Все новости
ХРОНОМЕТР
4 Ноября 2019, 12:13

Русский цирк братьев Никитиных в Уфе

«…Именно артисты сохранили русский цирк как замечательное народное искусство, тот цирк, о котором писали Горький, Чехов, Куприн, Станиславский, Толстой…» профессор Ю. Дмитриев Наступивший после революции 1905-1907 годов период мрачной реакции М. Горький назвал позорным десятилетием в истории русской интеллигенции. Естественно, что реакция весьма сильно отразилась и на искусстве, а следовательно, и на цирке. Владельцы цирков, разного рода дельцы, рассматривая цирки исключительно как коммерческие предприятия, составляли программы номеров внешне эффектных, но большей частью пошлых и бессодержательных, схожих с номерами кафешантанов и варьете.

Всяческие дельцы, антрепренеры в дореволюционной России опошляли цирковое искусство, рассматривая цирк как средство наживы. Эти дельцы стремились превратить цирк в место нарочитой демонстрации опасности (так называемые «смертельные номера»), откровенной порнографии, использовать арену для реакционной пропаганды, особенно при постановках пантомимы, которыми был богат дореволюционный цирк. В борьбе со всем этим русские передовые артисты сумели отстоять цирковое искусство как искусство, утверждающее отвагу, силу, ловкость, как трибуну, где хлестко осмеивались власть имущие.
1905 год, из хроники: «В недалеком будущем в Уфу приезжает считающийся лучшим в провинции цирк братьев Никитиных. Цирк оборудован по образцу столичных: располагает большим количеством высшей школы дрессированных лошадей и других животных и громадным, разнообразным составом лучших цирковых артистов. Помещение цирка на Верхней торговой площади, где будут работать братья Никитины, в настоящее время заново отделывается. И. Тюнин».
В 1873 году Никитины купили на торгах за бесценок цирк-шапито со всеми принадлежностями. Открыв в Пензе свой цирк, они, нещадно эксплуатируя артистов, заставляли их во время ярмарок выступать по десять-двенадцать раз в день, быстро разбогатели и сделались самыми крупными директорами провинциальных цирков. Их известность была настолько велика, что в 1883 году цирк Никитиных был приглашен для обслуживания коронационных торжеств по случаю вступления на престол Александра III. При этом цирк Никитиных был расположен в самом центре гуляний, а вокруг него находились театры и эстрада. В дни коронации Николая II, в 1896 году, Никитины выстроили цирк на Ходынском поле, на конюшне которого было сто лошадей.
В провинции они разработали очень удобный маршрут передвижения, позволявший им обслужить с одной труппой целый ряд городов. В Саратове, Казани, Тифлисе, Баку, Ростове-на-Дону Акиму Никитину принадлежали стационарные летние или зимние здания. Кроме того, труппа Никитина время от времени гастролировала в других городах. Таким образом, в конце 1905 года цирк крупнейших антрепренеров братьев Никитиных оказался в Уфе.
Из хроники тех лет: «Нам сообщают, что ожидаемая труппа братьев Никитиных на днях прибудет в г. Уфу, и представления начнутся в первых числах декабря месяца. Цирк снят в аренду на сезон за 5000 руб. и прибывшим доверенным лицом Никитиных приводится в порядок. Труппа артистов бра. Никитиных состоит из лучших наездников и наездниц до 150 человек с 58 хорошо выезженными лошадьми и несколькими выдрессированными мелкими животными. К сожалению, нужно заметить, что цены на места содержателями цирка бра. Никитиными назначаются слишком высокие, благодаря этому цирк их в г. Оренбурге, где они в настоящее время работают, нередко пустует. Если и у нас в Уфе будут назначены цены на места также недоступные для небогатого люда, то, вероятно, содержателей цирка постигнет та же участь, что и в г. Оренбурге».
Приехав в город, цирковая труппа либо строила специальное круглое деревянное здание, либо снимала большой мучной лабаз. В последнем случае делали манеж и места для зрителей, пристраивали к лабазу конюшни. В таком лабазе публика сидела не вокруг манежа, а по обеим его сторонам.
Если строили зимний цирк, то обычно делали двойные стены, пространство между ними для тепла засыпали опилками, крышу покрывали железом или толем. Внутри цирка устанавливали от четырех до восьми печей-голландок: их ставили в зрительном зале, в конюшне, в артистических уборных и около главного выхода. Инженеров при постройке передвижных цирков не бывало; опытный цирковой администратор сам рассчитывал здание цирка и давал указания строительным рабочим, преследуя жесточайшую экономию. Из-за этого в цирках часто бывали обвалы, особенно галерей. Никакие санитарные нормы и даже нормы пожарной безопасности во внимание не принимались. Запасных дверей в цирке старались не делать, чтобы здание не продувало. Иногда это приводило к трагическим последствиям. Так, 1 января 1883 года в Бердичеве сгорел цирк Феррони, в огне погибло 268 человек. Пожар произошел из-за искры фейерверка, упавшей на солому, которой для тепла были обиты стены цирка. В цирке Феррони открывалась всего одна дверь, все боковые двери в связи с зимними холодами оказались заколоченными. После пожара были выработаны правила строительства балаганов: обусловливались минимальная ширина проходов, количество запасных выходов, категорически запрещалось класть печи. Однако – особенно в провинции – от этих правил часто отступали.
Являясь типичными предпринимателями, братья Никитины допускали в свои цирки все, что могло привлечь публику и тем самым увеличить их доходы. Этим и можно объяснить то, что Никитины, по существу, вступая в противоречие со всей программой своего цирка, поощряли деятельность популярных и любимых в народе клоунов-сатириков. У них в цирке большого успеха добились В. Л. Дуров, В. Е. Лазаренко, Д. Альперов.
Вот что писала тогда местная пресса: «Давно уже любители цирка радовались, что об аренде в нашем городе помещения для цирка начал переговоры представитель братьев Никитиных, известных всему Поволжью. Уфимцы, впрочем, понимали, что не весь состав цирка будет работать у нас, но обстоятельства сложились так, что к нам в Уфу приехала почти вся труппа Никитиных. Дело было так: случайно попав в Оренбург вместо Харькова, они выехали к Самаре, но там застряли. Едва упросив власти двинуть их в Уфу, они, вследствие полной забастовки, однако, вернулись в Самару, и только с помощью коменданта станции и прислуги поезда из военных могли добраться до Уфы. Таким образом, в Уфе сосредоточилась труппа, обслуживавшая два цирка. Конечно, долго это продолжаться не может, как только восстановится правильное движение, цирк уедет, предполагая пробыть не долее 15 января».
Выросшие в балаганах и поэтому хорошо знавшие русский артистический рынок, Никитины обратились к русским артистам, учитывая, что уровень мастерства русских циркачей не уступает, а часто превосходит уровень мастерства иностранцев, при этом оплата русских цирковых артистов могла быть меньшей. Но целиком от номеров иностранцев они не отказывались (если их выступление сулило выгоды).
Рецензент писал о представлениях в Уфе 26 и 27 декабря в цирке Никитиных: «Перед началом все артисты в богатых русских костюмах выстраиваются шпалерами для выхода директоров. Оба брата появляются в длинных русских костюмах из золотой парчи, украшенных драгоценными камнями. Как бы ни были блестяще обставлены представления в цирке, все же это не театр, и воспитательного значения он не имеет; высокохудожественного, в истинном значении этого слова, впечатления зритель из него не вынесет. Но любители цирка, конечно, ищут не этого. В цирк идут более для того, чтобы посмеяться, иной с замиранием сердца следит за головоломными упражнениями на трапеции под крышей цирка; другой, безумствуя, кричит «рыжего подай, рыжего!»… и т. д. Мы, признаемся, больше всего в цирке любим красивых благородных лошадей, милых собачек, музыкальных клоунов, хороший балет».
Постановщиком пантомим и балетов у Никитиных был Ф. Л. Нижинский, до этого содержавший балетную труппу, – отец знаменитых русских танцоров Брониславы и Вацлава Нижинских. Пантомимы, шедшие у Никитина, обычно обильно насыщались танцами, а иногда это бывали просто балеты на цирковой арене.
Читаем рецензию дальше: «Балет в цирке Никитиных в г. Уфе обставлен прекрасно. Прима-балерины, г-жи Румянцева и Рудольфи, в исполнении характерных классических танцев показали, что они заслуживают полного внимания и поощрения. Вальс, исполненный г-жой Рудольфи с кордебалетом в прелестных свежих костюмах (26 декабря), и танцы в пантомимах «Космополиты», «Цыганский табор» и «Свадьба негра»; мазурка и «Русский», исполненные г-жой Румянцевой и Нижинским, прелестны; весьма оригинален и красив «Вальс-декаданс», образчик хореографического (фигурного) искусства. Вообще, Нижинский хороший танцовщик и балетмейстер».
Далее была дана положительная оценка клоунам этой программы – Танти и Эдди, музыкальным клоунам бра. Джеретти, эквилибристу с лестницей Комикоч; милы и интересны были собачки г-жы Лерри. Зрителю понравились выходы жокея Арегоси, езда м-лей Кук, Эсауловой и Эрнестины – словом, представления обставлены были очень даже хорошо и разнообразно. Костюмы приличны и красивы. Цирк, декорированный коврами, отапливался хорошо. Собственный оркестр играл недурно. Но цены на билеты для Уфы были очень высокими, что доказывалось пустующими первыми рядами, даже во время детского утреннего представления. Как бы дорого ни стоил состав труппы, администрации цирка Никитиных все же нужно было считаться с тяжелыми временами. При пониженных ценах на билеты можно было взять количеством и иметь полные сборы. В тех городах, где братья работали, они, как правило, организовывали скачки, нередко соединяя их с народными гуляньями.
Подробный анализ деятельности Никитиных позволяет думать, что они сыграли в целом полезную роль: доказали закономерность существования русского цирка, выдвинули многих русских артистов. Братья Дмитрий, Петр, Аким Никитины – основатели первых русских стационарных цирков. Построили цирк в 1873 г. в Пензе, в 1876 г. – в Саратове, в 1890 г. – в Казани.
Аким Никитин был в полном смысле этого слова самородком. Человек почти неграмотный, начинавший как уличный артист, он после смерти оставил своей второй жене и сыну более миллиона рублей.
Имена братьев Никитиных по праву вошли в историю русского цирка и шире – в историю русской культуры.
Артистка цирка Гузаль ГАЗИЗОВА