Все новости
ЛИТЕРАТУРНИК
11 Июня 2020, 13:00

Поэт, искавший бури

…15 (27) июля 1841 года на дуэли у горы Машук возле Пятигорска был смертельно ранен Михаил Лермонтов. Горячо любящая внука-поэта бабушка Елизавета Арсеньева (Салтыкова) добилась у властей разрешения перевезти его для захоронения на родине – позволение последовало только через девять месяцев. В апреле 1842 года гроб с прахом поэта погребен в фамильном склепе в Тарханах, что в Пензенской губернии. У Елизаветы Алексеевны отнялись ноги, она не могла двигаться. Вскоре и она упокоилась в родовом склепе рядом с любимым внуком, как определила в своем завещании…

В мировой литературе вряд ли можно вспомнить другого столь же великого поэта, жизнь которого оборвалась так рано. Лермонтов погиб, не дожив до двадцатисемилетнего возраста, погиб спустя четыре года после смерти Пушкина. И в эти четыре года были созданы его лучшие стихотворения, поэма и знаменитый роман «Герой нашего времени», составляющие целый этап в развитии русской литературы.
…В мае на поезде «Томск – Анапа» я ехал в санаторий. Тем же поездом в город Тамань возвращалась из отпуска семья В. Демидова, офицера в отставке, историка по образованию и призванию. Василий Степанович, глава семьи, оказался словоохотливым человеком, интересным собеседником.
За долгий путь следования и общения мы говорили о многом, в том числе о пребывании в тех краях Михаила Юрьевича Лермонтова – о его службе, творчестве, судьбе.
Во время экскурсии на Таманский полуостров мне удалось накоротке встретиться с Демидовым. Василий Степанович, большой знаток истории своего родного края, оценив мой неподдельный интерес к Лермонтову и его военной судьбе, любезно пригласил приехать к ним в город.
После отдыха в Анапе я с удовольствием поехал к своим новым знакомым. В Тамани мы побывали в доме-музее поэта, проехали по лермонтовским местам. Бывший учитель истории, страстный книголюб и краевед, Василий Степанович оказался компетентным рассказчиком-гидом, показал и поведал мне немало интересного о пребывании (в ссылке) молодого офицера-поэта на Кубани.
Сегодня нам кажется, что у великих людей и в обычной жизни все значительно, однако часто жизнь и у них складывалась довольно прозаическая, было немало трудностей, суеты и неприятностей.
Бабушка Миши Елизавета Алексеевна (мать умерла, когда ему было три года) любила внука безгранично, не жалела ни сил, ни денег на его воспитание и образование. В 1820-25 годах она возила внука с собой на Кавказ на лечение водами. Детские впечатления были глубоки. «Я счастлив был с вами, ущелия гор. Пять лет пронеслось, все тоскую по вас», – напишет потом Лермонтов.
В 1830-32 годах Миша учился в Московском университете. В марте 1832-го студенты устроили обструкцию нелюбимому профессору, выгнали его из аудитории. Дабы избежать строгого наказания Лермонтов сам ушел из университета, и решил поступить в школу гвардейских подпрапорщиков кавалерийских юнкеров в Петербурге. Несмотря на военную муштру, там он, как и в университете, много читал, писал втайне серьезные стихи.
Бабушка была счастлива, когда приказом Государя от 25 ноября 1834 года Лермонтов был произведен в корнеты лейб-гвардии гусарского полка, расположенного в Царском Селе.

В то время, по меткому выражению Пушкина, Россия была «вздернута на дыбы» рукой властной, все было занумеровано, затянуто в мундиры, поставлено в ранжир… Вот в такую-то эпоху и вышел на трудную и скорбную дорогу жизни поэт, ищущий бури, с мятежным духом и жаждой свободы и независимости.
Лермонтов с его пылким характером неминуемо должен был прорвать эту задавленность, и это случилось в год, когда погиб на дуэли Пушкин, убитый рукой проходимца; когда по Петербургу, а затем по России стало расходиться в списках стихотворение «Смерть поэта», под которым стояло мало кому известное в ту пору имя – Михаил Лермонтов. А стихи, гневный отклик на гибель поэта, потрясали. Автор «излил горечь сердечную на бумагу», разоблачал тайный заговор вокруг Пушкина, предрекал, что вдохновителей убийства ждет суд истории.
Крутые меры всем известны – в феврале 1837 года последовали арест и ссылка младшего офицера из престижного гвардейского полка на Кавказ в действующую армию. Он вновь едет в южные края, но на этот раз не по своей воле. Из Петербурга он успел отправить своему приятелю Святославу Раевскому письмо, в котором предвосхитил свою будущую славу: «Прощай, мой друг. Я буду к тебе писать про страну чудес – Восток. Меня утешают слова Наполеона: великие имена создаются на Востоке…»
Забегая вперед, следует добавить: во время поездок по Кавказу и Кубани поэт проявлял исключительный интерес ко всему, что его окружало. Стараясь запечатлеть в своей памяти все виденное, он постоянно занимается рисованием. «Я снял на скорую руку виды всех примечательных мест, которые посещал, и везу с собой порядочную коллекцию», – писал он Раевскому. Большой интерес представляет рисунок поэта «Тамань», подтверждающий факт его пребывания в Тамани и крепости Фанагории в сентябре 1837 года.
Итак, корнет лейб-гвардии гусарского полка Михаил Лермонтов был сослан на Кавказ в Нижегородский драгунский полк, дислоцированный в Тифлисе. Дорогой он заболел и оказался в Ставропольском военном госпитале, а потом – в Пятигорском. В Тифлис он не попал, полк стоял вне боевых действий.
Самым же ответственным в 1837-м году была военная экспедиция за Кубань, которую возглавил сам командующий войсками на Кавказской линии и в Черномории генерал А. Вильяминов, соратник одного из родственников поэта по бабушкиной линии. Лермонтова прикомандировали к этой экспедиции по содействию генерала П. Петрова, также родственника Лермонтова, который покровительствовал поэту и понимал, что во время военных действий против горцев молодому корнету будет проще показать себя в бою и отличиться, что дало бы повод для поощрения.
Экспедиция началась в конце апреля. Лермонтов, задержавшийся из-за лечения, выехал в отряд лишь в конце сентября. А до этого он, неугомонный, успел посетить также Терек и Чечню. Путь его лежал по Кубанской укрепленной линии на Тамань – это была единственная дорога, по которой офицер мог безопасно проехать до Анапы и Геленджика.
«Тамань – самый скверный городишка из всех приморских городов России. Я там чуть-чуть не умер с голода, да еще вдобавок меня хотели утопить», – такими словами начал Лермонтов свою небольшую повесть. В ней он описал место и дом, в котором он остановился. В Тамани ему пришлось задержаться на несколько дней в ожидании почтового судна. Наблюдения поэта и легли в основу повести «Тамань», которую Белинский назвал жемчужиной русской прозы.

В тот опасный период корнету помогли обширные знакомства бабушки. Где только она не побывала, спасая любимого внука, – через великого князя Михаила Павловича дошла аж до царя, и, наконец, Лермонтов был помилован.
После возвращения в январе 1838 года с Кавказа Лермонтов три месяца служил в Новгородской губернии в Гродненском полку. 9 апреля был объявлен «высочайший приказ» о его переводе в лейб-гвардии гусарский полк, в декабре 1839 он повышен до звания поручика.
Вернувшись с Кавказа, поэт «вдруг» стал великим, о нем заговорили в обществе. Он был нарасхват, его жаждали видеть в высшем свете. Все это было для него ново, и в письме к М. Лопуховой он не удержался, чтобы это не отметить: «Весь свет, который я оскорблял в своих стихах, старается осыпать меня лестью; самые хорошенькие женщины выпрашивают у меня стихи и хвастаются ими, как величайшей победой».
Новый 1840 год начался для него обычно. Бал во французском посольстве; вечера у друзей, у Карамзиных, где собирались Чуковский, Вяземский, Тургенев. Там же бывала и Наталья Николаевна Пушкина. Ничто, казалось, не предвещало неприятностей.
И вот новый удар судьбы – 16 февраля на балу у графини Лаваль произошла ссора Лермонтова с сыном французского посла в России, который вызвал поэта на дуэль. Как в дурном сне, повторяется тот же сценарий, что и с Пушкиным. К счастью, Лермонтов остался жив. Но в то время дуэли были строго запрещены, а их участники преследовались.
10 мая Лермонтова арестовали. Следствие затянулось почти на два месяца. На запрос великого князя Михаила Павловича, командира Лермонтова, военный министр А. Чернышев сообщил: «Государь изволил сказать, что переводом Лермонтова в Тенгинский полк желает ограничить наказание». И его вновь отправили на Кавказ…

В июне 1840 года Лермонтов приехал в Ставрополь, из города никуда не выезжает и добивается прикомандирования к экспедиционному отряду, направляющемуся в Малую Чечню, которым командовал генерал А. Галафеев.
18 июня он выезжает в крепость Грозную, там случайно встречается с Львом Пушкиным, братом А. Пушкина, и до ноября 1840 года они вместе принимают участие в экспедиции так называемого «Чеченского отряда».
Служба в Чечне для Лермонтова оказалась довольно удачной. «Расторопность, верность взгляда и пылкое мужество» молодого офицера обратили на себя внимание начальства. Как участника тяжелого сражения при реке Валерик 9 декабря Галафеев подал рапорт по команде с приложением наградного списка и просьбы перевести поэта «в гвардию тем же чином с отданием старшинства», однако это представление осталось без внимания.
Тем не менее, в декабре Лермонтов вынужден ехать в свой Тенгинский полк, второй раз пересекает Кубань, направляясь в штаб-квартиру полка. Путь лежал в крепость Анапу, проехать куда можно было только через Тамань.
В Тамани, в той же избушке, которую поэт совершенно случайно зарисовал в 1837 году (кстати, рисунок, названный «Тамань», в 1919 году был обнаружен в Уфе), встретился с декабристом Н. Лорером и передал письмо и книгу от его племянницы А. Смирновой. Знакомство оказалось знаковым и сблизило их как единомышленников.
Но пребывание в Анапе оказалось кратковременным. В декабря 1840 года военный министр А. Чернышев сообщил командиру Отдельного Кавказского корпуса о том, что «Государь Император по всеподданнейшей просьбе г-жи Арсеньевой, бабки поручика Тенгинского пехотного полка Лермонтова, высочайше повелеть соизволил офицера сего, ежели он по службе усерден и в нравственном одобрителен, уволить к ней в отпуск в С.-Петербург сроком на два месяца».
В мае 1841 года Лермонтов возвращается на Кавказ, по дороге заболевает лихорадкой и остается до излечения в Пятигорске. Но побывать на Кубани поэту больше не пришлось. Приехав в Ставрополь, он ждет отставки. Настроение было невеселое, о чем говорят стихотворные строки: «Наедине с тобою, брат, хотел бы я побыть: на свете мало, говорят, мне остается жить!».
13 июня Лермонтов отправил командиру Тенгинского полка рапорт о том, что он, «отправляясь в отряд командующего войсками на кавказской линии и в Черномории генерал-адъютанта П. Граббе, заболел по дороге лихорадкой и получил от пятигорского коменданта позволение остаться в Пятигорске впредь до излечения».

А 15 июля 1841 года Лермонтов был убит в поединке майором Н. Мартыновым. Официальная версия: якобы Мартынов вызвал поэта за неоднократные оскорбительные насмешки над ним. Однако наиболее проницательные современники находили связь этой смерти с гибелью Пушкина, Грибоедова и других передовых людей эпохи. «Ежели бы гром упал к моим ногам, я бы и тогда, думаю, был менее поражен, чем на этот раз», – писал о трагической гибели поэта его друг декабрист Лорер.
Похороны Михаила Юрьевича Лермонтова проходили при стечении всего Пятигорска. Представители всех полков, в которых Лермонтов служил, «нашлись, чтоб почтить последнею почестью поэта и товарища».
Последний раз имя офицера-поэта упоминается в документах Тенгинского полка в приказе от 1 ноября 1841 года, где в параграфе шесть значилось: «высочайшим приказом в 12-й день прошлого сентября сего года выключен умершим поручик Лермонтов, о чем, по полку объявляя, предписываю его из списочного состояния исключить».
Кавказ стал последним приютом писателя. В последние четыре года своей жизни Лермонтов создал немало прекрасных произведений, в которых так или иначе присутствует Кавказ: в романе «Герой нашего времени», в стихах, поэмах и прозе описаны Ставрополь и Кубань, маленькие города на Кавказских Минеральных Водах, Военно-Грузинская дорога… Поездки по Кабарде и Чечне, посещение Владикавказа и Тифлиса, вершина Казбека, «сияющая, как грань алмаза», – ничто не ускользнуло от его зоркого, проницательного взора.
Офицер столичного лейб-гвардии гусарского полка, настоящий, великий поэт, Лермонтов исповедовался в своей поэзии. Он предстал перед читателями, вошел в историю Отечества прежде всего как поэт-гражданин, ставивший важные общественные вопросы. И, конечно, торжеством лермонтовского реализма явился роман «Герой нашего времени», насыщенный глубоким общественным и психологическим содержанием.
Еще в царское время в Санкт-Петербурге на территории юнкерского училища, где обучался Лермонтов, ему был установлен памятник.
Ильяс ГАЛЕЕВ

Рисунки Михаила Лермонтова