Все новости
ПОЭЗИЯ
18 Мая , 16:00

В грядущем быть крутой поэме

Пародии

Галарина

 

ДЕЛЬФИНЫ

Для нежности нет возрастов

Мы сами замыкаем цепь оков.

Мы есть вершина и мерило

Что с нами жизнь понатворила,

Когда мы сами не пытались

Быть дельфином. Дельфином,

А не щепкой на волнах.

Морщины есть, но есть и пара ласт.

Гребком могучим выпрыгнуть

Кипуче и счастливо запенить буруны.

Есть солнце, воля, жизнь и влюблены,

В той стае рядом,

о ком заботиться мне надо.

 

Владимир Буев

 

Мерило есть у всех вещей.

Мою идею выкрал эту змей

Античный – Протагором звали.

На плагиате не поймали

Мерзавца вовремя. Пришлось

Дельфинов прикрутить с колёс

К благой и благодатной теме:

В грядущем быть крутой поэме

Про «буруны» и «влюблены»

(Морщинам нашим нет цены),

Про «солнце», «волю», «жизнь» и стаю.

…Я в ритмику и в рифму не влезаю.

 

Галарина

 

твоё сердце одиноко!

 

Твоё сердце одиноко!

Как же твоё сердце одиноко, как арктическая пустыня,

если я смогла туда попасть?

Моё сердце высоко

– холодное марсианское лиловолистное

высокогорье Катченджанги

Там нет воздуха

почти нет!

Зато мощный

бактерицидный ультрафиолет

В башке твоей нет людей,

зато множество гнилых идей.

 

Но я не могу попасть в твою голову!

Единственным и неповторимым образом

Я попала в твое сердце.

Идиотская ситуация:

В моей голове полно людей,

О которых я должна заботиться

И нет места

Ни для тебя, ни для собственного сердца.

А мне из Таиланда пишут «слава Джа»!

Ох если бы отправить тебя к Теме – туда!

Два адских поэта

нашли бы о чём поговорить –

О вечной зиме среди вечного лета.

О вечной зиме в сердце.

 

С Тёмой мне повезло,

Он был в масть, в жилу,

Я разбирала его стихи

И почти дружила.

 

С тобой ни одно почти

никогда не прокатит

Вот так всегда

Любви будет море,

А счастья не хватит,

Точнее совсем не положат его,

В шлюпку Титаника

Как спасательный круг.

Будем хлебать ледяную

воду, снова тонуть.

Мальчик Лето,

Ты всё же хороший

Пусть даже чуть-чуть?

 

Владимир Буев

 

я пролезла в твоё сердце!

 

Да, пролезла в твоё сердце!

Знаю я, как влезать как в распахнутые сердца и там оставаться.

Во как я умею поступать.

Моё сердце в небесах.

Богиня в потому что для тебя и для других.

А если не в небе, то на Олимпе.

Там есть Афродита,

Там есть Гера,

Там есть Афина,

Там есть Персефона,

Там есть Артемида,

Там есть Деметра,

Оттуда ушла Гестия,

И поэтому я не Гестия.

Таковы известия о предвестии.

 

Моя голова полна идей и людей

А твоя голова пустая, в ней ни того, ни другого.

Но я не хочу жить в вечной пустоте и мерзлоте

Потому я и пролезла в твой сердце,

что хорошо умею делать.

Я же Афродите и потому я мастерица

на дела такие и на другие.

А поскольку я ещё и Гера

и все остальные Богини Олимпа,

то место моё – только в твоём сердце,

где я с комфортом и угнездилась.

Я поэт, а не поэтка и не поэтесса,

И ещё поэтому моё место – в сердце,

А не в твоей пустой голове.

 

Я не только сама поэт,

но разбираю стихи чужие,

чтобы подружиться с автором

и влезть в его сердце и тянуть жилы.

 

Мы одно не одно

И два не два

Вот так было всегда

И будет всегда

Ты можешь не прав быть,

а я права,

ибо я всему голова

и спасательный круг

не возьмёшь на испуг.

Ведь ты хороший

и сделать такого не можешь

И я в твоём сердце хороша

Не поняла: что значит ни гроша?

 

Галарина

 

Обнуление

Войду в синее море,

Раскину руки в голубое небо,

Буду слушать шуршанье волны

– пусть уносит она весь мусор,

Пусть обточит она все осколки

От невидимой в сердце войны.

 

Вдох прилива и выдох отлива

– дышит море и дышит

с вами вся природа

– волнами, толчками, ветрами,

Унося все печали и страхи...

Всё придуманное унося,

Очищая всю копоть и враки

До искристой прозрачности, до нуля.

 

Сохранись пустым и прозрачным сосудом,

где-то зреет уже виноград,

Сохранись – сок его ещё будет.

 

А пока в ожиданье открыты ветрам

Тихо пойте своё ля-ля-фа.

Удивительный миг,

Когда тысячи способов

Быть наполненным пред тобой,

Но ты ищешь единственный, свой.

 

Море синее уносило из тебя все шторма,

Завернув до глубин, и теперь ты

Красивая до сиянья отмытая,

Вопреки всем метаниям не разбитая.

 

Отдала все подарки,

Отдала все тревоги

И страхи.

И пока не спеши

Выбирать вновь дороги,

Просто стой

и в безвластии всяких чар

Будь собой

– ясной, звонкой, пустой.

 

На горе высокой зреет, зреет виноград.

 

Владимир Буев

 

Я, в море пребывая,

Раскину руки в голубое небо.

Руки девушки столь велики,

Что до неба достать нетрудно

И раскинуть их там, как в кровати.

Не случилось бы только грозы.

 

А случится гроза, я руками

разведу облака или тучи.

Я любого руками достану.

Что такое длинные

руки, знают все:

Хоть он старый, хоть малый.

И земля, и вселенная в курсе.

Вот и море притихло – боится.

 

Я теперь наставление дам, и его ты исполни,

ибо ценно оно и бесценно:

в жизни сочным ты стань виноградом!

 

Тихо пойте, стрекозы, и вы, стрекозлы

Лето целое ля-ля-ля-фа.

Вы найдёте потом

Один способ из тысячи,

Встав повинным пред муравьём.

Вот затем уже можно плясать.

 

В море синем стою я, однако уносит шторма

Из тебя, ведь я руки раскинула в небо.

И признаюсь по чести, что «ты» – это я.

Вопреки всем метаниям, бог мне судья.

 

Что без толку на месте стоять

Поплыву-ка я вдаль, если в море.

Надо руки у неба отнять

Вот прилипли! Потом на просторе

Их раскину, схвачу горизонт

И туда подтяну твоё тело.

Нет дождя и никнущее мне зонт

Я раздвинула тучи умело.

 

Я вот я стала сочным виноградом.

 

Галарина

 

Латимерии

Мы почувствуем гравитацию

И как давит атмосферный столб

– мы латимерии не спрашиваем:

Зачем океан усох?

 

Выползли и ползём

В разные пределы мира

И слов, и стихов глинозем

Топчем и месим, жуем.

Рукопись-срез карбоновых лет

Сохраняет следы наших действий.

 

Мы хрустим крошкою слов,

Проваливаясь в эмоции

Чужих обвинений.

Никто не был нами, никто,

Лишь любовь.

Им не понять наших сожалений.

 

Владимир Буев

 

Не повымерли, но в сохранности

До сегодняшних лучших времён.

Спрашивать нам про океан надо ли,

Коль он главный на земле?

 

Лучше Вселенную

Потоптать и пожевать.

Её топчут и жуют

Все поэты. Ещё и месят.

Ведь должно быть

Разнообразие в действиях?

 

А не просто хруст фраз и слов.

Никто ничего не поймёт,

Кроме нас, то есть меня.

А я есть Любовь,

Или Богиня любви.

На крайняк Афина, на которой броня.

 

Галарина

 

Океан и первая кожа

И в океане дистанций

Мы проживаем нашу

Первую смерть – мы утопаем в себе

Без касаний другого.

Без гравитации плаваем

Вверх и вниз,

Вправо и влево.

Из ощущений вдруг визг

– прикосновенье иного тела

– защитной реакцией

рождается первая кожа:

Первый барьер между

– мной что была тобой

и тобой что была мною тоже.

Больше беспечными

и едиными быть не можем.

 

Мы переходим из океана нашего чувства

В юдоль земную.

Зачем, почему – я уже не спрашиваю,

а соболезную.

 

Владимир Буев

 

Кому-то несдобровать

Все утонут в себе.

Я от всех не отстану.

Я умру, захлебнувшись в воде

И никто не спасёт.

Я кричу и визжу

Поплавком бултыхаюсь.

Вверх-вниз.

Всем приятен лишь бриз.

Вот спасусь –

Намылю всем рожи,

Посдираю кожу.

Я сама своя

И первая, и вторая.

И вторая я –

Это тоже я первая.

Я – единая я, даже третья.

 

Я вышла из воды, из моря и океана

На сушу, в юдоль земную.

Держитесь! Ну, заяц погоди!

Теперь я всем сочувствую и соболезную.

 

Галарина

 

Вверх и бег

Впервые узнаём,

Что есть и небо, и земля,

И кто вы – выбирает верх?

Вверх

– за чувствами, ощущениями, фруктами

– лезть.

И от врагов скрываться на дереве, всегда вспорхнуть, улететь.

А кто-то выбирает степь-равнину и бесконечный бег, привязанный к земле как пуповиной,

Наперегонки с судьбою и звёздами, передохнуть себе даёт у водопоя

И вновь умчаться – в том его полёт.

И вновь от радости бежать готов смеяться, и вновь от радости летать готов смеяться.

Да, мир принадлежит рождённым с радостию жить!

 

Владимир Буев

 

Вот это новости:

Есть верх, а есть земля!

Есть низ, а есть вверху и небо.

Коль вверх, то

– к Богу за пазуху

– или в космос, как Гагарин, верней, как Терешкова.

Но если быть внизу, то лезть под землю – никогда!

Ведь под землёй стоит большой-большой котёл с водой кипящей, будто это чайник.

А у котла стоит то ль Демон, то ль Димон, а то ли просто Чёрт с огромной кочергой

И под котлом шевелит головёшки. И новые дрова туда швыряет.

И снова-снова шелудит огромной палкой. И снова-снова в подкидного из дровишек

Играет, чтобы жар пылал в котлище. И чтобы не сумел никто замёрзнуть.

 

Стихи ГАЛАРИНЫ, пародии Владимира БУЕВА

Читайте нас в