзя, но сложности быта и службы, невыплаты зарплаты, бесконечные сокращения, отражённые в стихах, находили понимание среди сослуживцев.
Если же серьёзно, то поэзия в творческом плане была и остаётся для меня на первом месте – она наполняет смыслом каждый день и даже в какой-то степени оправдывает существование. Хотя у Инны Кабыш есть такие строки:
Поэт, ты думаешь тебя
твои стихи спасут,
когда архангелы, трубя,
всех призовут на Суд?
Ты думаешь, что за стихи
тебе простят твои грехи?
Не обольщайся, дорогой:
ответишь, как любой другой.
Поэзия – такой же труд,
как ловля рыбы, поиск руд.
И не возьмёт с собой туда
никто земных плодов труда…
И будешь лёгок ты и мал,
и что ты скажешь? «Я писал?..»
Давно размышляю над этими строками, но к выводу окончательному ещё не пришёл. Возможно, что для поэта его творческий путь и есть некоторая цель. Но это уже метафизика, причём с восточным оттенком.
– Мы с тобой оба из века прошлого, именно там мы взяли всё лучшее, что в нас есть. А если говорить о сегодняшнем времени: нравится ли тебе оно? Чувствуешь ли ты, что шагаешь с ним в ногу?
– Нет, время не нравится. Духовно я вырос из Серебряного века, из того многого, что он включает в себя. На лекции как-то преподаватель принёс нам старое издание Иннокентия Анненского, раскрыл книгу и показал, что стихи располагались внизу станицы. А делалось это для того, чтобы взгляд сначала скользил по листу и отдыхал перед восприятием слов и образов. В наше время взгляду, да и душе сложно отдохнуть – информация стремится войти в тебя быстро и нагло. С этим борешься, но в итоге всё равно остаётся такое ощущение, как после встречи с мошенницей на рынке. Вроде бы ничего не потерял, но как-то неприятненько…
Как идти в ногу со временем? Наверное, здесь нет чётких критериев. Более важно совпадать с людьми – с теми, кому близко твое творчество. Когда в соцсети тебе пишет женщина, которая была буквально на грани жизни и смерти из-за тяжёлых обстоятельств и «держалась» на твоих стихах, то понимаешь: ты уже что-то сделал не зря…
– Не могу не согласиться с этим. Знаю и по своему творчеству, что стихи способны буквально спасти других от уныния и даже рокового шага. Я тоже получала подобные письма. Значит, время для тебя – это люди. И всё же, о чём ты мечтаешь сегодня?
– Если честно, то у меня очень много планов. Я ещё пишу картины – только дома их около тридцати! Начато много стихов, правда, не знаю ещё, во что они вырастут… Поэтому больше всего мечтаю, как всегда, о вдохновении и чтобы чувство меры и вкус меня не покидали.
– Гена, с высоты прожитого и в честь сегодняшнего праздника: что ты можешь пожелать современным мальчикам и юношам? Как, по-твоему, вырасти настоящим мужчиной?
– Мальчики превращаются в мужчин только когда они преодолевают трудности. И когда это ценят окружающие. Поэтому все очень просто: нужно ставить сложные задачи и решать их. Тогда всё будет на своих местах: и любовь, и семья, и ты – как мужчина.
– Тогда ещё вот такой вопрос «на засыпку»: что нужно человеку для счастья – «рецепт» от Геннадия Стрелкова?
– Счастье – это когда ты умеешь пройти по тонкой ниточке, которая соединяет твою личную жизнь, семью, близких людей и твоё творчество. Счастье – в умении видеть и ценить красоту и отличать её от безвкусицы.
– Прекрасно тебя понимаю. Это вообще, я считаю, очень важная тема в сегодняшнем нагромождении китча и попсы. И мне очень импонирует, что понятие счастья ты неразрывно связываешь и с эстетическим вкусом человека. Надеюсь, читатели обратят на это внимание. А теперь для лучшего понимания твоих внутренних настроек поведай, пожалуйста, нам твоё любимое изречение или анекдот.
– «За меня ещё никто никогда не боролся. Только врачи».
– Гена, я верю, что мы с тобой ещё поговорим более полно и подробно. А сейчас – напоследок, такой «простой» вопросик: ты состоялся?
– Надеюсь, нет. Иначе зачем тогда мечтать и строить планы?
* * *
Опять зима. Не тает первый снег,
и лампой керосиновой согрет
уютный дворик, лапы старой ели.
Мы только начинаем свой разбег,
ещё мы верим в радость и успех
и в то, о чём подумать не успели.
А где-то там, в неведомой дали,
на краешке задумчивой земли
спит ангел в ожиданье Рождества.
И снится ему дворик во Вселенной,
Возможно, я, и лампа, несомненно
как способ приближенья волшебства.
Всему свой час, чему должно случиться.
Мой ангел спит, а мне ещё не спится,
и томик Баратынского открыт.
И свежим снегом не могу напиться,
читаю на тускнеющих страницах,
что ангелом своим не позабыт.
ВИНО ИЗ ОДУВАНЧИКОВ
Мои письма не доходят до рая
Почтальоны сговорились и врут как один
А мне не нужна никакая другая
Говорят на небе
Опять
Карантин
Выхожу в поле смотрю на облака
Они проплывают ватой бездушной
Дотянуться рукой бы
Да не достанет рука
До той кроме которой
Никого
И не нужно
Эх птицы-голуби и на вас нет надежды
Таможня не даст добро
Для обманщиков
Ты там жди не скучай
Я люблю как и прежде
И буду готовить для нас
Вино
Из одуванчиков
* * *
Вдоль моря петляет дорога –
В Гурзуфе курортный прибой.
И в прорезь «куриного бога»
Весь мир помещается мой.
Здесь белые сны у причала
И чёрные камни у скал.
Здесь всё начинаем сначала,
Чтоб видеть начало начал.
Последняя дынная долька
Останется пищей для ос.
А я потерялся, и только,
В сетях твоих русых волос.
Пергаментом кожа темнеет,
На Крымском лежим берегу.
И я сберегу, как сумею,
Тот камешек… с дыркой в боку.
* * *
Не замерзай, здесь просто чистый лед. Вселенная слегка трещит под нами. Той музыки таинственный полет закончится невнятными стихами. Не замерзай, ты просто лучше всех, твоя улыбка делает нас ближе. Ты знаешь: там, где выпал синий снег, какой-то сумасшедший встал на лыжи.
Здесь так легко. В помятом пиджаке я старомоден, странен на досуге. Быть может, мы в заштатном кабаке ещё станцуем наше буги-вуги. Не замерзай! Не мне тебя лечить, учить летать – желаньям нашим тесно. Мы просто научились выживать, когда весь мир и даже лёд надтреснут.
* * *
Я изучил науку расставания,
Но есть одна спасительная нить:
Ирония как способ выживания –
И музыка как способ погрустить.
* * *
Одна надежда на Всевышнего,
На друга дальнего и ближнего,
На ряд хороших новостей,
И на жену, и на детей.
На обнаглевшего кота,
Что ночью будит неспроста.
На благосклонное начальство
И на зарплату – без нахальства.
На курс валют – без перемен,
На тишину бетонных стен.
Надежда – жизнь прожить любя,
Одна надежда... на себя.
Материал подготовила Валерия САЛТАНОВА
Часть первая