Все новости
ХРОНОМЕТР
16 Февраля 2021, 20:23

Солдатики оловянные в бой опять идут…

Заглядывая частенько во всевозможные группы Фейсбука, я подметил одну любопытную деталь. Там присутствует, живёт и дышит полной грудью одна уникальная прослойка людей, и они прямо-таки «ушли» в СССР, фигурально выражаясь, всеми ушами и ногами. С теплотой в душе ностальгируют. Мечтают… как могут. Нет, они не только доказывают с пеною у рта, как якобы им чудненько-сладенько жилось в то время.

К прочему, они вывешивают и посты с фотографиями советского быта, на которых запечатлены кухонные принадлежности, пионерская атрибутика, отечественная электроника, трофейные вещицы Великой Отечественной, игрушки из вишнёвого, пломбирного детства. Да кучу всякого добра. И разглядывая эти «вечные экспонаты», порой и сам улетаешь туда, где и трава была зеленее, и сгущёнка вкуснее. Нечаянно… не предполагая, что ностальгия и тебя царапнет, едва касаясь своей «когтистой лапой».
Ладненько! Уговорили. И я тоже что-нибудь да вспомню. Расскажу-напишу, подправляя текст нужными изображениями. Тем более что-то похожее я уже выдавал, к примеру, статью «Диафильм. Диафильм. Диафильм» – про домашний кинопроектор, которым обладал когда-то, будучи ребёнком. И сейчас, разгребая ворох тех вещиц из далёкого-предалекого прошлого, что призадержались «в комнатёнках» памяти, я решил остановиться на солдатиках. На пластмассовых, оловянных солдатиках.
В детстве меня особо не баловали игрушками. Не заваливали ими, тем более дорогущими, как в некоторых семьях с сравнительно капризными детишками. Ну, помнится, имелся у меня револьвер с пульками из пластика – ценное приобретение. Правда, пульки в дальнейшем удивительным образом поисчезали куда-то. Наверное, револьвер стрелял так, что пули улетали навсегда – в неизвестную точку измерения. Игра «За рулём» с крутящимся плоским барабаном, по которому скользила крохотная красная машинка с магнитиком на брюхе. С тремя скоростями причём. С ключиком зажигания. Руль как будто настоящий. Мог увлечься на долгие часы, представляя колоритные картинки «Формулы-1»: гул моторов, гомон зрителей, чеканный голос диктора. Хотя диктором и одновременно водителем, разумеется, являлся я сам. А как иначе.


Но всё это ничто по сравнению с солдатиками… армией, которая у меня имелась, хранилась в большом деревянном чемоданчике, некогда ящик для инструментов. Перво-наперво у меня появились пластмассовые воины Ледового побоища – весьма известная серия. Десять русских витязей в кольчугах и десять ливонских рыцарей. Понятное дело, что русских воинов «облачили» в ярко красный цвет… ну, красные богатыри. И в тускло-зелёный – ливонцев. Приятный, маслянистый запах шёл от новенького приобретения из магазина «Орлёнок». Поначалу я их выстраивал в линию: одну десятку против другой. И стояли они такие – вперив друг в друга пластмассовые свои глазёнки. В кровавый беспощадный бой не спешили бросаться. Сдерживались. Особенно вызывал трепетный ужас (хотя какой может быть ужас?) рыцарь в длинном плаще, в шлеме с закрытым забралом и с длиннющим мечом, кончик которого упирался в землю. Он у меня как бы за командира вражеского войска, потому как самый серьёзный на вид из всей ватаги. Среди наших, конечно, виделись Илья Муромец, Добрыня Никитич, Финист, Святогор, Василий Буслаев. Богатыри из былинных чудных сказок.
Но долго ли, быстро ли, но рота крохотных фигурок мало-помалу разрослась до батальона. К «ледовым» солдатикам присоединилась революционно настроенные моряки, или, попросту говоря, морская пехота. С восемью автоматчиками, деловито шагающим командиром и знаменосцем, можно смело брать приступом крепости, башни и прочие оборонительные сооружения. Как бы по-детски говоря. Моряки уже потвёрже будут – из сплава олова. Эта продукция изготавливалась на Ленинградском карбюраторном заводе, придуманная скульптором Львом Разумовским. В 1972 году распоряжение высшего начальства обязало Ленинградский карбюраторный завод, кроме основной продукции, начать выпускать игрушки. Они, как стоит догадаться, были не в восторге от этой идеи, но деваться некуда. Приказ есть приказ! И как не удивительно, но со своей задачей они превосходно справились. Завод также выпускал серии «Куликовская битва» из пластмассы, «Ледовое побоище» из олова.
Случалось, что с кем-нибудь из друзей закадычных я свершал равнозначный обмен, и в результате – воинство разрасталось понемножечку, поштучно. Добавились оловянные мотоциклисты, пулемётчики в положении «лёжа», человечек с гранатой, которую он будто вот-вот бросит, также миниатюрная пушечка. Становилось уже и веселее для инсценировки немыслимых батальных сцен. Словно всё клубилось в дыму. Смешались и кони, и люди…


К моей миниатюрной банде позднее присоединились ещё одни купленные солдатики в «Орлёнке». Красноармейцы гражданской войны. По сравнению с серией Ледового побоища, эти несколько худощаво выглядели. Ну, понятно! В те годы голод шатался по стране, хлеба не хватало, а отсюда проистекает мысль: будёновцы должны соответствовать духу времени – не жировать, не набивать пузо, не выглядеть как зажравшиеся буржуины. Поэтому и тощие как скелеты. Я бы добавил, что эти фигурки выполнены достаточно художественно, филигранно – прямо любо смотреть. А тачанка словно прикатила из какого-то забытого старого кинофильма. «Совок, совок», а делать что-то да умели и вполне прилично, недурственно. То же самое можно сказать и про эскадрон гусаров, участников войны 1812 года, что чуть позже присоединились к нашей компании. Пластмассовые, серебристо-серенького цвета. Могли несомненно и ярче цветом брызнуть мастера, но что уж осуждать… Имелся с пяток синих, очень синих солдатиков, стоящих в стойке «смирно». Но с ними боевых щей не сваришь, не очень смотрелись в атаке, в пылком бою. Попутно обзавёлся уж и приличной пушкой с размером в три книги. Великан среди лилипутов. Тоже кто-то одарил. У нее, насколько помню, имелось механическое повреждение – не стреляла, ну никак, пистонами. Или чем там ещё? Но мне изыск сей не обязателен, главное действо, что накручивалось у меня в голове. Фантазия по широте своей функционировала как трансформатор. Плюс появилась пара бронетранспортёров, грузовичок. Вооружился как следует, одним словом.


Баталии я устраивал – аж дух захватывал. Не только урывал какой-то уголок в доме для игры, а в моём распоряжении мог быть даже целый зал для моей солдатни. Тумбочка с телевизором, этажерка, диван, круглый стол с резными ножками – везде прошагала «дикая» дивизия, батальон. Или же на одной стороне зала занимала оборону одна часть солдатиков, другая шла в атаку. Всё зальное помещение являлось абсолютно моим на какое-то время, пока не наиграюсь всласть. Дым стоял коромыслом. Визг, крики. Вперёд за Родину! Наверное, за Сталина, за Ленина! А ведь мне не запрещали родители устраивать какой-никакой, а бедлам… эту крохотную войнушку. И чтобы пересечь кому-то зал, приходилось перешагивать через мои импровизированные сооружения из картона, дощечек и строй солдатиков. Игрище могло растянуться и на целый день, и это случалось. Уж на то я мастак: увлечься – не составляло труда.
И с друзьями устраивал батальные сражения. Но эффект чуточку другой: каждый из нас тянул как бы одеяло на себя. По-своему мы видели побоище, а одержать победу хотелось всем. И вспоминая те эпизоды из земляничного детства, порой удивляешься: находили же какой-то компромисс. Да ругались, ссорились, но в конце концов продолжали перемещать солдатиков из одного квадратика-пункта в другой. Играли дальше с несвойственной нам терпеливостью, как в шахматах. Пыхтели, по-доброму бурчали. Летом наша возня с солдатиками перемещалась во двор, на соответствующую площадку, там и травка утоптана. И порыть траншеи можно, соорудить дзот какой-нибудь. Границ не было как таковых.

Однако, при наличии «бесконечной» армии, я малость завидовал соседскому пареньку. Он на несколько лет старше нас, и в силу возраста тяготел к иным играм. Мы для него – ну, салаги и есть салаги. И практически с нами он не водился. Имел он потрясающую коллекцию фигурок размером в ладонь. Не то что мои – почти как крохотульки-спички. У него как статуэтки: индейцы, ковбои, а также фигурки людей первобытно-общинного строя, с приятными тёмно-шоколадными оттенками. И выполнены они умельцами просто на высшем уровне. Почитай, настоящее профессиональное искусство. Эти «уникальности» стояли всегда у него в шкафу за толстым стеклом… как сувениры. Если вдруг кто-то из нас, салажат, оказывался у него в гостях, он показывал свой особенный наборчик, а вот в руки никогда не давал – смотри якобы через стекло. А чтоб поиграть и речи быть не могло. Жадность – не жадность, но факт!
Что ещё эдакое поведать о «солдатской» нашей жизни? Да почти нечего добавить. Годы шли, штормило детское мировоззрение. Книги всё плотнее брали меня в кольцо, а вот свою огромную ватагу солдатиков, за ненадобностью, раздал пацанятам, что гораздо младше меня. И ныне как-то умилительно встряхивать всё то… как шагали ровненько в строю мои оловянные, пластмассовые стойкие солдатики, грозно бросаясь в бой.
P.S. Для общего сведения, первые миниатюрные солдатики появились в Древнем Египте, аж во времена Среднего царства, около 2000 года до н. э. В ту эпоху распространялся обычай помещать в гробницы знати посвятительные фигурки ушебти, как правило, из раскрашенного дерева. Целых два набора таких ушебти в виде отрядов египетских воинов с копьями и щитами и нубийских лучников были обнаружены в гробнице Месехти, номарха Асьюта (Ликополя) (X династия, XX в. до н. э.) и ныне находятся в экспозиции Каирского музея. Впрочем, подобные изделия существовали и в Древней Греции и Древнем Риме. Так, во всяком случае, нам поведала Википедия. Не врут, наверное!
Алексей ЧУГУНОВ