Все новости
ХРОНОМЕТР
4 Октября 2020, 16:48

В гостях у легендарного воина-героя

Летом 1961 года я получил отпуск, и мне была предоставлена путевка в санаторий в городе Гагры. Для отдыха в санатории важно не только само лечебное заведение, но и окружающие тебя люди. Мне и в этом отношении сильно повезло. Среди отдыхающих было много наших соседей казахов. Их язык схож с нашим башкирским, а их поведение, повадки также похожи. В палате моим соседом оказался приветливый казах, примерно моего возраста, мы сразу подружились.

Наш отдых начался. Мы гурьбой идем на пляж, в одном месте собираются все казахи. Они очень любезны друг с другом, рассказывают смешные истории, анекдоты. Я сначала не все понимал в их речи, потом стал хорошо разбирать их язык, поддерживать беседу. Они без конца рассказывают юморные истории, около нас постоянно стоит смех, хохот. На пляже вообще-то не принято шуметь, надо соблюдать тишину, но мы нарушали эти правила, потом стали спокойнее.
Мой сосед по палате Асылбек не оставляет меня одного, мы всегда вместе, куда он, туда и я. Меня поразил один случай из совместной прогулки. Мы, чуть отстав от других, идем в сторону пляжа. По пути проходим мимо киоска, он постоянно закрыт. Видимо, хозяйка киоска рано утром приносит газеты и продает их, а когда мы проходим рядом с ним, хозяйка отсутствует по своим делам. Асылбек каждый раз останавливается и долго рассматривает киоск. Я удивился, что он там высматривает.
И сегодня он остановился, потом подошел ко мне, я спросил у него:
– Что тебя интересует в пустом киоске?
– А ты не заметил колыхавшейся книжки на окне, поставленной чтобы окно не открывалось?
– Нет, не заметил, – говорю, я не понимая его.
– Это книжка одного нашего поэта, написанная на казахском языке. Как она оказалась в этих краях?
– Ты что, тоже пишешь стихи?
– Нет, я их не пишу.
– Тогда почему тебя интересует эта книжка?
– Дело в том, что ее никто не купит, хозяйке она не нужна, и написанная на казахском книжка жарится на солнце. Я хотел ее купить и избавить от иссушения.
– Вот оно что. У тебя очень благородная цель, надо спасать все, что написано на твоем языке.
– Ты верно меня понял. Завтра я пораньше подойду и куплю ее.
– Правильно, так и надо делать.
А про себя я подумал «вот ведь как казахи стараются сохранить свою культуру, свой язык».
На другой день Асылбек рано утром убежал, выполнил свой план, купил эту книжку, спас ее от высыхания.
Я задержался на процедурах, пришел на пляж попозже. Когда я подошел, все места были заняты, я нашел себе место с краю, оказался довольно далеко от казахов. Слышно было, как они, собравшись в одном месте, продолжали веселиться. Вдруг донеслись крики: они приглашают меня к себе. Я подошел, они продолжают смеяться и смотрят на меня.
Один из них, самый старший по возрасту казах, внимательно посмотрел на меня и стал говорить:
– Нам стало известно, что в доме творчества писателей г. Гагры отдыхает наш известный воин, вернее, герой Отечественной войны Бауыржан Момышулы. Нам сообщили, что он скоро, примерно через пару недель, собирается собрать у себя земляков. Если мы пригласили бы вас вместе с нами, могли бы вы идти туда?
Я очень удивился этому предложению и сразу не смог дать какой-либо ответ. Все смотрят на меня, ждут моего решения.
Я подумал и сказал, что хорошо идти в гости. Но приглашаете ведь вы, а не хозяин. Хозяин посмотрит на меня, скажет «а этого вы где взяли, пусть он идет своей дорогой». И я должен буду с поникшей головой шагать в сторону своего санатория.
Растерялись мои друзья, все молчат. Лишь Газиз высказал свою точку зрения:
– Да не скажет он так. Теперь другие времена. Подумай еще. Попозже мы тебе еще раз скажем об этом.
Так мы и разошлись. Больше ничего не вспоминали об этом разговоре. Дни отдыха шли к концу срока. Как всегда, мы ходили на лечение, потом шли на пляж.
На пляже иногда начинали говорить о Бауыржане. Вспомнили о дне его рождения. Он родился 24 декабря 1910 года в Жуалынском районе Джамбульской области. После учебы, работы в 1932 году призывается в армию. В 1933 году окончил полковую школу, артиллерийское училище, стал офицером.
Участвовал в боях против японской армии на озере Хасан в 1939–1940 годах, служил на Украине, участвовал в походах на Карпаты и присоединении Бессарабии. В 1940 году вернулся в Казахстан, работал старшим инструктором Казахского военкомата.
В 1941 году началась война. В Великой Отечественной войне с сентября 1941 года в составе 318-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора Панфилова участвовал в боях, защищая Москву.
Старший лейтенант Момышулы при обороне Москвы участвовал в 27 боях. Командуя 19-м гвардейским полком, в 1941 году Момышулы в районе дер. Соколово Московской области в течение четырех суток вел упорные бои, успешно отбивал атаки противника. 5 декабря 1941 года был ранен, но поле боя не оставил.
В боях в дер. Дубровка Московской области он вновь был ранен.
В январе – апреле 1942 года 8-я гвардейская стрелковая дивизия вела бои с дивизией СС «Мертвая голова». После этой битвы Момышулы присвоено звание полковника.
В 1944 году окончил военную академию Генерального штаба. В 1945–1948 годах был слушателем Военной академии имени Ворошилова. В 1955 году уволен в запас.
Отдых в санатории подходит к концу, время безостановочно идет вперед. День сбора земляков подошел неумолимо.
На пляже, в месте сбора, меня снова пригласили казахские друзья.
– Ну, как у вас дела? Решили пойти туда, куда мы пригласили?
Я уже долго не думал. Сказал, что будь как будет, пойду я с вами на этот сбор.
– Молодчина!
– Вот это по-нашему!
– Пойдем завтра к Момышулы!
Наступила суббота. После обеда к 16 часам мы гурьбой пошли в сторону дома творчества союза писателей.
Подошли. Перед нами одноэтажные деревянные дома. Момышулы с женой Гайникамал занимает одну из палат этого дома. Нас встретили. Пригласили зайти в дом. Сначала пошли законные земляки – казахи. Встречали каждого с криками, называя ту местность, откуда прибыл тот или иной гость. Вот алмаатинцы, входят казахи из Актюбинска, карагандинцы, из Экибастуза, Петропавловска, Чимкента, с большим гулом встречают земляков хозяина – джамбульцев, гостей из Целинограда, Усть-Каменогорска. Каждый гость представляет целую область. Самым последним захожу я, башкир. Стою около двери, никаких возгласов не слышно. Момышулы пока не может оторваться от своих земляков-казахов.
И вот хозяин направил взор на меня, стоящего у дверей, как ребенок-сирота.
– Тот буз бала кто такой? – спрашивает хозяин обо мне. Все закричали:
– Это башкир!
– Башкир! Вот это здорово, это для меня большой сюрприз. Иди сюда, башкир, твое место около меня, около хозяина!
Все молчат, никто не проронил ни слова. Все, наверное, думают, почему так произошло, это объяснить нелегко.
– Рассаживайтесь, гости, места определяйте сами. Я, наверное, могу ошибиться. А вы хорошо поняли, кому куда сесть, самый старший из вас уже определил. Действительно, гости нашли свои места и расселись.
Хозяин встал со своего места. Поправил костюм, пригладил волосы, обратился к землякам:
– Дорогие земляки, как хорошо, что мы, дети степей, собрались здесь, в Гаграх, где Черное море обильно омывает нас своими солеными водами.
– Дорогие родичи, бауырдаштарым, если бы мы собрались на своей родине, и стол, и угощения были бы иными. Я мог бы куй зарезать (куй – овца), и мяса вдоволь было бы на столе, и кумыс лился бы рекой. Здесь, в кавказских горах, совсем другие условия, другие обычаи. На столе армянский коньяк, если кто хочет еще более крепкого, то на столе русская горькая, есть вина Абрау-Дюрсо, шампанское, пожалуйста, наливайте в рюмки, бокалы. Мы с Гайникамал хотели было приготовить бишбармак, не получилось. Для того, чтобы сварить бишбармак, многого не хватает в городе Гагры. Например, чтобы кушать это блюдо, нужна горячая жирная шурпа с курутом. Именно курута-то здесь не найдешь. Вроде бы для Казахстана очень простое кушанье. Абхазцы не делают курута. Ну что ж, принимайтесь за еду, что есть на столе, как говорят казахи, с едой, что имеется – байрам.
Первый тост хотел бы объявить за наш народ, за Казахстан, а вместе с ним за все тюркские народности нашей большой Родины! Все чокались наполненными рюмками, принялись есть выставленные закуски.
– Я, как хозяин, вроде нарушил этикет нашего сбора, говорил долго, давайте, теперь вы, дорогие гости бауырдаштар, начинайте говорить свои пожелания.
Первым слово взял старейший из нас казах Газиз, предложил тост за хозяина – Бауыржана Момышулы. Все одобрили этот тост, многие даже поднялись, стоя выпили свои рюмки.
После нескольких тостов желающих высказаться стало так много, что они, перебивая друг друга, произносили тосты. Вот поднялись представители Актюбинской области, целиноградцы, земляки хозяина – джамбульцы, алмаатинцы… Не остановить желающих выступить.
Постучав по графину, слово опять взял хозяин стола Момышулы.
– Я извиняюсь перед вами, хочу еще высказать кое-что. В начале этого сбора, когда я предложил место около себя башкиру, многие удивились, думали, видимо, «что делает хозяин, нарушает этикет». Никакого нарушения не было. Дело в том, что мне пришлось участвовать во многих битвах нашего народа против захватчиков. В них приняли участие представители всех наций и народов нашей необъятной страны. Я не хочу говорить о русском народе, о нем очень похвально сказал И.В. Сталин на приеме по случаю нашей победы в Великой Отечественной войне. Я хочу сказать о представителях других наций. О какой битве ни говори, со мной всегда рядом были башкиры. Вот в битве за оборону Москвы рядом со мной воевал мой заместитель комиссар Кулембитов Тимерьян Тагирович. И не только он один, были и солдаты-башкиры. Если рядом бесстрашные воины, война кажется игрой. Когда они рядом, без оглядки идешь напролом, не страшно идти против любого врага. Комиссар Кулембитов закрыл меня своим телом от пуль врага, вытащил меня, тяжелораненого командира, с поля боя. К сожалению, когда он оказался в труднейшем положении, меня рядом с ним не было. Комиссар погиб в бою против до зубов вооруженных дивизий СС «Мертвая голова». Все солдаты башкиры воевали как богатыри, с ними не страшно пойти в любой бой. Вот почему я без раздумий посадил около себя этого молодого башкира.
После этих слов похвалы я встал с места и взглянул вокруг. Все посмотрели на меня, как будто видели впервые. Я хотел было сразу за Момышулы сказать что-то вроде тоста, но ничего не мог говорить. Наклонившись в сторону хозяина, лишь сказал «Спасибо».
Хозяин поглядел вокруг, на гостей, пришел, видимо, к выводу, что надо отдохнуть, подышать воздухом, и сказал:
– Может, объявим перерыв?
– Надо, надо!
– Давайте!
Все высыпали на улицу. На улице все подходили ко мне.
– Вот как хорошо получилось, а ты не хотел идти.
– Ты, наверное, и раньше был знаком с ним.
– Просто скрывал от нас.
– Нет, – говорю, – впервые встретил здесь. Хотел добавить: «Если твоя нация держит себя на высоте, никогда не надо скрывать свою нацию», – но не стал говорить об этом. И так все ясно.
После первого разговора на пляже о том, что легендарный воин Момышулы находится в Гаграх, и собирается созвать своих земляков, а я, возможно, попаду на этот сбор, я пытался найти о нем литературу, обратился в библиотеку санатория. Но, к сожалению, не нашел никаких материалов. Есть лишь книга А. Бека «Волоколамское шоссе», где описана битва за Москву, есть места про Момышулы. Я полистал эту повесть, прочитать и обдумать ее было мало времени.
Асылбек рассказал мне, что о Момышулы в Казахстане очень много материала. Созданы кинофильмы о нем. Есть кинофильм «Казактын Бауыржаны», «Волоколамское шоссе», созданные Казахфильмом «За нами Москва», сериал «Бауыржан Момышулы», почему-то я не видел этих фильмов. Наверное, они демонстрировались и у нас, в Башкортостане.
Момышулы не только отважный воин, совершивший величайшие подвиги, защищая нашу Родину, оказывается, он стал великолепным мастером пера – писателем. Изданы его книги под названием «История одной ночи», «За нами Москва. Записки офицера» (1962 г.), «Наш генерал» (о Панфилове), книга повестей и рассказов «Наша семья», «Кубинские встречи» (очерки). По произведениям Момышулы создан фильм кинохроника «Психология войны».
Несмотря на то, что Бауыржан Момышулы героически воевал в конфликтах между нашей армией и японскими самураями в 1939 году, затем в Великую Отечественную войну на самых болевых точках, даже были посланы материалы о присвоении ему звания Героя Советского Союза, он не стал Героем при жизни. Казахский народ поднял вопрос об этом и боролся за присвоение звания, но этот вопрос не решался долгое время. Лишь после его смерти, звание Героя Советского Союза было посмертно присвоено ему в 1990 году.
Мы снова зашли после перерыва в дом хозяина. Желающих выступить стало еще больше. Много областей Казахстана и столько же представителей, как же дать всем высказаться.
Тамада взял вожжи в свои руки и начал давать слово гостям. Каждый выступавший стремился побольше сказать о хозяине, о своей нации – казахах. Тамада не давал распространяться, держал вожжи крепко. Я тоже хотел сказать пару слов, но разве можно найти для этого время.
Хозяин, видя, что я сижу опечаленный, подошел ко мне и сказал:
– Может, и ты хочешь высказаться?
– Хотел бы, но разве можно в этих условиях найти пару минут.
– Я подскажу тамаде, чтобы и тебе дали слово.
Тамада не может остановить готовящихся выступить.
Хозяин взял в свои руки проведение сабантуя.
– Немного внимания, земляки, стремящиеся много сказать. Хотел бы заметить, что вы все дорогие гости, никого не хочется обижать. Но среди нас есть также дорогой гость из Башкортостана, который хотел бы выказать свое отношение к нашему сбору. Давайте дадим ему слово. Пусть выскажется.
– Только недолго.
– Давай, пусть выскажется.
– Все же наш ближайший сосед!
Так мне предоставили возможность сказать тост.
– Дорогие сородичи! Разрешите вас поздравить с этим замечательным днем, когда мы смогли посидеть, угощаться у вашего легендарного земляка Момышулы, поздравить его с успехами на ниве литературы.
Я приношу огромную благодарность Момышулы за то, что он так отозвался о наших отцах-дедах, которые воевали вместе с ним. Я тоже находился на фронтах Великой Отечественной войны, встречался с воинами, воевал против врага с казахами, киргизами, узбеками. Должен сказать, ваши земляки были отважнее всех остальных. Мог бы я рассказать о том, что наши отцы и деды хотели жить вместе с вами, создать Казахо-Башкирскую Республику в 1919 году, но не получилось. Мы все равно остаемся рядом с вами, достигаем успехов во всем.
Я хотел бы произнести тост за крепкую дружбу между казахами и башкирами. Пусть она не слабеет, а еще более укрепляется!
– Молодец, башкорт!
– Хорошо сказал, и тост замечательный!
Опять взял слово Момышулы.
– Мы с комиссаром Кулимбетовым дали обет друг другу, если я уйду в иной мир, он должен узнать о моей семье, если он, я должен найти его семью, рассказать о нем. Но по разным причинам я не смог выполнить этот обет, не нашел его семью. Я дам все подробные данные о нем, может, ты сделаешь это и сообщишь мне.
– Я с удовольствием выполню вашу просьбу, дайте только мне эти данные.
– Заранее спасибо, я это сделаю.
Сбор еще продолжался. Мы разошлись только очень поздно, никто не хотел покидать этот гостеприимный дом.
В конце вечера мы сфотографировались. К сожалению, на фотографии запечатлена лишь малая часть участников сбора.
ВЫНОСКА:
– …почему тебя интересует эта книжка?
– Дело в том, что ее никто не купит, хозяйке она не нужна, и написанная на казахском книжка жарится на солнце. Я хотел ее купить и избавить от иссушения.
– Вот оно что. У тебя очень благородная цель, надо спасать все, что написано на твоем языке.
Стилистика автора сохранена.
Рамазан КУТУШЕВ, ветеран Великой Отечественной войны, подполковник