Все новости
ПРОЗА
21 Октября 2019, 19:40

Водолей. Часть третья

Данил ГАЛИМУЛЛИН Рассказ Продолжение… 4. – Да, так вот она и летела к Дилю, – сказал старик. Ой, внучка, ты уже спишь, а я и не заметил. – Все, все, завтра продолжим, а сейчас всем отбой. – С этими словами он вышел из купе.

Девочка действительно заснула. За окном вагона было темно, мы далеко уже отъехали от места, где видели чайку. Я тоже не заметил, как девочка заснула – утомилась, видно.
Наверно заснула, когда перестала спрашивать:
– Деда, а чем все закончится? А Диль и Ия будут вместе?
Пока слушала, она задавала вопросы.
«А, правда, чем заканчивается сказка? – Подумал я. – Старик сказал, завтра продолжим».
От него я так и не узнал, чем закончилась сказка. Лег спать, а утром, когда я сходил с поезда, они еще спали. Будить и спрашивать было неудобно.
5.
До подстанции ехали не разговаривая, если не считать те узбекские веселые мелодии, которые напевал Хашим. Он был невысокого роста, кругленький и шустрый. Говорил на русском с очень сильным тюркским акцентом, а некоторые слова коверкал до смешного. К этому трудно было привыкнуть, и все его слушали с улыбкой, ожидая очередного «шедевра». С ним всегда было весело. Внутренней
добротой своей он притягивал к себе. Меня называл Димч. Когда набирали воду на скважине, услышали новость, про космонавтов Попова, Сереброва и Савицкую, которые полетели в космос на Т-7.
Хашим высказался:
– Опят туда женщин пошел. Защем? Кем работаит там будет он?
– Поваром, наверно? – попытался пошутить я.
– Нэт, они из тубик кюшает, – поправил он. До меня не сразу дошло то, что он сказал – питание из тюбика.
Хашим, задумавшись, задал вопрос:
– Почему на земля один место бода много, а другом нэт? Один писок.
А потом спросил конкретнее:
– Кто на небу отвечает за этом?
– Водолей, наверно. – Я опять попытался отшутиться.
А он, передразнивая:
– Бадалей, бадалей – мина бистро бада налей.
И, пока выезжали из городка, несколько раз повторял эту свою новую прибаутку.
Оставшийся путь проехали быстро и без приключений. Только саксаульная сойка – небольшая серого цвета птица с розоватым брюхом – кинулась бежать из-под колес, а потом, невысоко взлетев, отлетела вправо метров на двадцать и еще тушканчик перебежал дорогу. Но это были коренные обитатели пустыни…
На подстанции нас ждала новость – утром приехал куратор от заказчика. Все его звали просто – Михалыч. Приехал посмотреть, как продвигаются дела к пуску подстанции. Работали мы на подстанции двумя бригадами (громко сказано: бригадами). Нас, наладчиков, трое и монтажников двое. По технологии монтажники раньше начинали и сейчас устраняли недоделки. Персонально – монтажник Гена и водитель Араз, туркмен, текинец.
Гена был давним приятелем Михалыча. Встретил его радостно. Друзья любили выпить и попеть народные песни. Наш третий наладчик, Женя, или, как его назвал Хашим «Джена», уже успевший за сутки соскучиться, встретил с улыбкой и тут же отобрал все газеты и журналы. Сухощавый, высокого роста, с небольшим пучком светлых волос на голове, которые от слабого дуновения ветерка
пушились, в очках, которые придавали ему сосредоточенность. С ним интересно было работать и поговорить. Ходячая энциклопедия. Темы разные – от ядерной физики до литературы, истории, астрономии. В общем, всего не перечесть. Три года работая с ним, я почти не находил тем, в которых Женя не разбирается. Всегда был невозмутим, с ровным настроением. Казалось, что он беден на эмоции, со временем я понял: это только кажется. Иногда при обсуждений, доходивших до споров, когда он доказывал, я видел «взрыв эмоций»… А тогда, после поезда, он был первый, кому я пересказал «сказку». Вот его мнение:
– И не греческий миф, и не их легенда, это точно.
– Почему же? – Решил я уточнить.
– У греков девушку звали бы Лариса. Так с греческого переводится чайка. И не славянская, и не восточная сказка. Всего перемешано, понемногу. Солянка из мифов.
– Так рассказал старый моряк, а у них много собирательного – по многим морям ходили и разного слышали, а потом устное «творчество» богато на изменения при многочисленных пересказах, – вставил я.
– Может быть… Может быть, что-то в этой сказке есть… Ты её запиши, чтобы не забыть – заключил Женя.
– Запишу. Может быть, когда-нибудь… может быть, – в том ему сказал тогда я.
Бочку с водой установили посредине, между монтажниками и нами. Монтажники жили поодаль, в вагончике, а мы прямо на подстанции.
6.
Вечерело. В этих широтах темнеет рано. Монтажники пригласили нас на ужин. Хашим готовил «шурпу» из свежей баранины, и мы вежливо отказались. В пустыне проблема с дровами: в ход идет сухой кустарник, колючка и любой хворост. Заготовку дров проводили все вместе. Хашим колдовал над «шурпой» и чаем. Чай здесь заваривали в «тунче» (это металлическая, в виде кувшина с ручкой, посуда емкостью до трех литров). Женя в свете горевшего оранжевого заката читал прессу, я разбирался с привезенными приборами.
«Шурпа» получилась вкуснейшая. А чай зеленый снял усталость и утолил жажду. За ужином я рассказал Жене, что видели в пустыне чайку.
– Что тут удивительного; в пустыне есть небольшие озера и старые русла речушек – «джары». Весной, после дождей, они разливаются и туда прилетают птицы в том числе и чайки, – сказал Женя. Немного помолчав, добавил:
– Ты опять про ту сказку? Успокоиться не можешь.
Сумерки смыкались рядом; между стеной здания и забором. Темень южной ночи воцарилась вокруг. В остывавшем костерке чадными фитильками тлели и догорали стебли зеленой травы.
У монтажников запели украинские народные песни. Видно градус дружбы достиг своего апогея. Мы с Женей полезли спать на крышу, здания с плоской крышей. Спим на крыше, остерегаясь змей, скорпионов и другой ужасной нечисти, по ночам блуждающей по пустыне. Хашим всегда спит в будке машины. Мы раньше звали его на крышу, а он отказался: «Я, как спим, – квыркатьса лублу и да – дах… падать на низ... потом мой кость не сберешь».
В пустыне, подальше от цивилизации, эта плоская крыша ночью для нас была и местом досуга, и микроцентром культуры, и объектом интересных открытий. Здесь, перед нами, при взгляде наверх открывалась бескрайняя панорама; синева неба, загадочно подсвеченная усыпанными в бесконечном пространстве бесчисленным количеством звезд. И если на миг представить, что каждая звезда со всеми её планетами вокруг неё, – это всего лишь песчинка во вселенной (а то еще и меньше), то величие и грандиозность всего того, что перед нашим взором, не укладывалось в сознании. И от этого на крыше чувствовался прилив гордости от жизни.
Иногда замечали пролетевшую где-то там в небе комету или что-то на неё похожее. Смотрели на неё, не отрываясь… Лежали довольные и очарованные. Небо и вселенная над нами и с нами. А мы растворялись в этом. Сон уносил туда, во вселенную с бесконечным количеством галактик.
Разговор пошел о сегодняшнем полете наших космонавтов. Второй раз женщина, через девятнадцать лет, полетела в космос после Валентины Терешковой. На всякий случай стали смотреть, не видно ли движущихся точек на звездном небе? Там действительно медленно двигалось что-то. Заговорили о межпланетных полетах. Говорил Женя, я не перебивал; ученные открыли новое топливо, полеты возможны, вначале на ближайшие планеты, потом и на дальние. Говорил о галактиках. До них очень и очень далеко. Расстояние до ближайшей галактики измеряют в «мегапарсеках».
Перешли на созвездия – Водолея, Волопаса, Стрельца, Ориона и вообще заговорили о космогонии. Незаметно Женя перешел к мифу о Водолее… Связан миф со всемирным потопом. На земле шли войны. Люди были злыми. Убивали друг друга. Возненавидел их Зевс и решил истребить род человеческий. Послал большой ливень и затопил землю. От потопа люди все погибли. Спаслись Девкалион, сын Прометея, и его жена Пирра на корабле. Потом то ли передумал всемогущий Зевс, то ли Девкалион его попросил, велел Всемогущий Зевс Девкалиону и его жене Пирре кидать через плечо «кости праматери». Девкалион догадался, что это камни. Они так и поступили. Камни, которые бросал Девкалион, превращались в мужчин, а те, что бросала Пирра – в женщин. Боги превратили Девкалиона в созвездие Водолея и вознесли на небо… После этих слов Женя сделал паузу и только начал рассказывать миф про Волопаса, как вскоре вовсе замолчал: видно, заснул.
Где-то недалеко начал подвывать плачем ребенка одинокий шакал. Шакалы не подходят близко к жилищам, а тем более, к техническим объектам. Я сравнил со сказкой старика миф о Водолее. Задумался. Чем же закончилась сказка, ведь полной развязки в рассказе старика не было. Подумал о роли воды в жизни людей. Часто люди не берегут воду. Вот высыхающее Аральское море. Там рядом моя Родина. Боль, которую испытывают живущие там люди, близка мне.
Чудо. Неужели только оно, как в мифах, спасет море? Неужели человек может разрушать природу, а восстановить бессилен! От этого бессилия как-то было некомфортно. А что может дать силы? Наверное, добро. Много добра. А что порождает добро? Любовь? Наверное... Перед глазами возник сегодняшний полет чайки, она точно летела к морю. Я уже видел его темные очертания… Оно было спокойно. Меня уносило туда…
7.
Чайка-Ия долетела до места, где Диля бросили в море. Она кружила над волнами в поисках дельфина – Диля. Дельфин-Диль появился, но всплыла Акула, посланница злодеев, чтобы напасть на Дельфина-Диля. Тут между ними преградой возникли дельфины. Они отогнали Акулу. Дельфин-Диль поплыл навстречу Чайке-Ие. Злодеи стали подсылать много ложных чаек и ложных дельфинов, чтобы Дельфин-Диль и Чайка-Ия не могли узнать друг друга. Чайка-Ия сбросило перо. Ложные чайки тоже сбросили по перу. А перо Чайки-Ии было с сиреневой полоской. Диль вспомнил про Сиреневый цветок на платочке Ии, и больше не выпускал из виду эту чайку.
Злодеи разожгли большой костер, решив поймать влюбленных и сжечь заживо. В это время стремительно, на всех парусах, по морю к их берегу двигалось много кораблей. С причаливших к берегу Фрегатов и Барков высадились стражники Мура и стали окружать злодеев.
Боги видя, что Диль и Ия прошли большие испытания, сохранили любовь; вернули их в человеческое обличие. Тут Диль и Ия оказались перед свитой Мура. Диль попросил руки Ии. Мур благословил детей. Обнял их и спросил Диля, где желают жить молодожены? Диль ответил – на пурпурном острове.
– Видите, вон ваш корабль. Плывите туда на остров – там вам построят дворец.
– Добро пожаловать на судно, – с этими словами встретил молодых статный, сухощавый старик – капитан с лицом похожим на лицо рассказчика сказки.
– Что это за пурпурный остров? – Спросила девочка в синем платьице, с синим бантом и белокурыми кудряшками, стоявшая рядом с капитаном.
– «Мадейра» – ответил стражник похожий на Женю.
«Модира» – многозначительно повторил другой стражник похожий на Хашима. А воины Мура добивали злодеев, загоняя их в зажженный ими же большой костер. Больше всех усердствовали стражники с лицами похожими на монтажника Гену и куратора Михайлыча. Все добрые существа были рады. Они провожали молодых на их остров. Боги определили заслуги Верного Пса и в знак своего расположения посчитали, что собаки будут теперь всегда лучшими друзьями человека. Лебедя вознесли в небо, превратив в планетарную туманность в созвездии Стрельца. А Улитку в Планетарную туманность в созвездии Водолея…
Продолжение следует…
Часть вторая
Часть первая
Читайте нас в