Все новости
НОВОСТИ
24 Ноября , 13:00

День рождения земляка

Сегодня день рождения Лидии Михайловны Ильясовой (24 ноября 1935, Харьков, Украинская ССР, СССР – 1 сентября 2017, Харьков, Украина). Она – советская шашистка, российская журналистка. Мастер спорта СССР (1970) по русским шашкам. Выдающийся спортсмен Республики Башкортостан (1996). Обладатель Кубка СССР по шашкам (1971).

Окончила Харьковский политехнический институт (1958).

Ученица Зиновия Исааковича Цирика. Воспитанница ДСО «Зенит» (Уфа). Обладатель Кубков СССР (1971) и РСФСР (1989), чемпионка РСФСР (1959, 1961, 1971, 1972), серебряный (1974–76) и бронзовый (1963, 1979) призёр чемпионатов РСФСР в личном зачёте. Серебряный (1972) и бронзовый (1974) призёр Кубков СССР в командном зачёте. Чемпионка (1970, 1978, 1986), серебряный призёр (1972) чемпионатов Башкирии.

В 1993–97 редактор первой украинской газеты в Башкортостане «Криниця».

Как журналист сотрудничала с изданиями: газ. «Волга-Урал» (1991–93), «Воскресная газета» (Уфа, 1994–2005), «Уфимская неделя» (2006–2010), «Единая Россия. Башкортостан», «Охрана труда и промышленная безопасность», «Уфимские ведомости» и др., жур. «Шашечный Израиль» и др. В последние годы жизни работала корректором в газете «Истоки» (Уфа).

Автор воспоминаний о Людмиле Гурченко, Клавдии Шульженко.

Вместе с Людмилой Гурченко учились в женской украинской городской школе № 6 города Харьков.

"Она старше меня на 12 дней. Я училась в «А» классе, а Гурченко – в «Б». Ещё в нашей школе училась Наталья Фатеева, но вот её в отличие от Люси не любили, – слишком уж манерная была. Зато Гурченко – сама простота! Училась будущая знаменитость неважно – перебивалась с четверки на тройку, зато была очень веселой и компанейской и постоянно участвовала в самодеятельности. У них весь класс был такой – с «уклоном» в артистизм. Если у нас были в основном спортсмены, то из «Б» класса выпустились заслуженные артистки Украины.

4 сентября 2018 года во второй раз в Уфе прошёл гроссмейстерский турнир по международным шашкам памяти Лидии Михайловны Ильясовой.

 

Публикуем ее заметку из серии журналистских веселых историй.

 

НО САМЫЙ МУДРЫЙ – ЛЕВ ЕФИМОВИЧ!

Выпадало ли кому-нибудь счастье присутствовать на дне рождения незнакомой кошки? Нет? А мне вот выпало. Причем не в счастливом детстве, а на склоне лет в колоритном городе Харькове.

 

Уходишь – счастливо, приходишь – привет

– Давай на секунду заскочим на третий этаж, – сказала моя школьная подруга. – Сегодня срок отдавать долг, я стараюсь держать слово.

Мы и забежали. А там – человек пятнадцать сидят за накрытым столом. Судя по раскрасневшимся лицам, процесс в разгаре.

– Сегодня нашей Кысе четыре года, – пояснила хозяйка квартиры, приняв конверт с деньгами, – Милости прошу к нашему шалашу.

Сидевшая на придвинутом к столу табурете кошка с некрасивой шерстью и сильно обожженными усами недовольно взглянула на нас и тут же уставилась на хозяйку, видимо, до нашего прихода говорившую что-то приятное кошачьему уху.

Общество оказалось бывшими соседями по расселенной коммуналке. Они до сих пор отмечают вместе 9 Мая и все дни рождения, включая Кысины.

 

Против лома есть приемы

– Видимо, Кыся у вас героическая, – закусив, вслух предположила я. – За правое дело пострадали ее усы? Теперь, она, наверное, не может быстро двигаться в темноте и натыкается на предметы?

– Это вы, наверное, натыкаетесь, – с обидой парировала хозяйка. – У Кыси, как у всех кошек, на лапках есть осязательные волоски. Они и предупреждают о препятствиях. У вас такие есть?

– Нет.

– Ну вот видите. А сможете ли вы мгновенно откликаться не на свое имя?

– Нет…

– А Кыся может. Эту грань ее таланта заметил, приподнимитесь, наш уважаемый Лев Ефимович. И придумал, как с помощью Кыси получить многолетние долги от пятерых соседей из верхней коммуналки.

Общество выпило за здоровье Льва Ефимовича как первооткрывателя таланта именинницы.

– Иду я как-то с Кысей на руках, – с удовольствием продолжала хозяйка, – аккурат в то время, когда должница Клавдия возвращается с работы. «Интересно, – говорит Клавдия, отведя глаза, – как ты кошеня назвала? «Клавкой», – отвечаю. Та покраснела. «Ну что ж, – говорит, – тоже ничего, лишь бы здоровенькой росла. Она на свое имя идет?» Отвечаю: «Конечно. Подержи ее, я зайду за угол, чтоб она меня не видела, и позову. Увидишь, как рванется». Все как по маслу вышло. Наутро Клавдия горячий пирог с рисом-мясом принесла. И деньги – долг. Только, говорит, переименуй кошеня, пожалуйста.

А потом с недельку Лев Ефимович стоит с Кысей в кустах, а я из окна, как должник следующий идет, орала на весь двор; «Евдокия!», «Раиска!», «Надя!», «Гарбузяра!». Гарбузяра – это как бы Петро Гарбуз. И Кыся мчалась как наскипидаренная! Петро в тот же вечер и гроши, и вареники с вишнями принес – зови, говорит, кошку хоть моей Нюркой, только не Гарбузярой. Все рассчитались.

 

Из усов в усы

– У кошек хоть какие-то мозги есть, – сказала молодящаяся дама лет семидесяти, в прошлом учительница физики. – Но я считаю самой умной домашней живностью таракана.

Общество поморщилось.

– Не верите? А это факт. Разжигаете вы духовку. Смотрите, а там их тьма. Рассуждаем за таракана. Какой основной поражающий фактор духовки? Повышенная температура. Пространство духовки замкнутое. Значит, таракан получит ожоги на морде и на животе. Но он же спасается! Он заранее знает, где есть вентиляционные ходы, через которые можно пройти не сгибаясь! Сколько у него лап? Шесть. Так двумя верхними он прикрывает морду, двумя средними – живот и убегает на двух задних! И передает опыт молодняку. Вы у нас мудрый человек, Лев Ефимович, рассудите, кто умнее – Кыся или тараканы какие-то?

 

Тетю Сару к телефону!

– У каждого свои достоинства, – ответил мудрец. – С вашими тараканами я не знаком, а Кысю уважаю и ценю четвертый  год. Но я вам скажу, а мне скоро семьдесят девять, что птицы, у которых мозгов вроде тоже не богато, могут быть большими умниками. До войны мы жили, это же ясно, в Одессе. В коммуналке. Длинный коридор гостиничного типа. Один унитаз, один телефон, одна плита с двумя конфорками. И один попугай на шкафу в том же коридоре. И по сто жильцов в каждой из восьми комнат. Ужас, но дружный. Началась война, все поразбежались, как ваши тараканы. У меня уже тогда левая нога была хорошо короче правой, меня отбраковали от армии. Мама, ее родная сестра тетя Сара и я поехали в эвакуацию. Тетя Сара пожалела попугая, у которого не было родственников, и взяла его с нами в эвакуацию. Оказались мы в Ташкенте, поселились в землянке. И тетя Сара через какую-то Броню Исааковну пристроила попугая, а его звали Семочкой, в театр – столоваться и жить, так как Броня Исааковна сказала, что в такой норе попугай не выживет, а главный режиссер очень любит птиц. Тетя ей сбрехала, что Семик говорящий. За все годы службы в театре Семик ничего-таки не сказал, к нему даже учителя нанимали. Дохлый номер. И вот году в сорок седьмом ставят пьесу "Таманго". Мы достали три контрамарки на премьеру, потому что Броня Исааковна сообщила, что главный режиссер решил дать Семику номер – сидеть на парусах как колорит. Пьеса какого-то там Мериме. Не Шекспир и не Бабель, скажу честно. Действие на рабовладельческом корабле. Таманго – вождь рабов. Борьба за свободу и независимость. Мы смотрим на своего Семочку. Сидит, молчит, головкой вправо-влево. Да, и правительство Узбекской ССР на премьеру пришло. И вот последние моменты пьесы. Рабы повыскакивали на палубу. Таманго срывает оковы и со стуком бросает их на пол сцены. Рабы тоже цепи сбрасывают. Таманго со счастьем на лице делает руки в стороны, готовится что-то сказать, и вдруг в полной тишине Семочка как крикнет:

– Тетю Сару к телефону!

Таманго замер, зал не может ничего понять. Семочка повторяет: "Тетю Сару к телефону!" Снова тишина. И тут не выдерживает тетя Сара:

– Бегу, родненький, бегу!

И оба – с нашим акцентом! И публика легла. И Таманго с рабами покатился. А потом все хлопали, сколько сил было. Таманго так ничего и не сказал, но тетю Сару узнал весь Ташкент, а нам дали человеческую комнату.

Автор:Лидия ИЛЬЯСОВА