Все новости
ПРОЗА
18 Октября 2019, 19:15

Водолей

Данил ГАЛИМУЛЛИН рассказ 1. Есть в Каракумах дороги, прямые, как натянутая нить. Первое желание, которое возникает, когда едешь по такой дороге, – разогнаться. Но, прицепленная к нашей машине, бочка с водой не позволяла это сделать. Мы на «газике» с водителем по имени Хашим выехали из небольшого городка под Ашхабадом, везли воду на электрическую подстанцию. Ехать до места около восьмидесяти километров. Две трети по асфальту, остальное – по пустыне. День приближался к полудню. Первыми по пути, вдоль дороги, нас встречали аулы; с садами и виноградниками, с рядами пирамидальных тополей или с одиночными деревьями карагача и джуды.

Вскоре больших аулов не стало, их сменили одинокие дома, рядом с которыми стояли юрты. Далее провожали нас уже одинокие кустарники джузгуна и чингиля. У арыка торчали пиками, порыжевшие и жухлые от жары, листья и оперения камыша, к этому времени года уже закончившие летний сезон, в том смысле, что все поспевало и сохло. Чем дальше от поселений мы отъезжали, тем заметнее было присутствие пустыни. Свернули на степную дорогу. Она змейкой извивалась, обходя барханы. При этом скорость наша снизилась. Изменилась флора. Призрачная тень от серо-зеленых зарослей молодого саксаула манила. Привлекали своей пышностью кусты красноватого гребенщика. По-сиротски выглядели, изредка и хаотично растущие, верблюжьи колючки, уже подсохший астрагал и песчаная осока. Уже на равнинном плато, «такыре», машина помчалась как по асфальту. После нас завесой поднималось облако пыли и, почти не сдвигаясь, медленно-медленно оседало.
На «такыре» не видно живых растений, только высохшие шаровидные колючки «перекати поле». Земля то и дело меняла окраску от серо-бурого, с белесыми пятнами, – солончаков, – до терракотового-обожженного, – потрескавшейся глины. Этот пейзаж, вытянувшийся бесконечной линейкой до конца горизонта, где-то там, очень далеко сливался с дымчатым небом. Прозрачность воздуха, по мере прогревания, устраивала еле заметные колебания. Здесь это называют «пляской». Сегодня жарко с утра, обещали +40... +45. Вторая половина августа, в Туркмении, по погоде, середина лета.
Вдруг откуда-то слева вылетела птица. Мы заметили, что нас сопровождает чайка. Хашим от неожиданности воскликнул: «Вах – какой белий питиса …Защем ему суда пирищёл?». Да, было странно, от моря далеко и больших водоемов поблизости нет, такое редко бывает. Чайка сопровождала нас долго, при этом летела очень быстро, будто куда то торопилась, потом, вдруг свернув в сторону, исчезла. Она напомнила мне чайку из сказки. Из той сказки, что услышал от старого моряка в поезде «Ташкент–Красноводск».
В мае прошлого года, сев в поезд в Ташкенте до станции Мары, я разобрал вещи и сидел в ожидании отправки. На пороге купе появились девочка и пожилой человек. Сразу выяснилось – это дедушка и внучка. Он вежливо поздоровался и представился. Попутчики – жители Анапы, и они едут на этом поезде до Красноводска, дальше на пароме – через Каспий, – а там как повезет – объяснил старый моряк. Девочка лет семи в синем платьице, с синим бантом на макушке, с белокурыми кудряшками, звонко выкрикнула «драсте!» и засмеялась. Мужчина, сухощавый и подтянутый, одетый в форменную флотскую рубашку, белые брюки, парусиновые туфли, на вид шестидесяти – шестидесяти пяти лет. На голове его фуражка с кокардой рыболовецкого флота, из-под которой торчали волнистые седые волосы. В движениях был ловок и казался уверенным. Загорелое мужественное лицо с морщинами на лбу, будто подсказывало – перед вами человек с богатым жизненным опытом. Его оценивающий взгляд с хитрым прищуром добрых карих глаз почти утверждал: перед вами хороший рассказчик… Впоследствии, эта моя догадка подтвердилась.
Девочка веселой непоседой крутилась вокруг, задавая вопросы. Дедушка же, как мне показалось, любимой внучки, которую вез к себе от родителей из какого-то сибирского городка к морю на лето, на все вопросы отвечал шутками .Она спрашивала обо всем, что её интересовало: про море, корабли, про поезда, лачуги, мимо которых проезжали и про все, что видела из окна нашего вагона… Поезд шел по степи. Девочка смотрела в окошко. Вдруг громко позвала:
– Деда! Смотри, смотри! Это чайка?
– Да, – ответил, подвинувшись к окну, дед.
– Не знаешь, куда она так быстро летит? – спросила девочка.
– Знаю. К дельфину, – уверенно ответил старый моряк.
– Почему к дельфину? Дельфины ведь на море. Ты же говорил, море далеко! – удивлялась внучка.
– Расскажу тебе сказку, и ты сама все поймешь, – успокоил он её. Эту сказку пересказывают моряки из поколения в поколение. И мне её рассказал старый моряк, когда я был еще молодым.
2.
…В давние-стародавние времена, возможно, это было после всемирного потопа, – так говорил старый моряк, – жил на земле, в одном прекрасном месте мальчик. Звали его Диль. Мальчик с раннего детства пас волов у хозяина. Такого колченогого злодея Пирга, который славился неистовым коварством, и все знали: Пирг связан с нечистой силой. Он ради богатства мог совершить любое зло. А за малейшую провинность – жестоко наказывал. Доставалось и Дилю.
Но мальчику в жизни помогала его свирель. Стоило заиграть Дилю, как волы, слушая её звуки, становились смирными. Даже птицы вокруг замолкали. От этой музыки всем становилось хорошо. Свирель воистину была волшебной; она неизмеримо усиливала влияние добра и подавляла зло. «Добрые существа» избавлялись от всяких невзгод и хвори. Прознал о свирели Пирг. А то, что она помогает только «добрым существам», а злым нет, он не ведал. Колдун Пирг решил воспользоваться ею и избавиться от хромоты. Заставил Диля играть на свирели.
Но музыка волшебная сильно подавила Пирга. Его стало скручивать от боли, он стал корчиться и кричать на Диля:
– Эй, волопас! Ты неблагодарная черная кость, совсем не лечит эта поганая твоя музыка.
Потом велел Дилю убираться. Не нужен такой волопас. Сломал его свирель, а за обман пообещал обратиться к главному демону и злым духам… Они-то превратят Диля в камень и бросят в море. Правда позже: решив, что без свирели Диль не опасен, не стал пока это делать. А Диль ушел от злодея. Шел он, шел и встретил щенка. Взяв на руки, покормил кусочком лепешки. В те сказочные времена собаки в основном жили отдельно от людей. Щенок в благодарность лизнул руку. Тут же Диля обступили его друзья; среди них были люди, звери, птицы, бабочки, жуки и даже улитки. Они любили его, а он – их всех.
Пообщавшись, друзья предложили ему отправиться в странствие по земле. Диль любил свои родные края, но, вспомнив угрозы Пирга, согласился; стал собираться в путь вместе с щенком, назвав его ВЕРНЫМ. А чтобы не грустить в пути, смастерил себе новую свирель. Она получилась лучше прежней.
Прошло время. Странствуя, Диль возмужал, став сильным юношей. Подрос и щенок, превратившись в большого Пса. Они теперь могли постоять и за себя, и за друзей. Диль продолжал помогать добрым людям. Одним – строить лачуги, другим – рыл колодцы, у третьих – пас скот. Делал все с желанием, зная, что трудится не на Пирга. А они давали ему ночлег и делились с ним едой. Ему этого было достаточно. Диль даже свершил за это время подвиг, равносильный чуду.
А было это так. Встретив знакомых улиток, Диль не удивился, как они его нашли. В те сказочные времена это было возможно. Они сообщили Дилю: на его родине засуха. Высохли реки и колодцы. Пропали посевы, гибнут люди и звери. Диль поспешил в горы. Влез на самую высокую вершину. Заиграл на свирели. Подавая знак небесным созвездиям и богам – «на земле засуха». Играл семь дней и ночей, пока небо не услышало, и тогда послало на землю ливни. Это Водолей заметил деяние Диля, отметив сие перед богами, и стал его покровителем.
Диль спустился с гор только когда реки стали полноводными. Все благодарили Диля, а он продолжил странствие. Так они с Псом добрались до города Лец. В этом городе жили ремесленники и поэты, музыканты и кожевники, гончары и ткачи. Управлял городом – в прошлом мореплаватель и полководец – знатный и благородный рыцарь Мур, участвовавший в военных походах, покоривший на морях и на суше многие страны. Он обладал несметными богатствами. Мур был строгим, но справедливым вельможей. Горожане боялись его и уважали. Мур вдовствовал и очень любил единственную дочь Ию; юную красавицу. Но на беду она не могла ходить, и была незрячей. Каких только заморских лекарей не приглашал к ней Мур – помочь дочери не могли.
Итак, Диль и Пес в одно прекрасное утро оказались у стен замка. Замок понравился Дилю. Под впечатлением он заиграл на свирели. Чудесная мелодия стала разливаться по всей округе. Эти звуки услышала Ия, лежа в постели. Ей захотелось узнать, откуда такая музыка, кто так волшебно играет. И тут произошло чудо. Ия не заметила, как вдруг встала и подошла к окну. Внизу Ия увидела юношу! О чудо! Она впервые в жизни видела белый свет своими глазами! Увидала красивого юношу, игравшего на свирели. Юноша сразу понравился ей. И Диль увидел в окне замка прекрасную девушку. Он был поражен её красотой. Их взгляды встретились. Так они простояли какое-то время и смотрели друг на друга. Им не хотелось отрывать взгляда друг от друга. Они бы долго так еще простояли: в это время, в замке, служанка, увидев Ию, стоящую у окна, устроила переполох:
– Чудо! Чудо! Все сюда, скорей, скорей! Сбежались все, кто был в замке. Пришел отец Ии и, увидев её, воскликнул:
– О небо, ты свершило благое дело для меня и моей дочери. – А это что там за мелодия играет чудесная?
– Это какой-то юноша играет на свирели – сказала служанка. – Эта мелодия подняла Ию с постели!
– Да отец – это именно так, – подтвердила Ия, – Я впервые вижу весь этот прекрасный мир вокруг, всю эту красоту, вижу всех вас и тебя вижу, мой любимый папа.
– Так пошлите же за ним, – выглядывая в окно, распорядился Мур.
Продолжение следует...