Все новости
ПОЭЗИЯ
10 Февраля , 13:03

Что я делал?

Игорь Топоров – уфимский поэт, прозаик, переводчик, участник литературного объединения УФЛИ. Он многократно печатался в издательстве газеты «Истоки» и на сайте. Сегодня читателю предлагаются переводы нескольких русских стихотворений уфимского поэта Алексея Кривошеева, переведённые Игорем Топоровым на английский, белорусский, украинский и польский языки.

IGOR TOPOROV

FROM ALEXEI KRIVOSHEEV

 

Миранье Болтниковой (TO MARIANNA PLOTNIKOVA)

 

Вы в своём уме ли?…

                      В. Маяковский

 

Не множеством картин

    А. Пушкин

 

Не нудные слова замшелых шептунов

Желаю слышать я – без них достало бреда:

Иной, воздев кисляк, гнуснейших гнёт стихов…

О боги! доживём ли до обеда?

 

Нет! – чистый голосок чудесницы одной,

Волшебный кругозор и виденье иное –

Целебные слова Мираньи золотой –

Хочу услышать днесь! (не надо остальное).

 

Сбылась моя мечта!

                                  Намедни мне Вагант –

Странички из ЖЖ листая без назоя –

Открыл девичий стих! (всё остальное – над)

Мы взялись за плеча и заплясали стоя.

 

Ни в их Караганде, ни в ихней Катманду,

Созвучий я таких, конечно, не найду!

 

Не нудные слова замшелых шептунов…

 

I won’t hear mossy whisperers’ boring words

There’s enough delirium without their

Words.  They lift up misery of the vilest poems’

Yoke! Oh, Gods? Will we live till dinner? Oh, nightmare!

 

No, a wonderful voice  of a wonder having

Magical range of interests another sight, gold

Marusya’s healthy words are the only thing

I want to hear now. (I won’t hear the rest, I won’t).

 

My dream’s come true! Vagant has lately discovered

A girlish poem for me turning over the pages

Of LJ without importunate (the rest is over it)

 Once we happened to dance linking  shoulders.

 

I will find this assonance neither in their

Karaganda nor in their Katmandu’s  nightmare.

 

28/IX 2016

 

Небесный охотник

 

Нежно здравствуй, влажная ночь.

Закулисной зимы треволненья трепать

ухожу из зеркальной цитадели прочь,

сосчитать городскую древесную рать.

 

Увенчанье ворон в поднебесной стране.

Орион, а кругом – сочетанья окон.

Как роялю ноктюрн, мне ночное турне,

бденья всенощного я ловлю перезвон.

 

Красотою Данаи оделась земля.

Обретай белый мир нищетою души.

Напрягается сердце, как смысл корабля –

это ветер любви зацветает в глуши.

 

Ничего не прошу – всё и так обошлось,

на поверку – сбылось в изумительном сне.

Только рядом – Господь, словно шелест стрекоз,

словно в детстве, о, мама, в душистой стерне.

 

Sky hunter /небесный охотник/

 

Gently hello, wet night! To pat behind-

The scenes winter trepidation. I’ve understood,

I’m  leaving the citadel’s mirror to count

The city’s army  being made of wood.

 

Crows’ crowning in the celestial land,

Orion and windows’ combination around.

Like nocturne for a grand piano, is for me a night

Tour of vigil being so all-night

When I catch a chime me about.

 

With the beauty of Danae the Earth is closed. Find

The white world by the poverty of the soul.

My heart is straining as a ship’s sense, this is the wind

Of love coming alive in the wilderness whole.

 

I won’t ask anything—everything will be enough at last,

In fact—everything’s come true in an amazing dream. Only

Near me is the Lord like the rustle of dragonflies as

If in childhood, oh, mom, in the fragrant stubble lonely.

 

Нябесны паляунiчы

 

Пяшточна прывiтанне, вiльгoтнaя ноч!

Закулicнaгa зiмы треволненья трапаць

Сыходжу з люстраной цатадэля я прэч,

Злiчыць гарадскую драўняную раць.

 

Увянчанне крумкач ў Паднябеснай краiнe,

Арыён, а вакол спалучэнне вокнаў. Як раялю

Накцюрн, мне начны цяпер турнэ,

Чування усяночнага перазвон я лаўлю.

 

Прыгажосьцю Дана апранулася зямля.

Знаходзiць белы свет галеча душы.

Напружваецца сэрца, як сэнс карабля,

Гэта вецер любовi ажывае ў глушы.

 

Нiчога не прашу—усё абышлося i так,

На паверку—спраўдзiлaся ў сне дзiвoснa ад душы.

Толькi пoбaч—Гасподзь нiбы стракоз щолах,

Нiбы ў дзяцiнcтве, аб мама, ў духмянай ipжышчы.

 

15.01.21

Что я делал?

 

Боже,

что я делал из слов,

если не воздвигал храм,

дворец или сарай?

 

Я смотрю в дальний свод языка –

он теряется в звёздном небе,

просвечивающем сквозь него –

и обретаю покой

и едва ли не радость.

 

И раскрывается купол из слов –

прямо в Твои небеса.

А с изнанки слов,

убегающих к звёздам,

отражаются люди и механизмы –

 

как в стеклянном многограннике потолка

в Гостином Дворе

тёмным декабрьским вечером

отражается двойной эскалатор,

убегающий вверх-вниз.

 

За внутренним отраженьем

почти не видно

звёздного неба

и, однако, само отраженье –

суть пространство

простора небес, –

 

без которого

не было бы зданья из слов,

убегающих в небо,

уносящих с собой отраженье

земного движения жизни.

 

Что я делал?\\What was i doing?

 

My God,

What did I make of words

If I didn’t erect a temple,

A palace or a barn?

 

I look into the distant vault of the language—

It is lost in the starry sky

Shining through it,--

And I find peace

And almost joy.

 

And the dome of words opens—

Right into your heaven/

And from the underside of the words

Running away to the stars,

People and mechanisms are reflected,--

 

As in the glass polyhedron of the ceiling

In the Gostiny Dvor

In a dark December evening,

A double escalator running

Up and down is reflected.

 

Behind the inner reflection

The starry sky is almost invisible,

And yet, the reflection itself

Is the space

Of the expanse of heaven,--

 

Without which there would be no building of words

Escaping into the sky

Taking with them the reflection

Of the earthly movement of life.

 

15.01.22

 

 

Што я рабiy?

 

/на белорусский язык/

 

Божа, што я рабiy СА слоў,

Калi не ўзводзiy храм,

Палац або хлеў?

 

Я гляджу ў далёкi  звод мовы—

Ён губляецца ў зорным небе,

Прасвечвая скрозь яго,--

I набываю спакой

I ледзь ль не радасць.

 

I pacкрываецца купал са слоў—

Прама у твае нябёсы.

А з выварату слоў,

Якiя уцякаюць да зорак,

Адлюстроўваюцца людзi i механiзмы—

 

Як у шкляным шматграннiку столi

ў Гасцiным Двары

Цёмным снежаньскiм увечары

Адлюстроўваецца двайны эскалатар,

Беглы уверх-унiз.

 

За унутранным адлюстраваннем

Амаль не вiдаць

Зорнага неба,

I, аднак, само адлюстраванне

Сутнасць прастору

Прастору нябёсаў,--

 

Без якога не было б будынка са слоў,

Якiя ўцякаюць у неба.

Якiя выносяць з сабой адлюстраванне

Зямного руха жыцця.

15 студзеня 2022

Що я робив?

 

/на украинский язык/

 

Боже,

Що я робiв зi cлiв,

Якщо не споруджовав храм,

Палац або сарай?

 

Я дивлюся в далекий звiд мови—

Вiн губиться в зоряному небi,

Що просвiчу€ крiзь нього,--

I знаходжу спокiй

I ледь ль не радiсць.

 

I poзкрива€ться купол зi слiв—

Прямо в твої небеса.

А з вивороту слiв,

Що тiкають до зipoк,

Вiдображаються люди i механiзми—

 

Як в скляному багатограннику стелi

В Гостинному Дворi

Темним грудневим вечором

вiдбива€ться подвiйний ескалатор,

що бежiть вгору-внiз.

 

За внутрiшнiм вiдoбраженням

Майже не видно

Зоряного неба,

I, oднак, саме вiдoбраження—

Суть простip

Простору небес—

 

Без якого не було б зданья без слiв,

Що тiкають в небо,

Забipaють з собою вiдображення

Земного руху життя.

 

15 сiчня 2022

Авторы:Переводы Игоря ТОПОРОВАстихи Алексея КРИВОШЕЕВА
Читайте нас в