Все новости
ПРОЗА
5 Декабря 2020, 17:29

Азбука Морзе

РассказВ тот день невезение обрушилось прямо на Витькин живот. Только вчера он с мамой приехал на море, а сегодня лежит в больнице с кишечной палочкой.– Нет у меня никаких палок в животе, – кричал Витя, когда ехал на скорой. – И веток тоже нет.Но врач объяснил, что палочка – это такая противная бактерия. Если б Витька не наглотался морской воды, может, все и обошлось бы.

Витьку положили в стерильно белую палату, сделали укол и поставили капельницу. Он заметил три пустые кровати: на железных пружинах лежали свернутые матрацы. «Это что, только я один летом заболел?» – с тоской подумал он.
Через два часа в палату вошла высокая медсестра с гладкими черными волосами и острым носом. Она проворно удалила иглу из Витькиной руки – сняла капельницу.
Витька скривился, слез с кровати и хотел выйти в коридор, размяться.
– Из палаты выходить запрещено! – строгим металлическим голосом сказала медсестра.
Она выкатила капельницу на длинном металлическом шесте и скрылась за дверью.
Два дня Витька маялся и не знал куда себя деть. Планшет надоел, читать не хотелось, а пресные макароны с жидким супом в горло не лезли.
Однажды ночью сквозь сон он услышал, как в соседней палате кто-то отчаянно закашлял. «Новенького привезли», – пробормотал Витька и крепко заснул.
Утром после завтрака он нырнул в планшет, запрыгнул в кабину танка и начал палить по врагам. За стенкой залпы перебивал сосед, громыхая кашлем. Витька недовольно стукнул кулаком в стену. Оттуда незамедлительно отозвались и послали точечный удар в два раза мощнее. «Ну, погоди, – решил Витька, – сейчас я тебе задам». Он стукнул еще сильнее. Сосед тотчас обрушил на стену два снаряда. Битва продолжалась добрых десять минут, пока в палату не ворвалась медсестра.
– Что это вы тут устроили? – прикрикнула она.
– А чего он кашляет и в стену дерется? – возмутился Витька.
– Кашляет, потому что болеет, – отрезала она.
Витька полежал в кровати некоторое время и от скуки стукнул кулаком в стену, но не очень сильно. В ответ раздался робкий стук. «Наверно, соседу тоже от медсестры влетело», – подумал Витька.
С ума сходить от тоски и одиночества он не собирался. Витька вырвал лист из альбома и написал: «ПРИВЕТ Я ВИТЯ» Буквы то наползали друг на друга, то отскакивали в разные стороны. Он сложил листок пополам и случайно порезал об острый край палец. На бумагу упала капля крови. И Витя приписал около капли: «Я РАНИН».
Нижняя половина двери в палате деревянная, а верхняя – стеклянная. Витька встал на цыпочки. Уперся лицом в стекло так, что щеки по нему расплылись и превратились в два блина. В коридоре пусто. Он осторожно приоткрыл дверь и в два прыжка оказался у соседней палаты. Тотчас просунул листок в щель и мигом юркнул обратно.
Минуты тянулись, как ожидание на посадку в самолет: долго, страшно и интересно одновременно. Если сосед за стенкой не трус, обязательно ответит. Наконец заветный листок скользнул под дверь. Витька метнулся с кровати и схватил письмо. На бумаге ровным, круглым почерком, словно по линейкевыстроились слова: «Я САША. У МЕНЯ ВОСПАЛЕНИЕ ЛЕГКИХ. ДАВАЙ ДРУЖИТЬ». А внизу рядом с пятном крови приписка: «ПОПРОСИ У ВРАЧА ЗЕЛЕНКУ».
«Какой заботливый», – подумал Витя и написал в ответ: «ДАВАЙ. Я ЖЫВУ В МАСКВЕ. УЧУСЬ В 3 КЛАСЕ».
Он осторожно высунул нос из-за двери, затем голову, а потом всего себя разом. Шмыгнул к соседней палате и запустил в щель уже измятый листок. Пулей бросился обратно, с разбегу стукнулся об косяк, взвыл и прыгнул на кровать. Время шло, но записка у его двери так и не появлялась.
– Ты там живой? – спросил Витя, осторожно стукнув в стенку.
Ни звука. Он забеспокоился и снова позвал:
– Эй.
За стеной раздался надрывный кашель соседа.
«Живой, – обрадовался Витька, – болеет»! Он расхаживал по палате, ждал и прислушивался. Наконец под дверью робко показался краешек листа.
– Во, настрочил, – удивился Витя, разворачивая листок.
И, сосредоточенно пыхтя, прочел: «Я ТОЖЕ ЖИВУ В МОСКВЕ. ХОЖУ В 3 КЛАСС. ЗАНИМАЮСЬ ПЛАВАНЬЕМ И АНГЛИЙСКИМ. Я УЧУСЬ ВЫШИВАТЬ. У МЕНЯ ЕСТЬ ЧЕРЕПАХА».
– Плаванье и английский, это хорошо. Только одно странно, хм… вышивать учится, – рассуждал Витька, – ну ничего, я из него сделаю настоящего мужчину.
До чего же он обрадовался, что Сашка тоже в Москве живет.
Хорошенько подумав, он принялся писать ответ: «Я ЗАНЕМАЮС ФУТБОЛОМ И БАРБОЙ». Он почесал нос фломастером и дописал: «НАБЛЮДАЮ ЗА ВАРОНАМИ». Сложил листок и со свистом выскочил за дверь. Даже проверить забыл, нет ли кого в коридоре. Внезапно на его плечо опустилась чья-то тяжелая рука. Витька вздрогнул, поднял глаза и увидел ту же медсестру с острым носом.
– Что ты здесь делаешь? – прошипела она.
– Я… я, – от страха он начал заикаться.
– Марш в палату, иначе два укола поставлю, чтоб впредь по коридорам не шастал.
Витька попятился, спиной толкнул дверь и недовольно лег на кровать. Из-за стены раздался нетерпеливый стук. Это сосед Сашка письма дожидался. «Погоди, Санек, что-нибудь придумаем», – не сдавался Витька и стукнул кулаком в ответ. Но голова не думала. От скуки он взял книгу о машинах и прочел, что механик может определить поломку по стуку и шуму двигателя.
– По сту-ку, – пробормотал Витя, а потом обрадовался и закричал, – по стуку!
Он бросился к планшету и нашел в поисковике Азбуку Морзе. Вырвал из альбома лист и написал на нем буквы алфавита в столбик. Затем к каждой букве из точек и тире нарисовал шрифт. А внизу листа приписал дополнение: «Точка – стук кулаком, тире – стук ладонью».
Когда Витька закончил, на этаже погасили свет. Палата погрузилась в полумрак, а сосед за стеной ждал письма. Витя выглянул за дверь. В полутемном коридоре ни души. На цыпочках прокрался к соседней палате и просунул в щель листок. Резко рванул обратно и рухнул на кровать.
Он все ждал, когда сосед прочтет послание и ответит первым закодированным шифром. Но за стенкой молчали.
На следующее утро Витька аж подпрыгнул и чуть не подавился кашей, когда сосед простучал ему: бум-плюм-плюм-бум, бум-плюм-бум, бум-бум, бум-плюм-плюм, бум, плюм.
Витька судорожно схватил свой листок с Азбукой Морзе и, вслушиваясь в удары кулаком и ладонью, перевел: «Привет». Он тут же проколотил в ответ свой «привет».
– Ты овсянку ел? – простучал сосед.
– Только половину, – забарабанил Витька.
– Мороженого хочется, – робко простучал сосед.
– А мне гамбургера, – отозвался Витька.
– Тебе уколы делают?
– Нет, только таблетки дают.
– Везет, – пробарабанил сосед.
За несколько дней Витя с Сашей наловчились в новой азбуке и теперь болтали целыми днями напролет: обсуждали горькие лекарства, пресные обеды и ворон за окном. Витька уже не представлял жизни без Сашки. Оказалось, они учатся в одной школе, только в разных классах.
«Ура-а-а! – ликовал Витька, – Гулять вместе будем, на великах кататься. С вышивкой покончим, ребята узнают, засмеют. Лучше научу его в футбол играть. Здорово, когда у тебя есть лучший друг. Мальчишки вообще дружить умеют, не то что девчонки».
Однажды Сашка простучал какую-то чепуху про цыпленка. «Это, наверно, сбой в азбуке», – подумал Витя. И только он хотел у Сашки об этом спросить, как в палату вошел врач. Ощупал напоследок Витькин живот и велел собирать вещи. Его сегодня выписывали.
Витя страшно расстроился. Как же теперь без друга? Только он хотел простучать об этом Сашке, как в палату вошла медсестра. Помогла ему собрать рюкзак и вывела за дверь.
– Подожди здесь, – она кивнула на стул, – сейчас подойду. По коридору не шастать.
Витя уселся, поглядывая на Сашкину палату. Страшно хотелось заглянуть и попрощаться с ним. Но еще больший страх Витька испытывал перед медсестрой, которая могла появиться в любую секунду. Вдруг дверь отворилась, и оттуда вышла девочка с торчащими из-за ушей тоненькими косичками. В руках она держала большую розовую сумку.
Девочка улыбнулась, и на ее щеках появились две забавные ямочки.
– Ты Витя? – робко спросила она.
– Да, – неохотно бросил он и отвернулся.
– Здорово, что выписывают, да? – снова спросила девочка.
– Угу.
– А ко мне две вороны прилетали попрощаться. Я им кусок хлеба отдала, который в обед не доела.
Витька подумал, что у нее температура поднялась, раз она про каких-то ворон говорит. Они немного помолчали.
– Как там Сашка, все еще болеет? – решился наконец спросить Витя.
– Какой Саша? – не поняла девочка.
– Ну, твой сосед. Ты же с ним в палате лежала.
– Не было у меня никакого соседа.
– Как не было? – вскипел Витя. – Я же сам видел, как ты из его палаты выходила.
– Выходила, – кивнула она, – только я там одна лежала.
– Неправда, – еще больше рассердился Витя и вскочил со стула, – не с призраком же я по секретной азбуке перестукивался.
– Не с призраком, – подтвердила девочка, – а со мной. Я – Саша.
– Врешь!
– А вот и не вру! – в доказательство она вытащила из кармана измятый листок и протянула его Вите.
– Ты, – оторопел он, глядя на альбомный лист, исписанный точками и тире, – девочка?
– Самая настоящая. Можешь меня ущипнуть, если не веришь, только не очень больно.
– Но, я думал… ты мальчик. И имя у тебя… такое… – не договорил Витька и плюхнулся обратно на стул.
– Подумаешь, имя. Я, между прочим, в футбол играть умею. Спорим, ты мне гол не забьешь?
И она рассмеялась. Вите понравился ее смех: звонкий и добрый. Он даже подумал, что, может, и поддался бы ей. Но только один раз.
А Саша вытащила из сумки аккуратно сложенный белый платочек и протянула Вите:
– Это тебе.
Витя неуверенно взял подарок и развернул его. На платке был вышит забавный цыпленок. Он походил на желтый клубок, из которого высовывались крошечные лапки, раскинутые в разные стороны. Из клубка показался клюв в две ниточки. А вместо глаза – завязанный черный узелок.
– Спасибо, – пробормотал Витя, чувствуя, как его щеки краснеют.
– Я же говорила – вышивать учусь, – гордо сказала Саша.
Вскоре подошла медсестра. Она провела их по длинному коридору и посадила в грохочущий лифт. Пока спускались вниз, ребята переглядывались и хихикали.
В холле первого этажа взволнованные мамы ожидали детей.
– Представляешь, – Витя бросился обнимать маму, – я думала она мальчик, а она – девчон…
Витя запнулся и затем продолжил:
– А она – девочка.
– А я-то думала, – смеялась Саша, прижимаясь к своей маме, – чего это он мне все про футбол, да про танки? Хорошо еще про пауков ничего не набарабанил, а то я бы одна спать боялась.
– Ты чего, пауки, знаешь, какие классные? Хочешь, я тебе завтра богомола покажу?
– Ну, давай, – нерешительно ответила Саша и посмотрела на маму.
Утром они все вместе отправились на городской пляж. Море было теплым, солнце – ярким, песок – щекочущим, воздух – свободным. А богомол, глядя на Витю с Сашей, сидел под персиковым деревом и улыбался.
Виктория ТАТУР
_____________
Об авторе:
Татур Виктория Владимировна, г. Москва. Участница семинаров молодых писателей в Оренбурге, Самаре, Вологде, Химках. Член международного творческого объединения детских авторов. Публиковалась в различных сборниках и журналах для детей. В 2020 г. вышла книга повести и рассказов «Нанозавры» (издательство «Формаслов»).
Победительница литературного конкурса «Первая книга». Диплом первой степени в литературном конкурсе «Хрустальный родник», 2020 г. Второе место в номинации «Рассказы для детей» Международной премии в области литературного творчества для детей «Алиса-2020». Первое место в литературном конкурсе «Живой родник» в номинации «Проза для детей».
Читайте нас в