Все новости
ЗАБОР
18 Сентября 2020, 15:58

Серьезное дело

Конец двадцатого столетия – научно-технические, как говорят, времена. Век телевидения, масс-медиа. А литературное дело, оно все как-то по старинке – от авторучки до газетной полосы... Хорошо, если в аудитории какой выступить пригласят. Ну, не обидно ли?

Кому-то из друзей-поэтов пришло в голову в неординарной обстановке почитать стихи, отснять все это на видеопленку, смонтировать по-хитрому... Шагнуть, словом, в ногу со временем. Раздобыли видеокамеру. Скоро подобралась «теплая» компания людей самых различных вкусовых (в смысле эстетических пристрастий) и «весовых» (в смысле писательского опыта) категорий, объединенных личной приязнью и горячим первопроходческим желанием творить новое, так сказать, на стыке вербального и виртуального. За «умным» определением, правда, мало чего конкретного крылось. Добро, что маститый Павел Романович Мельниченко добровольно подвизался нашу творческую энергию каким-то образом срежиссировать. И даже предоставил «группе» «съемочную площадку» – свободную от репетиций сцену Театра кукол.
Наклюнулась идея – стилизовать наш поэзоспектакль под библейскую тайную вечерю со всей подобающей пиршественной атрибутикой. Грааля, конечно, не сыскалось, но портвейна «причаститься» купили. Наполнили вином кастрюльку, кружки принесли из буфета. В театральной реквизитной разжились тяжелыми балдахинами или хитонами (в гардеробных делах я не мастак) из спектакля «Божественная комедия».
И вот мы, похожие в нашем «божественнокомедийном» облачении на средневековых монахов, рассаживаемся кругом на сцене. Центральное место занимает злополучная кастрюлька-«Грааль», из которой я должен кружкой черпать вино и по ходу декламации стихов многозначительно выливать обратно. Такой вот «режиссерский ход». Черпаю, поднимаю (слишком высоко поднимаю!) кружку, наклоняю ее, и... в гулкой тишине пустого театра раздается дурацкий звук, который, пардон, три раза на дню слышит каждый имеющий здоровые почки человек. Эффект был сногсшибательный – благо что сидели мы на полу и падать далеко не пришлось. Я расхохотался. За мной вес остальные.
А надо признаться, что поначалу были мы все немного скованы – пугались с непривычки «бездушного глаза» видеокамеры. Нервозная была атмосфера, съемки – дело серьезное... И то ли смех нас так разрядил, то ли «причастие» после многочисленных дублей наконец «подействовало», но работалось нам потом легко и воодушевлено. Недаром говорят: кашу маслом не испортишь. Ручаюсь: элемент комического не помешает в любом серьезном деле, о чем прекрасно осведомлен Господин Случай, заботящийся о том, чтобы никакое самое серьезное дело не стало серьезным до зевоты...
Анатолий ЯКОВЛЕВ