Все новости
ЛАЙФХАКИ
7 Февраля 2021, 18:29

Помогите, у меня социофобия!

Под клинической социофобией обычно понимают упорную иррациональную боязнь исполнения каких-либо общественных действий (например, публичных выступлений) либо действий, сопровождаемых вниманием со стороны посторонних лиц (боязнь пользоваться местами общепита, общественным туалетом, невозможность заниматься чем-либо при наблюдении со стороны, боязнь встреч с незнакомыми людьми и лицами противоположного пола).

При соцофобии, в отличие от панического страха, всегда существует четкая ситуационная причина, запускающая каскад психовегетативных проявлений, которые на своем пике могут быть неотличимы от паники (покраснение лица, сердцебиение, потливость, тремор). Тревога ожидания и поведение избегания подобных ситуаций также являются непременными здесь атрибутами. Многие признаки социальной фобии присутствуют и у здоровых лиц, поэтому диагноз выставляется лишь в том случае, если тревога вызывает значительный дискомфорт, а фобические переживания оцениваются как чрезмерные и необоснованные.
Распространенность социофобии у населения варьируется от 3 до 13%, чаще всего – среди одиноких женщин и в молодежной среде. Она нередко сочетается с депрессиями, а также с другими невротическими расстройствами тревожного характера. Иногда говорят о симптоматической социофобии как о симптоме психического заболевания.
Прежде чем называть себя страдающим социофобией или именоваться социофобом, необходимо уточнить: а страдаешь ли ты оттого, что, скажем, избегаешь общения с окружающими? Допустим, сложно назвать социофобом человека с достаточно выраженной степенью отшельничества. Ибо лично для него такое существование – само по себе благо. Он стремится к уединению потому, что оно, в принципе, для него комфортно.
Также сложно назвать социофобом человека, который избегает посещать места массового скопления людей, скажем, в связи с возможным терактом. Так что его боязнь не такая уж иррациональная. Она имеет под собой определенную логическую основу. Как было сказано в одной статье про подобную «тихую панику», эта боязнь может разрастаться до размеров фобии, но, пока этому опасению не подчинены все прочие поступки, и она лежит в границах элементарной осторожности, о социофобии говорить рано.
Вряд ли являются социофобами и те, кто отказывается ходить в компании, где общение для него становится пустой тратой времени, где просто не с кем и не о чем поговорить.
Таким образом, далеко не все ситуации, когда человек избегает общения с людьми, можно огульно относить к социофобиям. Кстати, стыдливость или застенчивость тоже сложно именовать социофобией – по крайней мере, пока эта застенчивость не разрослась до размеров невроза, ибо фобия и есть разновидность невротического состояния.
* * *
Вообще, о социофобии как о медицинском диагнозе заговорили сравнительно недавно. И если ранее имела место гиподиагностика этого болезненного явления, то на сегодняшний день имеет место его гипердиагностика. Причем все чаще этот диагноз люди ставят себе сами.
Нередко это происходит потому, что сказать себе самому «я застенчив», «я боюсь публики», «я не умею общаться» вроде как слишком обыденно, а с другой стороны, в какой-то степени стыдно. А вот сказать себе «у меня социофобия» для многих кажется гораздо круче! Это как бы уже не обычный человек с его сомнениями и неумениями, а утонченная натура с красиво звучащим и непонятным диагнозом. При этом может присутствовать и такой неосознаваемый подтекст: фобия – это болезнь, поэтому ничего удивительного, что я иду у нее на поводу. Тут снова надо вспомнить о том, что, так или иначе, любая фобия чем-то выгодна вашему бессознательному, которое и управляет нашим поведением, поступками, высказываниями.
Отсюда можно понять, почему на социофобию жалуются в основном молодые люди или одинокие женщины. Скорее всего, это те, у кого амбиции больше возможностей: бессознательно они чувствуют, что на ту высоту, которую они себе наметили, им не запрыгнуть, поэтому надо готовить какое-то оправдание – как для себя, так и для других.
Если же человек наделен чувством здравого смысла, если логически мыслит, тогда он начинает понимать, что все и сразу в реальной жизни не дается: придется подниматься самому и постепенно – спотыкаясь и падя, снова вставая и поднимаясь. И такой человек социофобией страдать наверняка не будет.
А тот, кто изначально настроился только на положительный результат, повторять свою неудачную попытку не решится: слишком болезненным было его первое разочарование. Он просто назовет свое нежелание той же социофобией и получит определенную индульгенцию на то, чтобы сидеть на диване и ничего не делать. Разумеется, при желании все это можно самому просчитать реально и оценить, но человеку с завышенными амбициями и с заниженной способностью здраво мыслить это часто бывает не под силу.
Человек в подобной ситуации, как правило, больше всего боится признать обоснованность своих страхов. Он боится самому себе сказать, что его претензии неадекватны. И он обращается к психологу или психотерапевту с просьбой о помощи – без всяких усилий с его стороны.
Теперь можно показать, какие черты личности становятся источником социофобии. Психологи и психотерапевты говорят, что этому способствует повышенная тревожность с переходом в невротическое состояние по типу психастении, но только лишь как одна из составляющих. Ибо из обычного тревожного психастеника, даже очень выраженного, социофоб вряд ли получится. Застенчивый или стеснительный получится, необщительный, нелюдимый – тоже. Но только не социофоб! Для развития социофобии как разновидности системного невроза в сочетании с психастенией нужна еще, как минимум, истероидность. То есть не просто «я боюсь, что меня не оценят по достоинству», но еще и «достоинств-то у меня – тьма».
* * *
Вернемся, однако, к тому, что страхи перед общением с родственниками, с теми или иными сотрудниками, с незнакомым человеком на том конце телефонного провода – далеко не всегда еще социофобия. Эти страхи могут быть вполне обоснованны. Например, что тут такого, если вы не хотите лишний раз навещать свою тещу, свекровь или еще какого-нибудь родственника, когда изначально знаете, что он(а) непременно начнет говорить вам гадости (а как близкий родственник еще и знает, куда больнее бить)? Что странного в том, что вы стремитесь избегать встреч с вашим начальником, потому что знаете, что он по характеру зануда? Что непонятного в том, что вы боитесь звонить кому-то для обсуждения вопроса, который, по сути, является откровенно нетелефонным?
Так что совершенно зря подобные страхи сваливаются в одну кучу и называются социофобиями – у этих страхов есть вполне обоснованные для данной личности мотивы. Точно так же можно именовать какой-нибудь огнефобией вполне логичное нежелание человека лезть без всякого страха в горящее здание, да еще без соответствующей экипировки. И тут можно отметить, что нередко общество создает почву для тех или иных социофобий (а точнее – для того, что может быть ошибочно названо таковыми).
Вот, к примеру, молодого человека осуждают, что он в своем возрасте никак не обзаведется девушкой. А ему, положим, этого пока и не надо. Не потому, что у него проблемы с ориентацией или потенцией, а оттого, что у него, скажем, на данный момент другие приоритеты, другие задачи в жизни, на что он имеет полное право.
Ему просто на уровне здравого смысла и логики непонятно, во-первых, что это значит – обзавестись девушкой, а во-вторых, для чего ему это делать. Чтобы с ней плотно общаться? Так он еще к этому не готов, у него нет такой потребности (вот почему, кстати, социофобию часто путают с интимофобией, каковой подобные страхи бывают порождены на самом деле). И он начинает действительно бояться знакомиться с девушками. Бояться именно того, что он сделает здесь первый шаг – а потом вроде как будет обязан делать второй шаг и третий... Ему же никто не даст остановиться на первом, поверхностном знакомстве – начнут требовать более частых, а потом еще и более глубоких отношений, а то еще и в ЗАГС поволокут, что тоже частенько случается. Поэтому страх тут естественен и вполне закономерен, и социофобией поведение по данной модели в подавляющем большинстве случаев называть неверно...
Вопрос о социофобиях в наше время крайне заострен, запутан и не всегда ясен. Особенно это касается методов их преодоления. Их лечения. Реабилитации. Так что мы еще вернемся к этой проблеме. Следите за нашими публикациями.
Георгий КАЦЕРИК
Читайте нас в