Все новости
ПРОЗА
29 Сентября 2019, 20:00

Механическое сердце. Часть третья

Проба пера! Дарья Максимкина (17 лет) Рассказ Продолжение

Так пообщавшись с ними в кафе почти до вечера, мы поняли, что явно найдём общие темы для разговора. После мы часто списывались в общем чате и вскоре сдружились. Теперь с ними дружим уже где-то около года.
Внезапно звонок в дверь разбавил смех нашей весёлой компании.
– Кто пришёл? Георгий, ты кого-то ждёшь?
– Да, нет, это ко мне. – Неожиданно сказал Костя.
В груди нехорошо защемило. Хотя я понятия не имела, кого ждал Костя, предчувствие было такое, будто гость и я каким-то образом знакомы. В прихожей послышалось шуршание и дружественные похлопывания и приветствия. Я услышала и узнала голос Матвея. Да, надо было видеть моё лицо – смесь непонятного возмущения и принятия одновременно. Ну, вот зачем он пришёл именно сейчас? Почему мне придётся видеть его ещё раз? На самом деле, мне должно быть на него всё равно, но почему-то именно сейчас я испытывала эти непонятные, и даже незапланированные чувства. Наверное, это сбой в моём механическом сердце. Но, с чего вдруг? Мои внутренние размышления нарушил конский смех друзей. Они тыкали в меня пальцем, хлопали друг друга по плечу и чуть ли не падали со стульев.
– Ирма!! Ха-ха-ха-ха, – сквозь смех сказала Яна.
– Видела бы ты сейчас своё лицо!! Ха-ха-ха. – В голос смеялась Ульяна.
– Не смешно, сказала я.
– А чего хохочем? – сказал Костя, подойдя к нам. – Смотрите, кто пришёл.
В комнату вошел Матвей Орлов, собственной персоной.
– Ну, это прямо судьба! – опять хихикнула Уля.
На меня накатило непонятное – буря чувств! Если бы я не ценила свою гитару, я бы разбила ее именно сейчас.
Наверное, самое правильное для меня сейчас действие, будет отшутиться и уйти в зал. Ну, понеслась.
– Смотрите, кто ушёл! Ну что же вы так невнимательны! Это же было моё настроение, теперь вы его упустили, и я вынуждена удалиться на его поиски.
– Да ладно тебе, Ирма. Обиделась что ли? – спросила Уля.
– Ничего. Пойду говорить с телевизором. И я ни в коем случае не обижаюсь, нет. Просто, мне нужно отдохнуть. Мы киборги народ отходчивый, нельзя принимать всё близко к сердцу, это важно, – ответила я, как мне показалось с видом безмятежности. Вроде получилось.
Я взяла гитару и пошла в зал. Включила телевизор и начала искать интересную для себя передачу.
– Спорт, мелодрамы – скучно. Политика – не в этот раз, приятель. О, страшилки! Почему бы и нет. – С такими словами я села в кресло и начала смотреть фильм.
Крутили американский фильм из разряда «Сверхъестественная и неведомая чертовщина». Стабильно. Семья, переезд, красивый, с одной стороны, дом на краю города и на него, конечно же, неожиданно низкая цена. Мрачная обстановка и привидения. Ну да ладно, на сегодня посмотреть можно. В комнату зашёл кот Вольдемар. Он подошёл к дивану, запрыгнул на него и, спокойно свернувшись калачиком, задремал. Я слегка потрепала его за уши, но он даже не пошевелился никак. Ленивый. Мне бы так!
Неожиданно к нашему просмотру присоединился Матвей. Он присел рядом, на диване. В руках у него была вазочка с чипсами. Он любезно протянул её мне с вопросом:
– Будешь?
– Вынуждена отказаться, подобного рода вредность, мне, к сожалению, нельзя.
– А, точно, я забыл, что у тебя была операция.
– А откуда ты…, хотя…, да, глупо спрашивать.
– Да, возможно…. Скажи, а каково это, искусственное сердце? – спросил он.
– Ну, скажем так, страшно. Я помню, как меня привезли на машине скорой помощи в критическом состоянии, как мама плакала, переживала за меня, как меня везли на операцию, и как врачи боролись за мою жизнь. Мы все ждали чуда, и оно пришло, ну, врачи, конечно, тоже постарались, но меня спасли лишь чудом.
– Да, нелегко тебе пришлось. Мне жаль, что с тобой так вышло…
– Не стоит, сейчас это уже не имеет значения. Давай просто посмотрим фильм хорошо?
– Да, конечно. О чём фильм? – поинтересовался он.
– Это страшилка, с участием привидений и, ничего не ведающих покупателей. Старая схема, но на досуге посмотреть можно.
– Ну, тогда я составлю тебе компанию, конечно, если ты не будешь против этого. – Сказал он и запустил руку в вазочку.
– Пожалуйста, смотри. Мне не жалко, тем более, у меня уже была компания в виде кота. – Сказала я, опустошив стакан с водой.
На кухне как-то подозрительно все затихли. Странно, что из-за угла не выглядывает пара любопытных глаз, из детского желания посмотреть. Ладно, проверим. Со словами:
– Я на минуту. Я встала с кресла и пошла на кухню, попить воды. Услышав чьи-то шаги, друзья зашевелились, а когда я зашла, то разыграли целый спектакль имитации занятия своими делами. Уля смотрела в телефон, Костя протирал носком пол, Яна просто смотрела в окно и пила чай. Пожалуй, самая убедительная и непринуждённая из всех была именно она. Гоша и вовсе делал вид, что моет посуду, в абсолютно пустой раковине. Всё-таки подслушивали, а с виду взрослые люди.
– Да, ребят, и к чему весь этот цирк? Неужели вы действительно не можете просто пообщаться друг с другом. Или вы боялись, что я его там покалечу? Вежливо отодвинув Гошу от раковины, я налила себе воды в кружку.
– Ну, просто нам было интересно, что между вами происходит. – Ответил за всех Гоша.
– Между нами ничего не происходит, кроме случайных встреч и нелепых ситуаций.
– Случайностей не бывает. – Загадочно сказала Яна.
– Давайте просто оставим эту ситуацию, хорошо? Я пойду, фильм интересный досматривать. Вы, кстати, можете присоединиться. – С этими словами я ушла в зал. Матвей просто сидел на диване и смотрел фильм.
– Так я тебе не сильно нравлюсь, да? – Посмотрев на меня, спросил он.
– Странно ты делишь всё на «нравится», «не нравится», я ведь даже не знаю, кто ты, что делаешь, и что из себя представляешь. Ты у меня просто никаких чувств не вызываешь, кроме вопросов, да и люди мне, в общем то, редко нравятся. – Просто ответила я.
– Ну, тогда давай познакомимся, но на этот раз нормально. Я Матвей – он протянул мне руку.
– Ирма.
– Чем занимаешься?
– В данный момент смотрю фильм, а, в общем, учусь на втором курсе журналистского факультета. Представляю собой человека со скверным характером, странными увлечениями, вроде ведения личной книги сарказма и, как ты уже знаешь, механического сердца, имею немного, но всё же, верных и замечательных друзей. Ещё у меня есть две татуировки. Первая - это английская надпись на запястье левой руки, означающая «Помни». Вторая – это моя любимая, давно хотела её себе набить, но долго не получалось. Это – цветная татуировка волка, подарок на день рождения, от Яны. Люблю этих животных. Потом, как ты, наверное, заметил, у меня есть три кольца. Первое кольцо на безымянном пальце правой руки, по мотивам книги «Властелина колец», «кольцо всевластия». Второе кольцо на среднем пальце правой руки, с волком, и на среднем пальце левой руки, кольцо с логотипом Бэтмена, в знак отношения к жизни. С мамой моей ты уже знаком, а отца я своего уже не помню, но лучше бы я его не знала. Он умер, когда мне было всего пять лет. Так что меня воспитывала мама. Так же неплохо умею готовить, люблю читать, играть на гитаре, рисовать, так как отучилась пять лет в художке, и чудесным образом находить себе приключения. Теперь твоя очередь рассказывать о себе, – сказала я.
– Что ж, я тоже учусь, в университете, на врача. В дальнейшем хочу стать стоматологом. Папа работает в одной строительной компании, главным инженером, а мама педагог у старших классов, преподаёт биологию. Увлечения мои это мотоциклы, комиксы, техника, как-то занимался спортом, потом надоело, и попросил определить на секцию борьбы, занимался дзюдо, но в связи с травмой головы, пришлось об этом забыть. Колец у меня, конечно, не как у тебя, а всего два, татуировок нет. Пока не довелось, знаешь ли, случай найти, чтобы свою индивидуальность так выразить. Друзей у меня тоже не много, но зато мне с ними легко и я в них уверен – закончил говорить Матвей, – Будем друзьями?
– Ну, думаю после всего, что с нами случилось, можем считать нас друзьями. Теперь предлагаю пойти попить чай, дабы скрепить этот дружественный союз.
– Спорим, что они удивятся? – спросил он у меня, с лёгкой ухмылкой на лице.
– Посмотрим. Кто проиграл, тот наливает чай.
Матвей молча кивнул мне. Азартно, ничего не скажешь, но теперь я всё же относилась к нему менее безразлично, а механизм внутри как-то подозрительно пульсировал. Да, наверное, мне стало немного интересней с ним общаться. И мы пошли на кухню, попить чаю. Он шёл и улыбался, а я с невозмутимым лицом. Сказать, что друзья были несколько удивлены тому, что мы вместе зашли, не ругаясь, и не смотрели друг на друга, как на врагов, значит, ничего ни сказать.
– Ты проиграла! Прошу, уговор есть уговор.
Он сделал па руками, тем самым уступая мне, право исполнить условие спора. Ну, ты не с тем связался, приятель.
– Ну, что же вы Матвей, будьте джентльменом. Действуйте по закону рыцарства, или я подумаю, что у вас нет чести! Да будет вам известно, что рыцарь должен искать подвиги! Так совершите для меня этот пустяк, что вам стоит?
– Да будет вам известно, что рыцарь должен избегать хитрости! – ответил он мне той же монетой. – Но так, как вы дама, я сделаю то, что вы просите.
– Ребят… а, что происходит? – Искренне удивляясь, спросил Гоша. – Вы чего так странно общаетесь?
– А вы бы предпочли смотреть на драку? Друзья мои, будьте благоразумны, иначе я подумаю, что вы меня недооцениваете! – иронично, ухмыльнулась я.
– Да нет, мы просто рады, что вы стали нормально общаться.
– Это было сложно, но возможно, – сказал Матвей и поставил передо мной чашку чая.
Мы посидели так ещё где-то два часа, а потом я засобиралась домой. Ведь я обещала маме, что вернусь в десять и ни часом позже. Я пошла в прихожую. Уля хотела предложить мне вызвать такси, но я отказалась. Уже надев куртку и ботинки, я повесила гитару на спину, попрощалась с друзьями и уже собиралась уходить. Матвей тоже начал надевать куртку.
– Ты собираешься домой? – спросила я его.
– Нет, просто не хорошо заставлять даму идти одной в тёмное время суток. Так что я провожу тебя до дома, – ответил он, надевая ботинки.
Мы вышли из дома во двор, и я огляделась, в поисках его транспорта. Матвей вывел мотоцикл, стоящий за машиной. Надел мне на голову шлем и завёл мотоцикл. Я села сзади и положила руки на его плечи, мне не хотелось этого делать, но у этого агрегата не было других приспособлений для фиксации пассажиров на своём месте. И так как я абсолютно не горела желанием по пути домой где-нибудь выпасть, пришлось держаться именно так.
Матвей ехал аккуратно. В последний раз я так каталась на снегоходе, когда мы с мамой решили поехать покататься на лыжах. Но, я абсолютно не умела на них ездить, а снегоходы мне показались более практичными и удобными. Холодный, но свежий ветер бил в лицо. Свобода и замечательная природа, окутанная снегом и освещаемая ярким солнцем. Оно слегка пригревало всё вокруг, добавляя желания рассекать по снегу, уезжая всё дальше и дальше. Правда, потом я как-то умудрилась заработать себе перелом руки. Не заметила дерева, а резкое торможение выбило меня из сидения. Я упала на руку и ударила её обо что-то. Как позже оказалось, это был пенёк, припорошённый снегом.
Тем не менее, мы уже подъехали к моему дому. Я слезла с мотоцикла, сняла шлем и вручила его в руки Матвею. Он нацепил его на себя, поскольку всё это время ехал в шапке и наверняка отморозил себе голову и всё её составляющее.
– Что ж, спасибо. Не стоило, конечно, но спасибо.
– Да не за что. Надеюсь, ещё увидимся.
– Поверь мне, я не знаю. Но надежда умирает последней – сказала я, задумавшись над этим.
– Посмотрим…. – он развернул мотоцикл и уехал.
По правде говоря, я не думаю, что это нужно. Сегодня мы достаточно поговорили. Чересчур неосторожно для меня. Вот так запросто говорить о новых встречах человеку, с которым вы познакомились не так давно, нарушая всю суть случайных встреч. Я не хочу никого обнадёживать, и ломать статус, занимаемый мной в этой системе. Но я так же не могу спорить с тем, что может случиться со мной потом. Я развернулась и зашла в дом. Странное чувство отдало неприятной скованностью в желудке, но я не придала этому особого значения.
Продолжение следует...
Часть первая
Часть вторая