Все новости
ХРОНОМЕТР
7 Октября 2020, 22:54

Овеянные славой

Создать две кавалерийские дивизии – об этом просило правительство БАССР суровой осенью 1941-го. Сегодня слишком многие службу в армии считают уделом неудачников, а родиной готовы именовать те места, где им хорошо, – и это обращение понять им трудно. Но тогда, в 41-м, все было иначе, и желающих встать под знамена было гораздо больше, чем требовалось для комплектования двух дивизий.

При этом все понимали, что кавалеристы будут брошены в самое пекло, – это диктовала неумолимая логика событий. Красная армия была обескровлена страшными сражениями лета и осени 1941 года, но, вразрез со всеми планами и ожиданиями – что противника, что нейтралов, – продолжала не только сопротивляться, но и контратаковать. Вот только контратаки требовали возможности хоть сколько-нибудь оперативного маневра, а на это армия, потерявшая огромное количество танков, грузовиков, артиллерийских тягачей, была мало способна. И именно кавалерийские части стали – и будут исполнять эту роль еще долгие месяцы – свого рода «летучим резервом» армии. Скрытное продвижение в тыл противника, долгое автономное существование за линией фронта, мгновенные атаки, разрушение коммуникаций – равных кавалерии в этих задачах не было.
И все – и те, кто записывался в дивизии, и те, кто записывал, – понимали, какую роль им придется исполнить.
Едва пришло согласие от Государственного Комитета Обороны, заработали колесики власти на местах: бюро обкома ВКП(б) и Совнаркома БАССР практически мгновенно (каждый час дорог!) издали постановления о порядке комплектования дивизий. Республика, которая день ото дня наращивала объемы поставок фронту, принимавшая эвакуированные предприятия, учреждения и организации, снабдила «свои» дивизии всем необходимым – было передано более 13 тысяч лошадей, упряжь, обмундирование, фураж… Основной костяк дивизий составили сельчане, которые в седло садились едва ли не раньше, чем начинали ходить. Пока к местам формирования шли колонны со снаряжением, пока по подмерзшим осенним дорогам подтягивались будущие кавалеристы, с фронта прибывали командиры, которым было поручено возглавить создаваемые полки. Незадолго до нового, 1942 года прибыл командир дивизии, полковник Минигали Шаймуратов, чье имя будет навеки вписано в скрижали ратной славы.
Но никто не собирался бросать кавалеристов в бой необученными. Изнурительные занятия, учения, стрельбы казались бесконечными, но благодаря им вчерашние новобранцы постепенно превращались в крепко спаянное армейское соединение. И пусть многим из них еще только предстояло услышать свист пуль и грохот разрывов, главное было сделано – они были готовы к встрече с врагом.
Но вот долгие месяцы учебы позади.
«К отправке на фронт готовы» – таков был вердикт комиссии Южно-Уральского военного округа, вынесенный в самом начале марта 1942 года. Председатель Президиума Верховного Совета БАССР Рахим Ибрагимов вручил дивизии знамя Президиума Верховного Совета и Совета Народных Комиссаров БАССР.
Впереди был фронт, впереди были схватки с врагом.
Уже первые бои летом 1942 года показали степень подготовки бойцов – со 2 по 8 июля 1942 года на рубеже Алешки – Малые Борки – Святоша башкирскими кавалеристами было уничтожено более 320 солдат и офицеров противника, два склада с боеприпасами, дюжина орудий, два танка. Уже 31 июля на страницах «Красной звезды» был опубликован очерк Константина Симонова «В Башкирской дивизии» – а, как нетрудно догадаться, абы куда фигур такого «калибра» не направляли.
И снова – бои, бои, бои…
Примеров героизма в Великой Отечественной нам известно немало. Один из них – это подвиг атаевцев: двое суток близ города Белая Калитва удерживали тактически важную высоту три десятка бойцов кавдивизии под командованием Аннаклыча Атаева. Триста фашистов нашли свою смерть на склонах высоты, три танка и бронетранспортер остались чадить среди снегов. Атаевцы отразили семь контратак – а потом на помощь к ним, обмороженным, истощенным, подошли наши…
…Февраль 1943 года стал для дивизии тяжким испытанием. Кавалеристам предстоял глубокий рейд в тыл противника – нужно было прорваться по направлению к Ворошиловграду, разрушая коммуникации, внося хаос и дезорганизацию, уничтожая живую силу, технику, базы снабжения. Действия вдали от своих, в февральские морозы, с расчетом только на собственные силы: это было непросто даже в теории. И стало еще сложнее на практике.
Дивизия была введена в прорыв. Дальше можно было рассчитывать только на себя.
И кавалеристы не подвели: преодолев с боями более 400 километров, они уничтожили около трех тысяч солдат противника, более полусотни танков, шесть самолетов, большое количество автомашин. Захвачено почти полтора десятка оружейных и продовольственных складов, 31 самолет, 20 танков, 115 автомашин, взято в плен почти 2000 солдат и офицеров. А самое главное – освобождено от врага более сотни сел и деревень.
Более двухсот кавалеристов – рядовых и командиров – были отмечены государственными наградами за героизм, проявленный в ожесточенных боях под Сталинградом, дивизия преобразована в 16-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию.
Но при выходе из рейда 23 февраля в бою, разгоревшемся между селами Петровское и Юлино, погиб командир дивизии, генерал-майор Минигали Шаймуратов.
После гибели генерала Шаймуратова дивизию возглавил полковник Григорий Белов, а с 15 апреля по 30 августа 1943 года дивизия находится в резерве Ставки Верховного главнокомандования.
21 сентября за отличие в боях по освобождению Чернигова дивизии присвоено почетное наименование «Черниговская». В ходе битвы за Днепр награждены свыше 1400 бойцов и командиров дивизии, звание Героя Советского Союза получили 54 человека. А потом были Гомельско-Речицкая операция, освобождение городов Мозырь и Сарны, наступление на Владимир-Волынский, осовобождение Украины, Белоруссии, Польши; Восточно-Померанская операция. С 19 апреля по 5 мая дивизия участвовала в Берлинской стратегической операции.
Всего за годы Великой Отечественной войны дивизия прошла с боями свыше 4000 километров, была 15 раз отмечена в приказах Верховного главнокомандующего как отличившаяся в боях. 3860 воинов дивизии награждены орденами и медалями, 78 из них стали Героями Советского Союза, пятеро – полными кавалерами ордена Славы.
Кирилл МОСКВИН