Все новости
ХРОНОМЕТР
26 Января 2021, 19:12

Космонавтика: неизвестные страницы

То, что случилось в 1961 году, было огромным достижением человечества, и в первую очередь – Страны Советов: ведь когда весь многонациональный советский народ сделал первый реальный шаг для осуществления вековой мечты человечества – полету к звездам, еще не прошло и 16 лет после чудовищной по своим разрушениям Великой Отечественной войны…

В воплощение этой мечты, начиная с XIX века, внесли свою лепту многие светлые головы государства Российского – Циолковский, Кибальчич и другие. Богата талантами наша земля, но не всегда государство ценит даровитых людей. Среди тех, кто внес свой вклад в развитие мирового ракетостроения, особняком стоит малоизвестный инженер Аполлон Аркадьевич Цимлянский.
Появившийся на свет в 1889 г. в семье писаря, состоявшего в придворном штате императора Александра III, Аполлон рос большим фантазером. Его отец, несмотря на скромную должность, был любознателен и увлекался техникой, собирал газетные вырезки о научно-технических новинках того времени и их авторах. Читать Аполлон учился по этим газетным вырезкам. Из-за слабого здоровья он избежал призыва на 1-ю мировую войну, но как патриот вносил свой вклад в борьбу – изобретал различные приспособления военного назначения. Революционные преобразования и гражданская война пронеслись мимо него, увлеченного изобретательством и экспериментами.
Уже в 1921 году на задворках Ляминого переулка Царского села он испытывает «тепловую пушку», которую позднее Алексей Толстой в своем знаменитом романе именовал «гиперболоидом». По имеющимся свидетельствам, Аполлон Цимлянский тонким лучом яркого света своей «пушки» разрезал толстые стальные листы. Но в то время, когда страна находилась в тисках голода и разрухи, до этого изобретения никому не было дела…
Если Циолковский теоретически обосновал возможность полета за пределы земной атмосферы (формула Циолковского), то Цимлянский в 1925-26-м годах подготовил технический проект облета Луны, спроектировал ракету-носитель и пилотируемый ракетоплан для облета Луны и возвращения на Землю, разработал проект жидкостного реактивного двигателя (ЖРД), работающего на жидком кислороде, водороде и двуокиси азота. В 1928 г., работая в радиометрической лаборатории Павловска (Ленинградская область), он делает важные шаги на пути к использованию ядерной энергии…
Вторая половина 20-х годов была трудным временем для высшей школы страны – «красная профессура» завоевывала место под солнцем, и многим талантливым ученым пришлось покинуть Родину: кого высылали, кого направляли (добровольно-принудительно) за рубеж для «обмена опытом». В 20-х годах активно налаживались контакты по военно-техническому сотрудничеству между СССР и Германией. В 1929 году Аполлона Аркадьевича командируют в Германию, в лабораторию атомной физики при концерне Круппа.
Немецкие реваншисты (они в те годы жаждали реванша за поражение в первой мировой) выделили из проекта облета Луны две чисто военные части: создание баллистической ракеты и ракетного истребителя на базе ракетоплана. В предвоенные годы реальных результатов в развитии ракетной техники добились только три страны: СССР, Германия и США (довольно незначительных).
Осознав человеконенавистнические планы фашистов, Цимлянский предпринимает отчаянные попытки вернуться на Родину, но ему это не удается. Тогда в конце 1938 года он исчезает, инсценировав свою смерть. И в это же время новейший самолет-перехватчик с большим радиусом действия, стартовавший с испытательного аэродрома фирмы «Мессершмитт» близ Аугсбурга для проведения ночного полета, не возвращается на базу.
Через некоторое время, в ноябре того же года, посол СССР в Швеции Александра Коллонтай оформляет у небольшой шведской фирмы покупку спортивного самолета и отправляет его в Союз. В своей переписке А. Коллонтай часто упоминала в визитах к «Ц», о помощи старику, об организации его похорон в 1944 г. Консультации «Ц» по ряду вопросов, связанных с современными видами вооружения, были, по словам Коллонтай, «поистине бесценны».
К 1939 г. немцы имели два прошедших летные испытания ракетных истребителя-перехватчика «Хейнкель-176» и «Мессершмитт-163» с использованием ЖРД, а также жидкостную ракету А-3. Знаменитая «Фау-2» (А-4) совершила первый испытательный полет в 1942 г. После войны разработчик и конструктор немецких ракет Вернер фон Бран, уже находясь в Америке, давал высокую оценку трудам российского ученого: «Более всего я благодарен своему учителю, русскому инженеру Цимлянскому. Я остался жив благодаря знаниям, которыми он меня одарил».
История повторяется: в разоренной гражданской войной стране рождались великие идеи, а после Великой Отечественной войны еще не оправившаяся от разрушений страна создавала свой ракетно-ядерный щит и послала одного из своих сыновей в космос. Советские конструкторы переняли наработанный опыт, но пошли своим путем. Было очень трудно, но необходимо было обезопасить государство и выиграть космическую гонку. К решению поставленной задачи привлекались все, в том числе и Вооруженные Силы страны.
Одним из тех, кто участвовал в работах с космическими ракетами, был и наш земляк из Аскинского района Нурулла Кашапович Ахметов. Родился он 8 апреля 1941 г. в семье колхозников, и его детство пришлось на трудную пору войны и восстановления разрушенного хозяйства. После получения среднего образования в Урмиазовской школе он призывается в ряды ВС СССР. С 1961 по 1964 г. Нурулла проходит службу рядовым на Байконуре в наземном расчете. В то время в ВМФ служили 4 года, а в остальных родах войск – 3.
Вернувшись из армии, Ахметов некоторое время трудится в родном колхозе по своей военной специальности – электриком, а в октябре 1965 г. по путевке Аскинского РК ВЛКСМ его направляют на работу в органы внутренних дел. После окончания спецкурсов в Воронеже он более двадцати лет прослужил в местной милиции участковым уполномоченным. Много чего было в его нелегкой службе, но ответственность за порученное дело, привитую ему еще в армии, он чувствовал всегда. Это неоднократно отмечало руководство РОВД при представлении к поощрению и наградам за службу.
И сейчас, часто выступая перед сельскими школьниками с рассказами о своей милицейской службе, он всегда мысленно возвращается к годам службы на Байконуре. Руководство Аскинской милиции и совет ветеранов РОВД часто приглашают его в райцентр для встреч с молодыми сотрудниками отдела. Спасибо Вам, Нурулла Кашапович, за Вашу сопричастность к тем великим делам, долгих Вам лет жизни.
Р.S. Автор выражает признательность Радику Шарифгалееву за помощь в работе.
Б. Малородов