Все новости
ПОЭЗИЯ
26 Ноября 2018, 14:11

Рябь по облакам

Елена ЛУНОВСКАЯ Перед вами подборка стихов молодой поэтессы Елены Луновской. Первый тест взросления, который проходят все подростки, – это сожаление об утраченном времени. Пока человек – ребенок, его время бесконечно в обе стороны. Отрочество начинается с понимания того, что время течет только в одну сторону. Эти тексты наполнены сожалением об утраченном, но пока в них не найден рецепт обновления, потому что в человеческом организме ежедневно меняются тысячи клеток. Даже в лесу листья опадают, чтобы следующей весной выросли новые. Так и в поэте закладываются точки будущих смыслов, когда прошедшие мысли опадают листвой написанных строк. Люди взрослеют неравномерно и в своем творчестве иногда осмысляют уже минувшие периоды своего бытия. Галарина

Трэш одиночества
Пыль и потертые полы, пьяные
голоса мужские
в пустой квартире.
Бесхозные трупы
одинокой жизни
мелькают в новостях:
они кем-то давно забыты...
Брат еще жив,
хоть и тоже одинок.
Он вспоминает по любви
голодное детство и
как собирал самый лучший велик
для младшей —
тихой девочки с грустным лицом.
Девочка выросла,
стала для мамы отцом
и превратилась в невзрачного человека,
который устало шепчет:
«Пора расходиться, пустите!»
И судорожно плачет,
присев с седым ребенком рядом...
Единственным родным братом.
Пасмурные сны
Пасмурные сны,
Нравится слышать,
Как дождь разбивается
О крыши...
Смотрю на дно себя
Смотрю на дно себя:
Рябь по облакам,
Отраженным в воде,
Желтые листья осели
Среди травы.
Комната
Здесь скучно и однообразно:
Так, глядишь, и напишешь
Целую поэму о том,
Как любила, а меня
Не любили в ответ.
Влюбленной
Эта весна – время,
когда хочется быть
влюбленной до изнеможенья.
Снова и снова
гладить тебя по спине,
отпивать украдкой чай
из твоей кружки
и улыбаться светлым таким
глазам твоим.
Сколько бы ни было мгновений,
не хочу с тобой разлучаться,
но отпускаю всегда,
словно сон утренний,
удерживая внутри
остатки тепла:
в сердце впервые весна.
На фотографии
На фотографии вы
улыбаетесь совсем как раньше
кроткой улыбкой матери.
И так милы
Загорелые ваши щеки,
и столько света
в глазах карих!
Сарафанчик синий в цветок,
волосы цвета каштана...
Дорогая, любимая…
Мама!
Солнце двор заливает
в далеком-далеком поселке,
году в девятом.
Вот мы давно в Уфе…
Прошлое… все исчезает,
прошлому пиши эпитафии!
Но только где еще мне искать
женщину, что улыбается
на фотографии?
Целое море
Ты – целое море:
Теплое поначалу и холодное,
стоит зайти глубже.
Притягательное, близкое
и далекое. С криками чаек
и непостоянными волнами.
С мокрым песком
и кораллами...
Красивым закатом,
который играет отсветами
на твоей глади.
Быть одной
«Быть одной – плохо», –
слышу ото всех
назойливым рефреном.
Что такое «одной не быть»?
Перестать в бары ходить
и там напиваться,
начать за собой следить
и без себя остаться...
Удачливая ровесница поет
отовсюду свободную любовь.
Я тоже могла быть
любовницей,
чтобы не быть
одной.
Эмоции
Терпишь,
гневаешься,
радуешься,
целуешь
в мордаху истово,
вздыхаешь
и снова терпишь,
томишься...
Полет
Спрятать лицо за страницами
усталой питерской ночи
и нырять легкой птицей
в выдумки и прочее...
Только бы грусть развеять
полетом чужой фантазии,
о тебе обезболить мысли
в книжном сонном экстазе.
Но все бушует птица,
рвется петь свои песни.
Тянет ее резвиться
только с тобою вместе.
Найти объяснение любви
«Нет будущего»,
«Многое упускаешь»,
«Конец один» –
я грустно улыбаюсь:
может ли кто
из говорящих найти
объяснение чувству
любви?
А может ли кто
оказаться в тени,
ее ощутив внутри?
Сердце не выбирает
статуса или возраста.
Лишь бьется чаще
при звуках родного
голоса...
Остров Я
На острове Я тишина и маленько пасмурно.
На острове Я есть место для одного человека...
И что делать, если больше никто
не переплывет огромную реку?
«Почему не ровесник?» – спрашивают люди.
Объяснить не могу – трачу напрасно слова.
Да, наверное, смешна –
люблю того, с кем не упрощаю витиеватой речи,
с кем веду непрерывную беседу
вечером и поутру...
Странно остров Я устроен –
ему только штиль и голос,
что шепчет ласковое «ЛеЛу».
Октябрь-дождь
Кружусь, как осени дитя,
как золотистый лист
по аллейкам с
мшистыми старыми
древами багряными,
широким шагом.
То середина октября,
бреду в преддверии
дождя.
Гаражи
Старые гаражи –
храм растущей души –
еще вчера дремали
за потертыми домами.
В крохотном черном,
в землю вросшем,
брат собрал лучший
велик и мотоцикл;
С бледно-голубого
прыгала девочка-сорванец.
Старые гаражи,
тополя и
прошлая жизнь
никому теперь не нужны...
Одинокие
деревце и пустырь,
пустота души –
ничего не видит,
а истории остались
с людьми.
Дворы
Мимо черниковских дворов
проходя, ощущаю, как
чего-то лишилась:
спиленные ли это древа,
сломанные ли качели.
Просто почувствуй
Дзен этого дня формируется из простых вещей:
погулять по первому снегу
в новых наушниках, где звук как в клубе.
Дзен каждого дня формируется из простых вещей.