Все новости
ХРОНОМЕТР
1 Января 2021, 16:54

Утраченные надежды. Часть первая

(Хроники предпринимателя) Уже больше десяти лет прошло с тех пор, как написал я эти «хроники», а от времени, о котором поведал тогда, уже совсем далеко – за тридцать, и кому это сейчас интересно? Но, вдруг – попросили опубликовать …Ну, раз просят – попробуем, только подправлю немного.

90-е годы… Сейчас это время, как только не обзывают – и «плохие», и «бандитские», и «не правильные», и «суровые», и «лихие», и далее по списку …
А для нас – кому сейчас за 70, по полной программе хлебнувшим «советского счастья», это время было великой надеждой на то, что хотя бы дети и внуки наши будут жить нормально. Простой, понятной для любого человеческого сообщества надеждой на будущее, где, как мудро писал великий Черчиль, – будут обеспечены «безопасность и благополучие, свобода и прогресс всех семейных очагов, всех людей».
Сегодня можно попробовать описать процессы, протекавшие тогда: с точки зрения непосредственного их участника было интересно, что я и сделал в 2009-м году. Думаю, такое право у меня было – не на печке лежал, не мечтал и грезил, а работал, создавал то самое «благополучие семейного очага».
Итак – «Утраченные надежды» …
Как положено – «Введение».
Почему цикл начинается именно с 87-го года?
Причин несколько: именно в 87-м году были разрешены кооперативы (Постановление СМ СССР от 05.02.1987 N 162. "О создании кооперативов по производству товаров народного потребления") и начались, собственно, процессы разрушения социалистической системы управления государством. В 87-м я открыл фирму, и сам стал участником происходящих процессов и могу их со знанием дела описывать.
Немного о себе, чтобы было понятней, с какой «колокольни» размышляется. Родился в 1948 году в обычной советской семье. Отец был геологом по урану, потом управленцем в системе «Средь-маша», были такие закрытые предприятия, на войну работали. Мама была врачом. Оба коммунисты, оба прошли фронт – отец с 41-го по 45-й, мама с 43-го. Семья вполне благополучная по советским меркам – нужды и невзгод я не видел. Школа, пионерство, комсомол – все как положено. Как положено, после школы – Томский политехнический институт, физико-технический факультет, специальность – атомные реакторы.
А вот дальше судьба малость с «положенной» тропинки свернула. В 69-м институт бросил, не из-за учебы, учился нормально, а из-за юношеского разочарования в собственных «физико-технических» способностях. Юность наша пришлась на 60-е годы с их грандиозными успехами в космосе, романтикой целинных свершений и свежим ветром перемен в обществе. Так что максималистами мы выросли – либо все сразу, либо ничего. Светлое было время, обманчивое …
Дальше – ранняя женитьба, рождение первого сына и суровые будни с работой на заводе, кормить семью должен мужик – это в меня отец вбил крепко. Дальше – Свердловский архитектурный институт, учеба, параллельное зарабатывание на жизнь, и распределение на работу в Башкирию. К 87-му году вполне встал на ноги, получил квартиру, обрел новую семью, рождение дочери, дорос до начальника управления Госстроя РБ – уровень нынешнего министерства. Так что встретил «время перемен» вполне благополучным совслужащим с архитектурным уклоном.
Только вот в башке совсем не «советские» мысли бродили. Нет, диссидентом, честно говоря, не был. Но наши юношеские свободные 60-е, Солженицын и Сахаров не дали превратиться и в идиота без рассуждений и совести. Маразм окружающего мира вполне ясен был, а вот выхода, честно, – не видел. Крепко вбили в нас с молоком матери веру в «светлое будущее всего человечества», бастион этот мешал до конца в явлениях разобраться. Как у Стругацких – в конце тоннеля «счастье для всех, задаром, и пусть никто не уйдет обиженным» ...
Так что, когда в 85-м началась «перестройка» – сразу и безоговорочно её принял. К 87-му в голове окончательно все устаканилось, и без всяких колебаний с госслужбы ушел на «вольные хлеба». Предложили организовать настоящее дело – Союз архитекторов тогда, на волне кооперативного движения, решил открыть во всех городах Союза собственные предприятия. В декабре 1987 года меня выбрали директором Башкирского филиала системы проектных мастерских Союза архитекторов.
Вот с этого времени и начну свои размышления о процессах, которые привели нас к сегодня.
1987
Уже почти 2 года, как идет перестройка …
Горбачев избран генеральным секретарем ЦК КПСС, вовсю действует «сухой закон», объявлен мораторий на ядерные взрывы, Каспаров стал чемпионом мира, Ельцин переведен в Москву и назначен первым секретарем горкома, состоялся XXVIII съезд КПСС, на котором Ельцин на выкрик из зала – «Почему молчали?» ответил – «Боялись», произошла Чернобыльская катастрофа, затонул теплоход «Адмирал Нахимов», затонула подлодка К-219, принято решение о выводе войск из Афганистана, принят закон «Об индивидуальной трудовой деятельности», освобожден из ссылки Сахаров, на 60% сменились секретари областных комитетов КПСС, провозглашена «гласность», Виталий Коротич стал редактором «Огонька», отменена цензура, пошли публикации и показы запрещенных фильмов и книг, прекращено глушение «Голоса Америки» и «Би-би-си».
Вязкое, смутное время – не совсем понятны намерения руководства, абсолютно неясно куда идем, жадно читаем «Аргументы и Факты», «Огонек», буквально ошеломлены фильмом «Покаяние» Тенгиза Абуладзе, в магазинах все скуднее и скуднее выбор продуктов. Водка достается либо долгими стояниями в очередях с драками, либо у таксистов втридорога. Но, что занятно, – все-таки достаем и пьем. Из «Иронии судьбы» вырезали кадры с питием. Народ материт «Горбатого».
В раздрае чувств и всеобщих сомнениях встретили новый 1987-й год.
Что в этом году произошло:
сразу оговорюсь, что сюда буду включать только те события, которые, на мой взгляд, определяли будущее и интересны, и полезны были мне – «начинающему предпринимателю». В основном данные взяты из Википедии.
  1. Приняты постановления СМ СССР:
  2. «О порядке создания на территории СССР и деятельности совместных предприятий с участием советских организаций и фирм капиталистических и развивающихся стран», давшее начало образованию частных предприятий.
    «О создании кооперативов по производству товаров народного потребления», давшее начало кооперативному движению.

    1. Принят закон СССР «О государственном предприятии (объединении)». Вступил в силу закон «Об индивидуальной трудовой деятельности, положившие начало экономическим преобразованиям.
    2. На заводе «РАФ» (Рига) впервые состоялись выборы директора трудовым коллективом, которые затем начались по всей стране.
    3. На июньском пленуме ЦК КПСС был фактически признан провал курса на «ускорение». Членом Политбюро избран А.Н. Яковлев.
    4. На октябрьском Пленуме ЦК КПСС Борис Ельцин выступил с резкой критикой темпов перестройки и ее руководства, за что он и был отстранён от должности первого секретаря Московского горкома и смещен до уровня министра строительства.
    5. Освободили из тюрем и лагерей 140 политических диссидентов. В Москве собрались представители 47 «инициативных общественно-политических групп». Диссидентское движение преобразуется в «движение неформалов».
    6. Первая несанкционированная демонстрация неправительственной и некоммунистической организации – общества «Память» в Москве.
    7. 19-летний пилот Матиас Руст из ФРГ посадил свой самолет на Красной площади, преодолев все рубежи советской ПВО.
    8. В Москве и ряде других регионов исчез сахар – результат «наступления на алкоголизм». Впервые после войны введены талоны на сахар.
    9. В эфир центрального телевидения впервые вышла программа «Взгляд» с Владом Листьевым. В прессе начаты публикации о «хлопковом деле», в котором была замешана все партийная верхушка Узбекистана и Союза.
    10. Начало деятельности:
      в ноябре вышел приказ Союза архитекторов об организации в 47-и (насколько помню) городах филиалов Всесоюзного объединения «Архпроект». Филиалы мыслились как самостоятельные проектные подразделения для зарабатывания денег архитекторами, в том числе и на нужды самого Союза. Идея была хорошая, но как всегда непродуманная. Не был определен ни статус, не существовало юридического обоснования, не была определена даже сама форма существования этих филиалов. Но энтузиазма хватало.
      На общем собрании Башкирской организации меня выбрали, по тогдашней моде, директором и я взялся за это темное дело тоже на одном гольном энтузиазме. Ни экономических, ни каких специальных знаний не было. Подвигло на это желание создать нечто приемлемое для работы архитекторов – уж больно достала нас система государственного проектирования, и элементарное желание начать, наконец, зарабатывать денег самостоятельно – на 140 рублей зряплаты жить трудновато было. Опыт здесь был – стройотряды в институте, летние «халтуры» по оформлению клубов и ресторанов.
      Прежде всего, поехал в Москву. Получил довольно хилый пакет документов, походил по коридорам и инстанциям – посмотрел на работу коллег из Московского «Архпроекта». Вернулся в Уфу, сел за переработку устава и чтение книг по экономике и организации производства. Так, мотаясь между Москвой и Уфой, согласовывая вопросы учреждения филиала, и закончил год. Конечно, никакого «производства» в том году не получилось. Но более-менее разобрался с уставами и принципами организации филиала, подготовил для утверждения и регистрации документы.
      А вокруг потихоньку забурлила жизнь предпринимательская. Пошли первые кооперативы. Появились уже и «конкуренты», шустрые ребята с минимумом знаний, но кучей амбиций.
      Александр КЛЕМЕНТ
      Продолжение следует…