Все новости
ПОЭЗИЯ
12 Января , 13:00

Десять стихотворений месяца. Декабрь 2021 г.

В поэтическом конкурсе «10 стихотворений месяца» за декабрь 2021 года победил Валентин Евстафьев (г. Санкт-Петербург). От всей души его поздравляем!

Если вы пишете стихи, можете принять участие в конкурсе в январе (подробности – в Живом Журнале «Клуб друзей газеты “Истоки”» ). Желаем успеха!

 

Валентин ЕВСТАФЬЕВ, г. Санкт-Петербург

Пинега

Осень переходит тихо в зиму,

скоро встанет на прикол паром.

Запахи мороза и бензина

мне приснятся. Делал топором

на столбе засечки дядя Пека

в месяц раз, неведомо зачем.

Вот и всё, что после человека

остаётся. Или не совсем?

На реке с дюралевой «Казанки»

сети ставил, по лесу ходил,

в юности повоевал на танке,

выпивал, да что там, просто пил.

И зачем-то на столбе засечки…

угадать бы, что он отмечал,

но куда нам… Мы пойдём на речку,

здесь когда-то даже был причал.

Подходил сюда, ревя мотором,

плоскодонный теплоход «Заря».

Дядю Пеку чинным разговором

занимали суки-егеря.

Уходили с ним по тихой тропке,

возвращались к вечеру назад,

что-то гулко булькало в коробке,

звякало… Должно быть, лимонад?

В автолавку очередь стояла,

дядя Пека покупал pro tag

серый хлеб, три «Беломорканала»

и конфеты красные «Спартак».

С той поры прошло, пожалуй, тридцать

зим и лет, и дом давно пустой.

С неба воды продолжают литься,

и не скажешь времени: «Постой!».

Никого. Лишь на столбе засечки

говорят нам – это был не сон.

Будешь танцевать, начни от печки:

«Здесь ступил на берег Робинзон…»

 

Наталья ПАРТОЛИНА, Беларусь, г. Витебск

*  *  *

Приходит снег, и – время быть творцом. Из белого воздвигнуть город белый. Создать Адама с твердым белым телом и круглым ошарашенным лицом. А рядом с ним создать других людей и дать им мётлы, веточки, лопаты. Дать имена, что не витиеваты, а просто – Оля, Саша, Тим, Андрей. Недолговечен белый твой народ – до первых плюсов в табеле погодном. Ты знаешь о нестойкости народа, но все же лепишь, лепишь… Хоровод снеговиков глядит на белый мир, на птиц, что разгалделись у кормушки, на тонкий серп луны, ещё растущей, на то, как защищает командир ватаги детской ледяную крепость. На рыжего дурашливого пса, снежинки как простые чудеса воспринимая, пса же – как нелепость. Он не создатель, он не человек, он не слепил ни Тима, ни Андрея, но душу снеговичью странно греет картина: рыжий пёс и белый снег куражатся, друг друга догоняя. Придумывая новую игру, собака оббегает конуру и черный нос в сугробы окунает.

И чудеса даются каждый день, и главное – их вовремя заметить, и отыскать в метельной круговерти своей снежинки тоненькую тень…

 

Кира ОСМАНОВА, г. Санкт-Петербург

*  *  *

И кашлянуло радио в углу,

И выдало: «В эфире книжный клуб…»,

А дальше зашипело что есть силы.

Какая старомодная нужда –

Прочитанные книги обсуждать,

Почти всегда – с несообразным пылом.

 

«О горе мне!» – цитаты предстоят,

«О злы мои страданья!». Это я

Предупреждаю сразу, что как только

Такое слышу, – подступает гнев:

Кому потребна, непонятно мне,

Чужая субъективная трактовка?

 

Наверно, кто-то, кто давно один,

Под радиоприемником сидит,

Отсутствием масштабных смыслов сломлен.

Но все, что приключается с людьми,

Вписать возможно в подходящий миф,

Своим не упиваясь многословьем.

 

Я выбрала спокойствие хранить.

Избави бог от этой болтовни,

От этих псевдоумствований гнусных.

И кто решит смолчать – тот будет прав.

Меня никто с собою не забрал.

Ко мне никто в итоге не вернулся.

 

О чем велась в той передаче речь:

О мести уязвленных дочерей?

О женщине, оставленной в Коринфе?

Я никого на свете не люблю.

Вот разве только – радио в углу,

Которое с тех пор не говорило.

 

Евгения НОСОВА, г. Белорецк

*  *  *

Рассвет придумали не мы,

Не нам стоять на задних лапах,

Выпрашивая у зимы

Тепла, еды и кутерьмы,

И тихо от восторга плакать.

 

Кому пришла такая блажь –

Раскрасить время временами?

И, видно, он почуял раж,

И поменял вдруг баш на баш:

Дожди – на снег, метель – с дождями.

 

А кто-то выдумал стареть

И философствовать устало,

Цедить сквозь пальцы листьев медь,

И подытоживать уметь,

И в храмах хоронить весталок.

 

Но тот, кто выдумал стихи,

Всех обошел на повороте

И переплюнул пять стихий,

Поэтам отпустил грехи

И научил парить в полёте.

 

Лидия КУПЦОВА

Чудак

В осень мои улетают печали,

Настежь распахнута дверь.

Вот же – стаканы тихонько бренчали,

Что ж я психую теперь?

 

Что же глаза от товарищей прячу,

Будто последняя тварь,

И невпопад завожу «Кукарачу»,

Вновь наливая стопарь?

 

Видно, тревожит меня эта осень,

Память уснуть не дает,

Да идиота небесная просинь

Ждёт – не дождёт у ворот.

 

Я обойду его, в дырку забора

Втиснусь и выпаду вон,

Чтобы не помнить тоски и укора

Вплоть до его похорон.

 

Ну, а потом... А потом и не вспомню

Осень и смерть чудака,

Как он простил меня, тихо и скромно,

Как прошептал мне: «Пока...»

 

Александр АНДРИЕНКО, г. Нефтекамск

Лайки

Капканом соцсети разинули пасти,

Манят наживкой лакомой.

Хлебом грезит голодный, а мы –

Чтоб нас накормили «лайками».

 

Зависть стыдливо прячет оскалы

За маской улыбки ласковой.

Крепость объятий спешно меняем

На шелест валюты лайковой.

 

Охотники славы становимся жертвами.

Топчемся задними лапками,

Тянемся к сахару лести усердными

Псами, послушными лайками.

 

Духа инфляцией слово разъедено

Как ядовитыми шлаками.

Лучше по жизни шагать размеренно,

Не всем же быть Пастернаками!

 

Убогая рифма поэтов промышленных

Бездарно от лбов отскакивает.

Давно стал милей не единомышленник,

А тот, который залайкивает.

 

Друзей на фанатов менять не желая,

Топча их ботинком лаковым,

Со всей ответственностью объявляю

Свое пространство безлайковым!

 

Галина СКУДАРЕВА

Электричка

Электричка моя, что ж так долго стоишь на перроне

В этот ранний осенний такой неприветливый час

И о чём тихо шепчет девчушка в последнем вагоне

Только слов не расслышать, лишь пара заплаканных глаз

Всё вбирают в себя с косогора сбежавшие ёлки,

За слезой сожаленья она не рассмотрит никак

Силуэта отца, взгляд его осуждающе-колкий

И, пропитанный дымом костров, его серый пиджак.

Как же трудно бывает сдержать расставания слёзы,

Как ей хочется снова прижаться к отцовской груди!

Это первый экзамен, пора становиться серьёзней:

Расставаний в судьбе будет много ещё впереди.

По головке не гладит судьба, бьёт без промаха, метко

Но расплакаться в голос нельзя, лишь украдкой вздохнуть.

И, прощаясь, берёза помашет склонившейся веткой,

Словно мать, провожая дитя в предназначенный путь.

 

Галина ИЛЬИНА, г. Уфа

*  *  *

Ещё немножечко тепла –

И старый год войдёт в анналы,

А мне всё мало, мне всё мало –

Печь раскаляю добела.

 

Ещё немножечко добра

В копилку года – в банку, свинку,

Чтоб светлую создать картинку

И любоваться ей с утра.

 

Ещё немножечко любви –

Её нам так недоставало!

А старый год бредёт устало

И скоро скроется вдали…

 

Елена ЛУНОВСКАЯ, г. Уфа

*  *  *

Чайные пятна и мокрый снег –

Всё, что остаётся созерцать

под низким потолком мгновения.

 

Рокеры мнут гитары устало,

роняют пивные бокалы.

Рокеры мнут гитары устало,

роняют пивные бокалы.

 

На руке сердечко – рисунок помадой,

а внутри – грудное,

гвоздём вспоротое.

 

Рокеры мнут гитары устало,

роняют пивные бокалы.

Рокеры мнут гитары устало,

роняют пивные бокалы.

 

Если проиндексировать чувство счастья,

оторваться блаженно

от вечного трения, качения, скольжения,

нащупать новое дыхание,

вдруг…

 

…пятна чая, мокрый снег,

рокеры, бренчат гитары,

невыносимая помада,

плывущий звук фортепиано

в глубине…

Всё, что оставлю.

 

Лора БАЗИЛЁВА, г. Уфа

Чудо

Светит витрина волшебные кадры

В черную улицу,

Азбукой Морзе мигает гирлянда –

Все образуется.

 

Снег под ногой исполняет балладу

Медленно-медленно.

Все обновляется, вот бы оставить

Самое ценное,

 

Скоро последний в году ураган

Выметет старое.

Чудо, нам сложно поверить в тебя,

Но постараемся.

 

Подготовила Елена Луновская