Все новости
ПРОЗА
28 Сентября 2019, 20:07

Механическое сердце. Часть вторая

Проба пера! Дарья Максимкина (17 лет) Рассказ Продолжение

Часть 3
Яркий свет из моего окна разбудил меня тёплыми лучами, пробравшимися ко мне в комнату. Я посмотрела на свои наручные часы левым глазом, было пол одиннадцатого, но факт, выходного дня безбожно манил уснуть снова и проваляться так до обеда. Я нехотя встала, потому как, поспи я ещё хоть двадцать минут, и испытаю ощущение невероятной усталости, будто вовсе не спала всю ночь. Я надела очки, лежавшие на книжной полке, над кроватью, и, используя одеяло в качестве пледа, подошла к окну. На сирени в нашем саду, точно также как, и на остальных деревьях, таял снег. Я распахнула окно, и на меня сразу подуло приятной прохладой. На улице было как-то по-осеннему тепло. Щебетали воробьи, перелетая с места на место. Да, сегодня ничто не должно омрачить этот день.
Сегодня мы договорились с ребятами собраться в студии и просто отдохнуть. Просто песни для души, своя компания, музыка, смех, чайные посиделки и это было классно. Должны были пойти Уля, Костя, Гоша, Яна и я, да, та ещё компания. Собираться так каждую субботу у нас уже стало традицией, потому я в хорошем настроении уже представляла, как всё будет. На моём столе стоял ноутбук с подключёнными к нему колонками, Так почему бы не послушать музыку? Я подключила провод от колонок к телефону и пролистала свой список песен и, подумав, что «Nickelback» очень даже подойдёт, оставила именно эту группу. Душу песнями можно было лечить долго, но у меня просто не было столько времени и потом, я должна была закончить дела к вечеру, что бы, со спокойной душой, пойти на встречу с ребятами. Позавтракав, я села писать курсовые, ведь я училась на втором курсе журналистики, вроде как эта профессия мне шла и была даже по душе. Был вариант стать врачом или архитектором, как мама, но почему-то к душе лежало именно это.
Так, час за часом, наступил долгожданный, вечер и мне уже звонила Уля, чтобы вместе приехать в студию. Я оделась в свою привычную одежду, а именно: толстовку, футболку и джинсы. Это был мой стандартный набор одежды, почти на каждый день. За исключением дней сильных морозов, тогда я надеваю свитера, либо кофты, но неизменными остаются джинсы. Я взяла гитару, и по дороге, надевая пальто и шапку, сказала маме, куда собираюсь и когда меня ждать.
Ульяна уже ждала меня около дома в машине, как всегда, договорилась с братом, чтобы не ходить до меня пешком. Брат Андрей у неё уже был самостоятельный. В шестнадцать лет он уже съехал от родителей и устроился работать где-то на севере. Понемногу, но помогал своей матери деньгами содержать младшую сестрёнку, свою родную Ульяну, за которую мог подраться с каждым, кто только посмеет обидеть её. Сейчас он уже прилично зарабатывает и пытается создать семью, но пока так и не встретил ту самую, ради которой горы свернёт и будет счастлив, разделить всё, что он любит и чем дорожит. Уля даже как-то пыталась помочь ему, знакомила с девушками, но ни одна, как он говорил, не заставила его испытать то светлое чувство.
«Сердце молчит, а значит не по пути нам», сказал он как-то. «Но я уверен, что когда-то мы узнаем друг о друге и обретём те самые родственные души, что так давно искали». Да… даже жалко, что такой человек всё еще одинок.
А пока я задумчиво глядела в окно, рассматривая мир, мы уже подъехали. Наша студия располагалась в доме на втором этаже неподалёку от парка. От студии до моего дома было примерно час ходьбы.
На самом деле, студией была квартира Гоши, которую, он переделал под свой вкус. Поставил два компьютера, которые сам же, и отремонтировал. Небольшие колонки, купленные дешево на рынке, оборудование, телевизор старенький, но всё же показывающий только десять каналов, сделал там небольшой ремонт, и всё это, на свои деньги, которые он заработал сам, копил с каждого своего дня рождения, даже экономил на сигаретах. А потом, Гоша и вовсе бросил курить и подрабатывал где и как мог. Мы, конечно же, тоже помогали ему оборудовать квартиру мечты и его, и всей нашей весёлой компанией. Когда ремонт был закончен, наши частые посиделки именно там, сами подсказали идею для этого места и мы образно стали называть её студией, куда было приятно возвращаться снова и снова.
Во дворе здания, где располагалась наша любимая судия, уже стояли машины. Каждый хотел занять место на парковке, чтобы не ставить её далеко от дома. Мы остановились около дома, сказав спасибо Андрею, услышав всё тоже «на связи» в ответ. Мы вошли в подъезд дома и поднялись на второй этаж. Уля позвонила в звонок, и послышались шаги Гоши.
– Пароль?
– Железный человек – отстой. Зачем спрашивать, если ты и в глазок всё прекрасно видишь?
Открыв нам дверь, Гоша любезно отошёл, что бы впустить нас в квартиру. Из кухни послышались знакомые голоса Кости и Яны, очевидно, что они опять нашли над чем посмеяться. Сняв верхнюю одежду, мы с Улей поспешили к ним присоединиться. Гоша, закрыв дверь, пошёл за нами. На кухне Костя и Яна пили чай, показывали друг другу очередные приколы и продолжали громко смеяться.
Я подошла и отвесила Косте лёгкий подзатыльник со словами:
– Ты знаешь за что.
– Конечно, и именно потому не обижусь, но уверяю, ты мне ещё спасибо скажешь.
– Не льсти себе – сказала я с явной ухмылкой.
На этой квартире Гоша жил с котом Вольдемаром, и аквариумными рыбками. Так сказать, чтобы не скучно было. Просто захотел жить самостоятельно, отдельно от родителей, но до покупки и ремонта этой квартиры, он всё же ещё месяца четыре кантовался у родителей. Совмещая учёбу с подработками, он всё же создал своё детище.
Мы как всегда сидели за столом, пили чай, смеялись, а когда я играла на гитаре, друзья подпевали. Знаете, когда у вас есть друзья, с которыми вы развиваетесь, что-то делать и вообще жить становиться в разы интересней. Ты хочешь как-то развиваться, стараться ради этих людей быть тем другом, которого они заслуживают.
С каждым из моих друзей, кроме Ули, я познакомилась через Костю. Мы с Костей сидели на паре, и вдруг он сказал, что ему надо меня кое с кем познакомить. После лекций, мы пошли в кафе, где нас ждали его друзья, Яна и Костя. Они были двоюродными братом и сестрой. Яна была старше Кости на три года. Ему было двадцать один, а ей двадцать четыре. Они часто ходили вместе на мероприятия, у них было много общих друзей и притом они оба выбрали работу по душе, но совершенно случайно. Яна работала тату мастером. Решила, что призвание художника не должно пропадать, взяла кредит на личное дело и открыла свою мастерскую.
Костя же изначально был, что называется, разгильдяем: интересовался только компьютерными играми, до вечера пропадал с друзьями. В общем, прозябал в безделье, пока отец не поставил его перед фактом выгнать из дому. И знаете, он решил, что-то делать. Мало на кого это действует, но ему помогло. Он отучился на программиста, сходил в армию и позже устроился на работу в одну компанию менеджером сайтов. Да, с годами он поменял свои ценности в жизни. Знаете, что меня в них заинтересовало? Их отношение к миру и жизненные позиции. Костя был из тех парней, что встали на путь исправления. У него были русые волосы, серые глаза, и высокий рост и спортивная фигура. «На что попало, девушки не смотрят, а потому я должен держать себя в форме», однажды с иронией и сарказмом ответил он. На его правом плече была татуировка совы, сидевшая на ветке ели, а на большом указательном пальце серебряное кольцо. На шее висели две цепочки одна с нательным крестиком, а на второй болтались армейский медальон и какой-то амулет, Костя был серьёзный, но не скучным, с ним можно было заговорить почти на любую тему и у него всегда были ответы и слова поддержки, если нужно. Яна была человеком весёлым и начитанным, со своеобразным характером. Пепельного цвета волосы, голубые глаза и невысокий рост. У неё было четыре татуировки, как ни странно каждую из них она набивала по случаю. На плече правой руки у неё был набит ворон, на запястье завязан браслет с часами, и английскими буквами набита фраза «Действуй» и на среднем пальце еще один чёрный перстень с красным камнем. Левую руку она украсила браслетами и оригинальной татуировкой «Однако не дурно», тоже на английском. «Моё тело – это храм с цветными стенами», говорила она. Яна никогда не лезла за словом в карман, могла заставить замолчать любого невоспитанного человека, не используя при этом не единого оскорбления. У них у каждого было своё мнение, но важно то, что они не пытались его навязать. Они были в своём окружении, но, тем не менее, к ним прислушивались и тянулись люди.
Продолжение следует...
Часть первая