Все новости
ТЕАТР
17 Октября 2020, 19:26

Начало пути. Часть первая

В июле 1956 года, начала свой путь в искусстве целая плеяда замечательных танцовщиков. Их вклад в балет Башкирии переоценить невозможно. За полвека была проделана огромная работа, главное – создание башкирской профессиональной школы балета.

Такого выпуска Башкирский театр оперы и балета не видел и вряд ли уже когда-нибудь увидит. Целый класс, двенадцать замечательных, не похожих друг на друга танцовщиков окончили Ленинградское хореографическое училище и приехали работать в Уфу в балетную труппу оперного театра.
А начиналось все летом 1947 года. Страна еще не успела прийти в себя после ужасов войны: еще не полностью отстроены разрушенные бомбежками города, не отменены продовольственные карточки, не хватает продовольствия и одежды. Но люди были полны энтузиазма и надежд, повсюду шло активное строительство, работали театры и музеи. В июне 47 года в газете «Советская Башкирия» было напечатано о начале конкурсного отбора детей в возрасте 10 лет для обучения в Ленинградском хореографическом училище. Конкурс проходил в театре оперы и балета, проводила его ленинградский педагог Варвара Павловна Мей.
В это время благодаря активным действиям Файзи Адгамовича Гаскарова в Башкирии были свои артисты балета. Самые первые из них не имели профессионального образования. В 1941 году приехали выпускники ленинградской школы балета – З. А. Насретдинова, Г. Г. Хафизова, Х. Г. Сафиуллин, Ф. М. Саттаров, Ф. С. Юсупов. Первопроходцы башкирского балета Файзи Гаскаров и Загида Бахтиярова приложили немалые усилия, чтобы отправить учиться в Ленинград башкирскую группу.
Было отобрано 20 девочек и мальчиков, причем, кроме детей, которых привели родители (Эльза Сулейманова, Венера Галимова, Эмма Тимиргазина, Дамира Буренкова, Этика Саяргалеева, Али Бикчурин, Марс Чувашаев), были просмотрены и отобраны дети из детских домов и интернатов – Фирдаус Нафикова, Венера Туляшова, Ильдус Хабиров, Булат Мухамадиев, Виль Ярлыкапов, Рауля Ишбулатова.
Наступил день отъезда. Всех ребят посадили в общий вагон. И когда поезд потихоньку тронулся, а родители, стоящие на перроне, стали отдаляться все дальше и дальше, в вагоне поднялся громкий плач. Наверное, до этого момента маленькие будущие артисты по-настоящему не представляли себе разлуки с близкими.
– Ехали очень долго, – вспоминает Али Салихович Бикчурин, – приехав в Москву, попали на празднование 700-летия столицы. Помню огромный портрет Сталина, висевший в небе.
– Мне купили деревянный чемодан, – рассказывает Эмма Мухаметовна Тимиргазина, – над которым в годы учения долго смеялась Фирдаус. Этот чемодан был огромных размеров, к тому же, когда его открыли, он оказался полным сушек и топленого масла с медом. Конечно, предусмотрительная мама, зная о долгой дороге, основательно подготовилась.
Наконец добрались до Ленинграда. Детей посадили в кузов встретившего их грузовика и повезли в училище. Вспоминает А. С. Бикчурин:
– Удивленные и притихшие ехали мы по послевоенному городу. Дети войны, мы, к счастью, никогда не видели бомбежек. А здесь повсюду предупреждения об особой опасности улицы при артобстреле, объявления с указанием бомбоубежищ и попавшие под обстрел огороженные дома, некоторые из которых были лишены одной из стен, обнажая комнаты с мебелью и домашней утварью. Ленинградские дворы были изрытыми в связи с налаживанием системы водопровода и отопления. В городе полным ходом шло восстановление после страшной войны.
И вот улица Зодчего Росси. Непередаваемое впечатление произвела она на малышей из Башкирии. Этот образец классической архитектуры создает оптический обман.
– Я была уверена, – рассказывает Венера Хакимовна Галимова, – что улица замкнута. Каково же было мое удивление, когда я увидела, что два здания, стоящие по бокам улицы, не примыкают к центральному – театру им. А. С. Пушкина.
В одном из этих зданий на улице З. Росси и находится балетная школа мирового значения, где учились великие русские балерины. Здесь и предстояло учиться башкирским детям в течение 9 лет.
Поначалу 10-летним детям вступать в самостоятельную жизнь было тяжело, очень скучали по родителям. Многие еще не очень хорошо знали русский язык, и не все на уроках было понятно. Воспитатели – Зинаида Ивановна Романова и Евгения Георгиевна Леонтьева – старались всячески скрасить жизнь ребят: утешить в трудную минуту, помочь с уроками. Они водили на прогулки и в музеи, знакомили детей с дивным городом.
Рассказывает Э. М. Тимиргазина:
– Всех детдомовцев постригли наголо, и когда волосы начали отрастать, у Венеры Туляшовой, жесткие как у ежика, они торчали очень смешно. С тех пор она на всю жизнь получила доброе прозвище «Керпе» («Еж»). Даже педагоги называли ее Керпе, Керпешка.
Девочки жили дружно, и мальчишки, постоянно находясь вместе – в училище на уроках и в интернате в общей комнате, – привыкали друг к другу. Общее дело и стремление постичь все трудности хореографии сближали.
Свои самые ранние впечатления вспоминает Венера Хакимовна Галимовна:
– Помню, как нас строем водили в баню, которая находилась рядом, на р. Фонтанке. Из окон выглядывали ленинградцы и говорили: «Смотрите – нацмены идут». Что это значит – национальные меньшинства – я понятия не имела. Каждый месяц нам выдавали по куску мыла. Мы, девочки, скидывались и пользовались общим бруском. Таким образом к концу года у каждой из нас было сэкономлено по одному, а то и по два кусочка мыла, которые мы в качестве гостинца везли в Уфу, чтобы порадовать мам.
Педагоги, учившие башкирскую группу по спецдисциплинам, сегодня стали легендой в балетном мире. Все они в свое время закончили это же училище, танцевали в театре им. Кирова, некоторые из них – даже когда он был Императорским Мариинским театром. Это настоящие высококлассные мастера своего дела. В своей альма-матер они сохраняли старые добрые традиции, в первую очередь, добросовестный труд и любовь к своему искусству.
Преподавателями по основному специальному предмету – классическому танцу – стали Найма Валеевна Балтачеева у девочек и Абдурахман Лутфуллович Кумысников у мальчиков, которые учили башкирских детей все 9 лет. Эту супружескую пару великий балетмейстер Леонид Якобсон пригласил для исполнения главных партий – Сюимбике и Али-батыра в балете Яруллина «Шурале» в Казанский театр оперы и балета. Театр готовился к декаде Татарии в Москве, намеченной на июнь 1941 года. Но война помешала.
– Дорогие нам преподаватели, – рассказывает А. С. Бикчурин, – совмещали работу в училище с работой артистами в театре им. Кирова и учебой на педагогическом отделении у профессора Агриппины Яковлевны Вагановой. Поэтому наши уроки классики начинались рано утром, в 8.30. Полусонные, с утра стояли мы лицом к палке, слушая замечания и требования Абдурахмана Лутфулловича, стараясь выполнить все его указания, а вечером перед сном мысленно повторяли урок с замечаниями педагога и давали себе слово завтра заниматься еще лучше, чем сегодня.
Вспоминают Венера Хакимовна и Эмма Мухаметовна:
– За все 9 лет Найма Валеевна не повысила на нас голос, ко всем она относилась ровно, хотя очень любила Эльзу и Фирдаус. Что бы ни говорили и ни писали, именно Балтачеева была любимой ученицей Агриппины Яковлевны.
По характерному танцу класс поначалу вел Александр Ильич Бочаров – один из создателей методики преподавания характерного танца, автор учебника «Основы характерного танца» (1939 г.). Уже на курсах педагогом по характерному стал Тахир Валеевич Балтачеев, родной брат Наймы Валеевны. Сам темпераментный танцовщик, он прекрасно показывал движения и комбинации.
Дуэтный танец вел видный педагог, воспитавший несколько поколений выдающихся артистов, – Александр Иванович Пушкин. Среди его учеников – Аскольд Макаров, Юрий Григорович, Никита Долгушин. Ежегодно весной в училище проходит урок памяти великого педагога.
Михаил Михайлович Михайлов – замечательный мимический артист – вел актерское мастерство.
Художественное руководство возглавлял Николай Павлович Ивановский, преподававший башкирской группе историко-бытовой танец в выпускном классе. Эстет и высокий профессионал, Николай Павлович закончил бывшее Театральное училище еще в 1911 году, в классе легендарного М. Фокина, участвовал в антрепризе С. Дягилева, затем артист Мариинского театра. Ивановский – основоположник методики преподавания историко-бытового танца.
О. ВИЛЬДАНОВА
Продолжение следует...
Читайте нас в