Все новости
ВОЯЖ
25 Мая 2020, 18:12

Гордый нрав Ямантау

Гора Ямантау – самая высокая вершина Южного Урала (1640 метров над уровнем моря). В ясную погоду ее огромный курум виден со всех более или менее высоких хребтов, отмеченных на карте нашей республики и Челябинской области. Если вам довелось подняться, допустим, на хребет Зигальга, что на восточной границе РБ с Челябинской областью, а с него открылся вид на белоглавый купол, окруженный меньшими «шлемами», будьте уверены – это Ямантау. Самая труднодоступная, самая таинственная, самая суровая, но в то же время самая притягательная гора нашего края.

В книге «Топография Оренбургская» исследователь здешних мест П. Рычков писал: «Яманъ Тау, то есть худая, или злая гора на Нагайской дороге, на которой всегда снег лежит».
Башкиры издавна невзлюбили ее за каменные осыпи, непроходимые болота и лютость хозяев тайги – медведей. Их тут и по сей день множество, а соседняя с Ямантау гора так и называется – Медвежья. Если в эти забуреломленные урочища забредет лошадь или корова, считай – пропала скотина. Местные жители предпочитали не рисковать живностью, гоняли табуны на более удобные склоны. Охотники тоже здесь не промышляли – до 250 дней в году окрестности Ямантау окутаны туманом.
Дурная репутация горы, однако, не отпугнула истинных туристов. Напротив, подожгла их азарт. Избалованных комфортом европейцев сюда не тянет, а российские экстремалы спят и видят, как бы покорить Ямантау. Согласно поверью, Уральские горы своенравны и не каждого к себе подпускают. Наша многонациональная команда два года мечтала об этом, полгода конкретно готовилась к экспедиции и за три дня штурмом взяла заветную вершину.
Наметили подъем по траверсу хребта Машак со стороны речки Тюльмы. До грамма вывешивали груз, без которого не обойтись на подъеме снегоходами. Технику и снаряжение тщательно проверили, график похода расписали по часам и... отправились в тренировочный пробег по зимним рекам и заснеженным горам Южного Урала (Гафурийский, Белорецкий районы РБ, Катав-Ивановский район Челябинской области). Прошли 50 км по панцирю верховий Зилима и двинули на хребет Зильмирдак. А как поднялись да осмотрелись... На горизонте величаво возвышалась увенчанная белой тюбетейкой наша заветная гора. Ткнулись в карту – всего-то 120 км по прямой, хоть прыгай в Ski-doo – и ходу.
Терпение, ребята, подсказывал здравый смысл. Ямантау с кондачка не возьмешь!
«Отмотали» по облысевшим распадкам, таежным тропам и скалам 50 км до поселка Реветь, отутюжили траками ледяной покров Средней и Малой Тюльмы, с предельной осторожностью спустились к Юрюзани по крутым увалам хребта Нары, «нарезали» еще 70 км в районе Большого Иремеля. За четыре дня преодолели 370 км, в основном по февральскому звонкому следу уральских рек. В окрестностях Катав-Ивановска надышались ароматами кедрача, пихты, повстречались с давними друзьями-туристами из Челябинской области – кандидатами в состав команды главного похода сезона. А гора Ямантау со своей высоты все видела и оценивала серьезность нашей подготовки. Дразнила: то задергивалась вуалью облаков, то маняще сверкала макушкой в лучах холодных уральских рассветов. Восьмого марта экспедиция тронулась в путь из Катав-Ивановска.
– Вот куда прутся!? Нет чтоб жен поздравлять да пироги кушать, так они на снегоходах рассекают, – ворчливо отчитала президента спортивного клуба охотников «Рада» Вячеслава Аброщенко продавщица сельского магазина, бросив на прилавок упаковку тушенки. – Батюшки-светы, еще и баб с собой тащат, – остолбенела она, не признав поначалу среди покупателей в горнолыжной экипировке женщин. Я тоже схлопотала по полной: – Тебе бы внуков пряниками угощать, а не по горам шастать! Сумасшедшие, – поставила нам «диагноз» хозяйка торговой точки.
А мы и не обиделись. Не всем же по душе у телевизора сидеть. У нас в команде настрой такой: через ...дцать лет, возможно, будем гулять в парке с тросточками, а пока руки держат весло, руль снегохода или велосипеда, в любое время года – на маршрут!
На девушках – новые жилеты. Мужчины позаботились. Я хвастаюсь подаренными шикарными сапожками 42-го размера. Мечта туриста, рассчитаны на мороз до минус сорока. Стартуем при минус десяти, готовы к ночевке в лесу и восхождению на Ямантау при любой погоде. При нас армейская палатка, печка-буржуйка. В пойме реки Катавки мужчины (среди них – старшие офицеры) по традиции огласили долину троекратным «ура», закрепили на снегоходах флаги РФ, клуба «Рада» и предприятий, где трудятся члены команды.
– Волнуюсь, – признается уфимец Ришат Гумеров. – Подъем предстоит серьезный, а снег тут сыпучий, как бисер. Будет сложно.
– Я человек степной, но тоже с Южного Урала, – говорит Сергей Жданов из Оренбурга. – Дух захватывает от здешних пейзажей. Надеюсь на удачную фотоохоту – птицы-то оживились...
– И ручьи тоже, – в тему замечает директор музея из Трехгорки Александр Еремин.
В городах Уральского региона нынешняя зима была на редкость малоснежной. В горах снега тоже немного, да и морозы не лютовали, поэтому уже в конце февраля на прогретых солнцем местах стали «вспухать» речушки. Что усложнило продвижение экспедиции: снегоходы «плясали» на льду. Приходилось делать круги в обход, а то и пускать в дело лебедки. Сил и времени в первый день потратили о-го-го, хотя не преодолели и половины намеченного расстояния.
Серенькое небо вдруг разразилось густым снегопадом. Ямантау, как свидетельствуют очевидцы, всегда испытывает людей. Идти вперед – значит вымотаться вконец, а то и заблудиться. Остаться ночью в каком-нибудь гиблом месте – неоправданный риск. Вот тут и пригодился мудрый совет опытного путешественника писателя Михаила Чванова. Подыскали в лесу поляну, засветло разбили лагерь. Под палатку выкопали котлован размером 4 на 6 метров и глубиной в метр. Приготовили ужин, запасли дров для печурки. Попрятавшись в спальники, прикинули план: выдвигаемся с рассветом, если, конечно, дождемся хорошей погоды.
В середине ночи я в тройке костровых заступила на смену. Сквозь сосны стали проглядывать звезды. Похолодало. Кому не спалось, подтягивались к огоньку. Топили в котелке снег, заваривали чай и говорили, говорили... О том, что каждый день похода для нас – тот самый миг между прошлым и будущим, который многого стоит в обыденной жизни. Не побоюсь этого слова, «поперли» философские темы о бренности бытия и неотвратимости последнего часа, о предназначении мужчины и женщины, о суете мирской и вдохновляющей силе природы, о развитии внутреннего туризма в Уральском регионе…
Ясное утро у грозной горы мы все-таки выпросили. Подобравшись к вершине по крошеву из камней и снега максимально близко, оставили снегоходы и отправили авангардную группу на разведку. По описаниям бывалых туристов, к макушке Ямантау с разных сторон можно взойти только на своих двоих: острые клыки мощных каменных останцев прочно охраняют темечко горы от вмешательства техники. Разведчики доложили: подход очень крутой, так что без обвязки веревками – ни шагу.
Так и поступили. Два-три метра вверх – остановка. Ветер усиливается и гонит с северо-запада тяжелые тучи. Цепляемся руками за выступы, из-под ног то и дело срываются пластины курумника. За час продвинулись метров на 200. Внизу (страшно смотреть!) бушует тайга, пики деревьев угрожающе раскачиваются. Оступаюсь, зависаю на веревке. Друзья упираются, вытаскивают. Перчатки примерзают к глыбам, ноги дрожат от напряжения. Гора будто противится, швыряя в лицо колючим снегом. Изредка выскочит из-за туч солнечный лучик, даст ориентир – и снова мгла, гудение ветра и… полная беспомощность на грани отчаяния. Господи, помоги! Не гневайся, Ямантау, подпусти!
Выползли на узкое плато, сверились по навигатору. Есть! Мы на вершине! Снег обрушился лавиной, не давая встать в полный рост, развернуть флаги, достать фотоаппараты. На четвереньках собираемся в круг, пускаем по рукам термос с горячим чаем. О спиртном и речи нет: серьезные горы вольностей не прощают. Видимость нулевая, сидим в подбрюшье облаков. Пурга ревет потревоженным медведем. Ей-богу, жуть! Жестами даем друг другу знать, что, пока целы, надо уносить ноги.
Подъем вверх был легкой прогулкой по сравнению с тем же расстоянием в 670 метров на спуске с Ямантау. Трое самых сильных участников экспедиции страховали тринадцать остальных покорителей горы. Цепочку скалолазов разбили надвое – так безопаснее. Видно, чаша испытаний еще не была выпита до дна: на пути возникло озерцо. Обогнули его – попали в подмерзшее болото. Правы были предки здешних жителей, давая название горе. Издали – красавица, а попробуешь подступиться – обернется ведьмой.
Но мы не роптали. Легенды о Ямантау, конечно, достойны уважения. Одна из них повествует о влюбленных, разлученных судьбой. Девушку-башкирку по воле родителей отдали замуж за богача. Когда ее любимый сбросился от горя с кручи, она последовала за ним. Говорят, на Ямантау опасно ходить с нерешенной проблемой, с раной на сердце. Можно окончательно потерять голову, тронуться умом. Кто чист помыслами и пребывает в душевном равновесии, получит от горы щедрый заряд энергии и вскоре увидит новые перспективы своей жизни. Это тоже смахивает на миф, но данной версии характера Ямантау очень хочется верить.
...Все же мы сошли с азимута вправо метров на сорок: следы напрочь замело. Выручил «нюх» опытных вожаков команды, чутьем нашедших тропу. По ней мы невероятным образом оказались прямо вблизи снегоходов. То есть были отпущены Ямантау подобру-поздорову. Спасибо, горушка!
В наше отсутствие в лагере кто-то пошалил: костер сдвинут, палатка завалилась, казан опрокинут. Уж не Топтыгин ли наведался?
– Кабаны, поди, набежали, – успокоил водитель из Катав-Ивановска Дмитрий Светлаков. – Они любят угольками похрустеть.
– Лук сожрали, – обнаружила пропажу режиссер БСТ Венера Юмагулова.
– Всем нужны витамины, – заступилась за зверей ветеринарный врач ипподрома «Акбузат» Юлия Свиридова.
Хорошо хоть пять термосов с чаем подвесили на дереве, а то бы нечем было утолить жажду. С одежды валил пар. Переоделись в сухое, растянулись на матрацах и вдарили минут по 60 на каждый глаз. А проснулись – тюбетейка Ямантау опять белеет в бирюзовом небе, солнце улыбается. Как и не было пурги! Чудеса, да и только... И лес стоит, словно на картинах Шишкина, – тихий, задумчивый, опушенный свежим снежком. Схватились за фотоаппараты. В шесть «стволов» снимали совершенно потрясающие пейзажи подножия Ямантау. Гора вселила в нас веселый дух, прогнавший и страх, и дикую усталость. Это ли не подарок Ямантау!?
Справедливости ради замечу, что в команде клуба «Рада» нет места нытью, плохому настроению. Торжествуют позитив и психология победителей. Поэтому и данный уникальный поход прошел без сучка без задоринки.
Мы откланялись месту, приютившему нас, и, навьючив железных коней, по серпантину двинулись к базе, где остались автомобили и прицепы. Небесное светило катилось за хребты, мы поднажали. Стоп! Наскочил на камень Polaris Рикафа Акмалетдинова. Лыжи снегохода разошлись в разные стороны... Пока мужчины устраняли техническое ЧП, дамская часть группы побродила по изумительной красоты перелеску. За день снежные рукавицы на хвойных лапах подтаяли. Они то и дело срывались, падая к ногам. Иные сосны-великаны просто бросали оземь свои белые малахаи. Зима сдавалась, уступая дорогу весне. А с высоты 1640 метров за переменами сезонов и эпох на уральскую землю взирает гордый исполин – Ямантау.
Галина САЛИХОВА