Все новости
ХРОНОМЕТР
24 Сентября 2020, 15:30

Февральская гроза

ИЗМЕНА ИЛИ ПАТРИОТИЗМ Многие, в том числе и нынешние поклонники императора Николая II, с возмущением отвергают саму возможность попыток заключения сепаратного мира между Россией и Германией. Дескать, не могли ни государь, ни государыня предать. Предать? Но кого? Союзников, естественно! Но ведь Николай II был императором отнюдь не союзников, а России. Что же думал по этому поводу «этот, как его, народ»? А народ показал это после ленинского «Декрета о мире», когда началось массовое, полками и дивизиями, дезертирство солдат с фронта – мужики, одетые в солдатские шинели, ногами показали свое отношение к войне. И не нам их судить за это: чтобы идти на смерть, надо знать, во имя чего!

О том, за что предлагалось гибнуть русским солдатам, – чуть позже, а пока же хочу сказать вот что. Я не поклонник и не почитатель Николая II и его супруги, хотя сейчас это очень модно, но считаю, что если у них были планы вывода России из войны, и им бы удалось их осуществить, то они бы сделали великое благо для России, которая, возможно, избежала бы очень многих страшных потрясений в ХХ веке, и – уж это несомненно – спасли бы от смерти и ран сотни тысяч русских людей, которые продолжали гибнуть и калечиться на фронте в 1917 году при марионеточном, управляемом послами Англии и Франции Временном правительстве, ведшем войну до победного конца в интересах западных стран.
Предвижу критику со стороны «ура- (или горе-) патриотов», не кормивших в окопах тифозных вшей, не хлебавших полные легкие хлора во время газовых атак, не знавших налетов тяжелой немецкой артиллерии, но до сих пор стенающих о том, что Россия не вошла в число победителей и не участвовала в послевоенном дележе добычи. Однако считаю, что сохраненные миллионы жизней моих соотечественников дороже сомнительных территориальных приобретений, которые Российской Империи при ее гигантских размерах были не очень-то и нужны. Да и получила ли бы она их? Большой вопрос.
Обычно, когда говорят о возможных российских приобретениях, то имеют в виду передачу под ее контроль проливов Босфор и Дарданеллы. Сомневаюсь, что это произошло бы, даже будь Россия до конца верна своим союзникам и войди она в число победителей. Ведь с давних времен именно Англия и Франция препятствовали нашим попыткам закрепиться в этом регионе. В 1854 году они поддержали своими армиями и флотами Турцию в войне против России, которая вследствие этого потерпела поражение в Крымской войне, потеряла Севастополь и свой Черноморский флот. В 1878 году, когда во время новой русско-турецкой войны войска легендарного генерала Скобелева стояли буквально у стен турецкой столицы Стамбула и у берегов Босфора, Англия направила в проливы свой военный флот, угрожая начать войну, если русские войска продвинутся дальше. С чего бы вдруг сейчас случилось по-другому? Вероятнее всего, Россию в очередной раз унизили бы и обманули в Версале: ведь от нее ждали отнюдь не равноправного участия в послевоенном дележе мира, а лишь поставок «пушечного мяса» на благо союзников.
Но к февралю 1917 года Россия из войны еще не вышла, да и были ли на самом деле попытки вывести ее из войны: может быть, все разговоры о «заговоре императрицы» – лишь сплетни, направленные на дискредитацию императорской четы в глазах союзников и своих граждан? Судя по всему, подобные тенденции были, и можно предположить, что переговоры о возможном заключении сепаратного мира между Германией и Россией велись через брата императрицы Александры Федоровны высокопоставленного чина германской армии великого герцога Гессенского Эрнста Людвига («дядя Эрни» для детей Николая II). Как свидетельствует один источник, германский кронпринц писал ему еще в 1915 году: «Я считаю абсолютно необходимым заключить сепаратный мир с Россией. Прежде всего, это слишком глупо, что мы должны рвать друг друга на куски только для того, чтобы Англия могла ловить рыбку в мутной воде». А осенью 1916 года «дядя Эрни» был замечен в резиденции Николая II в Петергофе (по крайней мере, упоминания об этом в литературе есть, хотя и утверждается, что императрица Александра Федоровна решительно отказала брату в обсуждении возможности заключения сепаратного мира). Судя по всему, именно после этого проанглийскими и профранцузскими силами было принято решение о свержении Николая II и его жены и замене их более лояльными союзникам фигурами.
Первым делом требовалось ликвидировать канал связи прогерманских сил в России с императрицей, коим являлся Григорий Распутин, и вскоре он был убит. Убит кем? Не буду повторять избитую версию князя Феликса Юсупова, ибо в одной из передач цикла «Искатели» (Первый канал ТВ) говорилось, что Распутина убил агент английской разведки, а показанный по тому же каналу 18 декабря 2006 года английский документальный фильм «Британский след в громком убийстве. Расследование Скотленд-Ярда» подтверждает эту версию.
ОПЕРАЦИЯ «НАСЛЕДНИК»
Когда речь идет о смене власти, всегда встает вопрос: а кто придет на смену нынешнему правителю? В династии Романовых, да и в обширной среде монархистов даже и мысли не допускали о какой-то там республике: иной, но самодержец; в самом крайнем случае, конституционная монархия на английский манер – идеал многих русских либералов по сей день. Но кто же в случае переворота мог стать новым императором России?
Морис Палеолог приводит на этот счет интересное свидетельство: «Несколько великих князей, в числе которых мне называют трех сыновей великой княгини Марии Павловны: Кирилла, Бориса и Андрея, говорят ни больше ни меньше как о том, чтобы спасти царизм путем дворцового переворота. С помощью четырех гвардейских полков, преданность которых уже поколеблена, они двинутся ночью на Царское Село; захватят царя и царицу; императору докажут необходимость отречься от престола; императрицу заточат в монастырь; затем объявят царем наследника престола Алексея под регентством великого князя Николая Николаевича».
Отметим, что отцом трех указанных выше великих князей был родной младший брат императора Александра III и дядя Николая II Великий князь Владимир Александрович, который не раз говорил, что был бы гораздо лучшим царем, чем его племянник Николай. Именно Владимир Александрович приказал расстрелять рабочих, шедших к царю с петицией 9 января 1905 года, что подорвало веру простого народа в справедливого царя и положило начало первой русской революции. И именно он (а после его смерти в 1909 году его сын Кирилл Владимирович) должен был наследовать русский трон в случае пресечения линии Николая II и его брата Михаила, который, впрочем, по династическим законам не имел права на престол как женатый на женщине нецарского рода.
Так что в случае чего именно Кирилл Владимирович имел больше всего шансов занять русский трон и после отречения Николая II от престола за себя и за своего сына Алексея стоял лишь в одном шаге от этого. Но брат Николая II Михаил подложил ему свинью, не отрекшись от трона, а оставив этот вопрос на усмотрение будущего учредительного собрания. И Кирилл Владимирович, нацепив на грудь красный бант, повел Гвардейский флотский экипаж, шефом которого он был, в Таврический дворец – засвидетельствовать лояльность и почтение победившим думцам: авось на Учредительном собрании зачтется.
Потомки Кирилла Владимировича по сей день претендуют на русский престол, причем эти претензии отнюдь не такие уж призрачные, как это может показаться. Всего лишь лет десять назад вполне серьезно рассматривался вопрос об установлении в России конституционной монархии и возведении на престол несовершеннолетнего правнука Кирилла Владимировича – Великого князя Георгия (которого большинство из потомков Романовых не признает за Романова вообще, так как по отцу он принадлежит к немецкому королевскому роду Гогенцоллернов). Регентом при нем должен был стать… Борис Ельцин.
Воистину, чудны дела твои, Господи!
Что обо всей этой возне в верхах думали десятки миллионов русских людей, несших на своих плечах все тяготы страшной войны, прозванной в России Великой войной, над этим элита как-то не задумывалась: что с него взять, с темного-то народа, потерпит – не впервой.
НАРОД УЖЕ НЕ БЕЗМОЛВСТВУЕТ
В общем, в феврале 1917 года самые разные силы готовы были к свержению (и готовили свержение) царя, строя радужные планы, как они чудно будут править Россией и вести войну до победного конца. Забыли лишь об одном: существует еще огромный народ России, и неясно, как он поведет себя.
Впрочем, умные люди, которых, по традиции, у нас не слушают, предсказывали возможное развитие событий довольно точно. Так, бывший председатель Совета министров Коковцев в беседе с французским послом Палеологом сказал: «Не думаю, чтобы было довольно проявлений текущей политики или даже дворцового переворота для того, чтобы поднять народ. Но восстание вспыхнет немедленно в случае военного поражения или голодного кризиса».
Ему вторил английский посол в России сэр Джордж Бьюкенен: «Революция носилась в воздухе, и единственный спорный вопрос заключался в том, придет ли она сверху или снизу. Дворцовый переворот обсуждался открыто, и за обедом в посольстве один из моих друзей, занимавших высокое положение в правительстве, сообщил мне, что вопрос заключается в том, будут убиты и император и императрица или только последняя; с другой стороны, народное восстание, вызванное всеобщим недостатком продовольствия, могло вспыхнуть ежеминутно». А 16 ноября 1916 года (по новому стилю) он же в письме, адресованном в министерство иностранных дел Великобритании, писал: «Если произойдут волнения, то, как мне передают, армия откажется сражаться. Если волнения возникнут, то они будут вызваны скорее экономическими, чем политическими причинами, и начнут их не рабочие на фабриках, но толпы, стоящие в очередях у продовольственных лавок».
Как в воду смотрел английский посол: так все и произошло – выступление голодных толп в Петрограде в конце февраля 1917 года быстро переросло в революцию, охватившую всю страну, захватившую все слои населения и похоронившую все хитроумные замыслы российской и зарубежной элиты. Как гласит народная мудрость, на всякого мудреца довольно простоты. Правда до сих пор остается тайной: была ли нехватка продовольствия в Петрограде вызвана обычным российским разгильдяйством и головотяпством, или же здесь был злой умысел, ведь в российской провинции продовольствия было вполне достаточно, чтобы прокормить столицу? Оставим этот вопрос историкам.
Напоследок же зададим еще пару вопросов, поскольку ныне господа апологеты свободной рыночной экономики утверждают, что в условиях рынка и свободной торговли очередей быть не может. Так откуда же в 1917 году, когда социализма еще не было, и торговать мог любой, взялись в Петрограде очереди за хлебом, вскоре взорвавшие Россию – Россию, которая, по утверждению тех же господ, кормила всю Европу? И не может ли повториться подобное впредь?
***
Естественно, что в одной статье невозможно рассказать обо всем, что связано с Февральской революцией. Да это и не было моей целью. Я всего лишь хотел показать, насколько сложным и многоплановым было событие, вошедшее в историю под названием Февральской революции, сколько самых разнообразных сил в своих эгоистических интересах раскачивали корабль российской государственности. Они таки добились своего – корабль опрокинулся, унеся с собой в пучину истории всю эту эгоистичную публику. Что ж, не рой другому яму – сам в ней окажешься. И сейчас нашим «капитанам» следовало бы задуматься – не повторяют ли они курс и действия той самоуверенной, недалекой и незадачливой команды, управлявшей 90 лет назад кораблем с названием «Государство Российское»?
В. АГТЕ
Читайте нас в