Все новости
ХРОНОМЕТР
30 Ноября 2020, 15:11

Необычная история "бога войны". Часть вторая

В «СОВЕТСКОМ ГИБРАЛТАРЕ» Еще в годы первой мировой войны русские военные инженеры разрабатывали проекты железнодорожных транспортеров, на которых бы были установлены морские дальнобойные орудия, снятые с устаревших, недостроенных или сильно поврежденных и не подлежащих ремонту кораблей. Одним из зачинателей этого направления был инженер А. Г. Дукельский с Металлического завода в Петрограде – завода, занимавшегося изготовлением башенных артиллерийских установок для боевых кораблей. Но революция и гражданская война не дали осуществиться этим планам.

К ним вернулись лишь в 1923 году все на том же Металлическом заводе в Петрограде, где под руководством уже известного нам А. Г. Дукельского был разработан железнодорожный транспортер под 356-мм орудие для береговой обороны. Затем был ряд других разработок, а в 1936 году был утвержден проект транспортера ТМ-3-12 под 305-мм морские орудия, с поднятого в мае 1919 года и разобранного на металл в 1927 году линкора «Императрица Мария». Да-да, того самого линкора, погибшего в Севастополе в 1916 году.
Ровно через двадцать лет после гибели корабля его орудия главного калибра вновь оказались нужны Родине. Все в том же черноморском городе Николаеве, где некогда был построен сам линкор, теперь на заводе им. А. Марти стали строить железнодорожные артиллерийские установки, и к 1 января 1939 года было построено три транспортера ТМ-3-12, которые были отправлены под Ленинград и составили батарею № 9. Этой батарее вскоре суждено будет принять участие в прорыве знаменитой линии Маннергейма во время советско-финской войны 1939-40 годов. А на нашу Родину уже надвигались еще более страшные события, и мощные артиллерийские установки получили новую задачу…
Одним из условий, на которых завершилась советско-финская война, была передача Финляндией Советскому Союзу в долгосрочную аренду полуострова Ханко, запирающего с севера вход в Финский залив. Если название Ханко сейчас мало кому о чем говорит, то громкое имя Гангут скажет, пожалуй, гораздо больше: именно возле этого полуострова в 1714 году была одержана первая крупная победа созданного Петром I молодого русского флота над сильнейшим шведским. Говорят, что одна из полосок на воротниках русских военных моряков появилась в знак памяти об этой блестящей победе. Вот на этом-то Гангуте и началось строительство советской военно-морской базы Ханко, главной целью которой было в случае начала войны с Германией не допустить прорыва немецко-фашистского флота в Финский залив к Кронштадту и Ленинграду.
Строительство базы шло ударным темпом днем и ночью, а война приближалась неумолимо, и вот что пишет участник строительства и обороны Ханко Евгений Львович Войскунский о последних мирных месяцах: «Форсированно шло строительство военно-морской базы. На побережье среди седых и ржавых скал ставили батареи. Укрепляли сухопутную границу с Финляндией, проходившую по узкому перешейку, – здесь некогда, как говорили на базе, Петр I велел прорубить просеку… Плакаты призывали: “Превратим полуостров Ханко в неприступный советский Гибралтар!”».
Автор вышеприведенных строк служил тогда в батальоне, который строил железную дорогу с какими-то бетонированными площадками. Для чего? Никто этого не знал. Но вскоре все прояснилось: «В начале июня готовая трасса загудела под колесами тяжелых транспортеров, несущих две батареи дальнобойных орудий – главный калибр Гангута. И только мы, как говорится, разогнули спины, как грянула война».
25 июня 1941 года Финляндия вступила на стороне Германии в войну против СССР, и советская база Ханко оказалась в глубоком тылу противника, один на один с его превосходящим силами. Началась героическая оборона базы, уже 1 июля 1941 отбившей первый штурм финских войск.
Е. Войскунский вспоминает: «На Ханко обрушился шквал артогня. Бывали дни, когда на небольшом полуострове площадью 115 квадратных километров рвалось более четырех тысяч снарядов и мин. Не было тут и клочка земли, недоступной для огня. Не было на Ханко тыла… Мы часто слышали басовитый рев двенадцатидюймовых орудий: то били по финским тылам тяжелые батареи капитанов Жилина и Волновского – под этими батареями гудели рельсы железной дороги, построенной нашим батальоном».
Но удержать Ханко не удалось: его защитники были нужнее на обороне Ленинграда, где сложилась очень тяжелая обстановка. 2 декабря 1941 года по приказу Верховного Главнокомандования оборона Ханко завершилась, оставшиеся защитники морем – сквозь минные поля, под ударами авиации противника – были переброшены в Кронштадт и Ленинград, а укрепления и тяжелое вооружение базы (в том числе железнодорожные артиллерийские установки) были взорваны. И вновь свидетельство очевидца: «Прощальным салютом был ураганный огонь гангутских батарей. Под грохот канонады артиллеристы взрывали тяжелые орудия, которые невозможно было вывезти на Большую землю. Страшная работа уничтожения шла и в порту: разогнав, сталкивали в воду автомашины, паровозы, вагоны. Последний конвой покинул рейд Ханко вечером 2 декабря. Мы уходили от “хладных финских скал” домой в Кронштадт и Питер, зажатые кольцом блокады».
Еще одна жизнь орудий с «Императрицы Марии» завершилась – но отнюдь не завершилась эта история…
НА ЧУЖОЙ СТОРОНЕ
Итак, полуостров Ханко вновь перешел под контроль финнов, которым в числе трофеев достались и взорванные установки ТМ-3-12. Было принято решение их восстановить. Но как это сделать, если главные детали орудий – 305-мм (12-дюймовые) стволы – были взорваны советскими артиллеристами при эвакуации базы?
Такая вот судьба у этих орудий, как, впрочем, и у некоторых людей: покинули они свою любимую Родину с надеждой вернуться на нее, служить ей, а пришлось им против своей Родины и ее союзников воевать, а кому и погибнуть за неправое дело…
Ну, а в 1944 году Финляндия была вновь разгромлена Красной Армией и вышла из войны. Были переданы Советскому Союзу восстановленные финнами установки ТМ-3-12, которые еще почти полвека служили своему Отечеству, пока окончательно не были списаны со службы. Вот тогда-то одна из них и обрела свое последнее пристанище (последнее ли?) у Варшавского вокзала в Санкт-Петербурге – городе, который за долгую жизнь этой пушки успел уже побывать Петроградом, стать городом-героем Ленинградом и вновь обрести свое первоначальное имя, данное ему его основателем Петром I, создателем русского флота.
Вообще-то, здесь можно бы поставить точку, но…
P.S.
…Командующий 11-й немецкой армией, осаждавшей Севастополь в 1942 году, генерал-полковник Эрих фон Манштейн оправдывался перед Гитлером за провал двух штурмов города, объясняя свои неудачи фанатизмом русского гарнизона и многочисленностью тяжелой морской артиллерии, в том числе мощным и точным огнем одного неуязвимого форта с орудиями очень большого калибра. Далее в книге поясняется, что фашистский генерал имел в виду четырехпушечную батарею № 30, вооруженную орудиями все с той же «Императрицы Марии». Именно этим орудиям пришлось вступить в дуэль со специально привезенными из Германии артиллерийскими монстрами – мортирами «Карл», имевшими калибр 615 мм, а длину снарядов 2,4 м. Эту дуэль выиграли русские, советские артиллеристы 30-й батареи: «Карлы» были выведены из строя огнем советской батареи и увезены на ремонт в Германию. Так пушки старого линкора как бы отомстили за его гибель…
В. АГТЕ
Часть первая