Все новости
НАУКА 3.0
23 Октября 2021, 13:00

Камни-целители, камни-предсказатели

Пожалуй, мало найдется людей, которые не собирали в детстве речные камушки – гладкие и шершавые, плоские и похожие на вытянутую дождевую капельку, шарообразные и еще невесть какие. Камни и камушки радовали необычным цветом, сочетанием красок – родившиеся где-то в глубинах земной коры, они волею судеб были вынесены на поверхность земли, чтобы оказаться в руках малышни.

Человечество взялось за камень, едва поднявшись с четверенек. Камень служил древнему человеку орудием труда и охоты, защиты и нападения – а еще был средством познания. При обработке камня развивались способности человека: острые сколы помогали разделывать туши животных и скоблить шкуры, а когда он научился понимать красоту, то обратил внимание на разноцветные минералы, кристаллы которых поражали правильностью форм и игрой света. Древний человек был анимистом, все, что его окружало, он «оживлял» в своих представлениях, наделял душой. Вот и мир драгоценных камней для людей издревле был окутан самыми фантастическими суевериями: камням приписывались удивительнейшие свойства.

Камень камню рознь. Соль, которая необходима человеку и животным, уголь, пролежавший миллионы лет в глубинах земли, алмаз, не имеющий себе равных по твердости, и тальк, на поверхности которого оставляет след самое легкое прикосновение, – все это в обиходе зовется камнями. Некоторые камни имеют органическое происхождение: образуются в почках или других органах живых существ. Например, в желудке рыси порой появляется камень под названием малиновый лигирий. Люди, нашедшие его, камнем дорожат, приписывая ему чудодейственные свойства: он будто бы улучшает зрение, и оно становится как у рыси. Кроме того, верили, что этот камень останавливает кровотечение из носа и заживляет всякие раны, исключая те, что получены от камней и железа. Есть множество других поверий, пришедших к нам из глубин веков.

Многие поверья зафиксированы и в священных книгах разных религий – о том, что рубин вызывает страсть, топаз – ревность, бирюза рождает каприз, а аквамарин приносит неудачу. В других текстах перечислялись двенадцать «главных камней», и камни даже соотносились с месяцами года и знаками зодиака: топаз с созвездием Стрельца, аквамарин с созвездием Козерога, хризолит с созвездием Весов, агат с созвездием Близнецов…

Науку геологию не любить нельзя. Она одна из тех наук, которая в большинстве случаев всегда дает положительный ответ на решаемую задачу. Например, в случае поиска полезных ископаемых.

В начале семидесятых годов, сплавляясь по реке Белой, на ее правом берегу, в устье ручья Урняк, я обнаружил огромную, весом в несколько сот килограммов, глыбу серпентинита (змеевика). Происхождение этого полезного ископаемого связано с глубинными явлениями – проникновением в верхние слои земной коры ультраосновных горных пород. А это было совершенно не характерно для этой местности, сложенной осадочными породами. Поэтому я обратился в Башкирское геологоуправление за разъяснением, зная, что приблизительно в этом районе работала их геологическая партия, нашедшая там нехарактерные для этой местности проявления полезных ископаемых. В те годы работой с юными геологами занимался энтузиаст своего дела Феодосий Феодосиевич Чебоевский, который порекомендовал мне подать на принесенную ему находку заявку. Дело в том, что в случае выявления среди древних известняков выхода серпентинитов этот участок сразу же был бы включен в перспективный геологический район. Если же выходы камня не будут обнаружены, геологи согласятся с моим предположением о том, что глыба принесена на льдине в весеннее половодье из верховьев реки Белой. Выходов геологам обнаружить не удалось, и они подтвердили правильность исходного предположения. Вот и выходит, что был получен положительный ответ – искать выход ультраосновных горных пород здесь не стоит. А если бы он был найден? Опять-таки, ответ был бы положительным.

В конце 60-х годов в канадском Монреале проходила всемирная промышленная выставка. В экспозиции СССР приняла участие и наша республика, представив великолепные образцы яшмы.

Академик Александр Евгеньевич Ферсман, «певец камня», назвал Урал «минералогическим раем», уникальным местом по богатству, разнообразию и своеобразию самых различных полезный ископаемых. Среди них Ферсман выделил яшму, обладающую всеми мыслимыми и немыслимыми сочетаниями красок: некоторые яшмы в заполированном разрезе, кажется, даже представляют картины природы (они так и зовутся – пейзажные).

Русские яшмы издавна привлекали к себе внимание. Еще в 1750 году Исетская и Оренбургская канцелярии состязались в поисках новых месторождений этого камня. Отсюда поставлялись замечательные образцы яшм, а на Екатеринбургской и Петергофской гранильных фабриках из них изготовлялись чудесные произведения декоративного искусства. Третьей гранильной фабрикой являлась Колыванская на Алтае, где с 1786 года изготовлялись декоративные изделия для дворцов (вазы, колонны), часто по рисункам крупных архитекторов. Ее мастера за сто лет (1802–1902) выполнили около 250 крупных ваз, 74 колонны (причем многие из них имели более четырех метров в высоту), изготовили несколько десятков каминов, канделябров-торшеров, столешниц, пьедесталов к вазам, а также множество мелких изделий.

Южный Урал – крупный и богатый район, где залегают разнообразные по окраске и рисунку яшмы. Яшмовые месторождения тянутся вдоль восточного склона Уральского хребта непрерывной полосой на более чем 500 километров! Начинаются они на севере, в районе Миасса, и уходят на юг, в раскаленные казахстанские степи.

Эти самые красивые в мире яшмы обнажаются на берегах Сакмары, других притоках реки Урал, а также на степных гребнях отдельных скальных отрогов. Они как бы зажаты в толщах вулканических пород (диабазов и диабазовых порфиритов), вулканических туфов и метаморфических сланцев.

Сочетания красок и форм нередко бывают так сложны, причудливы и изысканны, что на полированном срезе камня вырисовываются какие-то фантастические рисунки. Такой картинностью отличаются многие яшмы Южного Урала, и прежде всего знаменитые орские яшмы, которые впервые выявил и описал академик Ферсман, совершивший в 1937 году свой знаменитый автопробег до Орска. Он-то и назвал эту часть башкирского Зауралья «зеленокаменной полосой Урала».

Башкортостан славится разнообразием этого удивительного камня. В Эрмитаже хранятся чудесные вазы, чаши, торшеры, созданные камнерезами из калканской яшмы, месторождение которой находится в Учалинском районе, на горе Сабинда.

Российские мастера создавали из яшмы бесценные произведения, потрясавшие художников всего мира. На международных выставках их работы удостаивались высших призов. Одна из них – амфоровидная ваза из серовато-зеленой калканской яшмы – была удостоена второй премии на международной выставке, проходившей в 1891 году в Лондоне. Знаток камней Г. Матюшин писал, что на изделиях из калканской яшмы можно проследить всю историю русского камнерезного искусства. «Священным камнем» назвал академик А. Ферсман южноуральские яшмы, а избранной среди них – калканскую яшму, которая позволяет камнерезам создавать на ней тончайшие узоры и даже изготовлять печати.

Нефрит – ювелирно-поделочный камень первого класса, характеризующийся высокой прочностью, разнообразием окраски, просвечиваемостью граней и даже мелодичным звучанием в тонких пластинках. Название «нефрит» появилось в XVI веке от греческого слова «нефрос», означающего «почка».

Было время, когда этот камень по ценности затмил собою даже золото. Когда-то в Китае горы Куньлунь называли «нефритовыми горами». Тогда это было единственное место в Азии, где находили этот «небесный камень». Бродили по горам сборщики нефрита, собирали его в россыпях на берегах рек. Через эти места проходил маршрут Великого шелкового пути: на Ближний Восток увозили шелк, а на обратном пути караваны брали в горах нефрит, который доставляли в императорские мастерские в Пекине. Первым европейцем, который увидел этот камень, был Марко Поло. Жители Китая, цивилизации Центральной Америки, маори в Новой Зеландии ценили нефрит выше золота и драгоценных камней.

На протяжении многих тысячелетий нефрит использовался человеком для создания самых разнообразных ювелирных, бытовых и культовых изделий. Им отделывались дворцы и гробницы царей, из него изготовлялись лучшие украшения для женщин царского двора в Китае. Китайцы вырезали из него символы власти и «чудодейственные» талисманы – в этой стране нефрит считался камнем Неба и Земли, Мудрости и Вечности.

Месторождения нефрита известны сегодня в Канаде, США, Австралии и ряде других стран, включая и Россию, – месторождения нефрита у нас залегают на Южном и Полярном Урале.

Впрочем, есть немало других замечательных камней. Например, родонит – традиционный уральский ювелирно-поделочный камень. Его часто можно увидеть в кулонах, серьгах, брошах, обрамленным серебряным кружевом. В Учалинском районе родонит частенько встречается среди старых горных разработок марганцевых руд. В Древней Руси, по данным Ферсмана, он был известен со времен Византии. Но лишь с конца XVIII века родонит под названием «орлец» (или «рубиновый шпат») стал широко использоваться как один из красивейших ювелирно-поделочных цветных камней. По легенде, название «орлец» этот камень получил потому, что впервые камни были обнаружены в гнездах горных орлов, второе его имя обусловлено красотой и яркостью окраски.

Окрашен родонит в малиновые, вишневые, розовые, розовато-серые тона. Почти все разновидности родонита принимают полировку. Используется он в мозаике, изготовлении шкатулок, брошей, колец, чаш. Из родонита изготовлены канделябры Эрмитажа и саркофаг в Петропавловской крепости массой более 10 тонн. Родонитом облицован вестибюль станции московского метро «Маяковская».

Автор:Вадим МАРУШИН
Читайте нас в