Все новости
ЛИТЕРАТУРНИК
21 Сентября 2019, 18:55

Пятница, 13

Виктор УЛИН Интерактивная онлайн-беседа на портале «Писатели за добро» Международного Союза писателей (Болгария), проведенная Еленой Асатуровой 13 сентября 2019 года Друзья, сегодня пятница, 13-е – мистический день. И на встречу в Литературную беседку к круглому столу вас приглашает писатель, математик Виктор Улин, человек, которого не смущают предрассудки.

Виктор родился в 1959 году, окончил матмех ЛГУ (1981), аспирантуру (1984), Литинститут ЗО по семинару прозы (1994), участник IX Всесоюзного совещания молодых писателей (Москва, 1989), кандидат физико-математических наук, доцент. Живёт в Уфе.
Наш гость – человек с богатым жизненным опытом, работал в системе Академии Наук СССР, вузах, школах, журналистике, информационных технологиях, на суконном производстве, в транспортной логистике, сфере продаж бытового газа, ортопедии (медицинские изделия) и пр.
Виктор является дизайнером обложек всех своих книг.
Первая публикация одного из рассказов состоялась в 1991 году. Сейчас на счету писателя изданные книги «Запасной аэродром» (Уфа, "Китап", 1993), «Ошибка» (Москва, "АСТ-Зебра Е", 2007), а также около 40 электронных книг, продающихся на различных площадках.
Виктор Улин печатался в журналах («Гражданская авиация», «Октябрь»), коллективных сборниках («Точка опоры» – Ленинград, «Бельские просторы» и «Весна обновления» – Уфа), во многих газетах. Свои произведения он публикует и у Евгения Берковича на сайте «Еврейской старины» в Германии, и на других бесплатных ресурсах.
Виктор гордится тем, что за всю жизнь не потратил НИ КОПЕЙКИ на издание или продвижение своих книг.
Большинство своих произведений Виктор Улин относит к жанру «психологический реализм», при этом основная тема, которая его увлекает – «мужчина и женщина». Существенная доля книг Улина формально относится к эротике, но, по мнению самого автора, они являются социально-психологическими триллерами, где фабульный конфликт лежит в интимной сфере или разрешается через нее, поскольку она – важнейшая в жизни живого существа.
Такие книги – «Приемщица», «Надежное занятие», «Тот самый снег», «Подружка», «НАИРИ», «Отель „Калифорния“», «Несрочный случай», «НикитА», «Теща», «Семерка»… и в общем даже эпохальный «Зайчик», написанный еще во времена учёбы в Литинституте и ставший визитной карточкой писателя.
Да и в лучших книгах классического направления – «Высота круга», «Шакал», «Танара», «Камрад», «Пчела-плотник», «Вальс-бостон», в почти эпопейном романе «Хрустальная сосна» – тоже или в основе или в разрешении лежит чувственность.
Мы все знаем Виктора как человека достаточно острых, бескомпромиссных суждений, но при этом видим, что за этим скрывается тонкий лирик, что особенно заметно в его посвящениях друзьям. А сегодня мы узнаем его ещё с одной неожиданной стороны.
Итак, мы начинаем беседу с Виктором Улиным.

Примеч. Виктора Улина:
Ниже приведены вопросы пользователей портала и мои ответы, под идентификатором «ВУ».
Из трехчасовой беседы удалены комментарии частного характера, уводящие от темы.
Часть материала была заготовлена заранее – эти посты отделены и обозначены в скобках.
Елена Асатурова:
Виктор, приветствуем Вас в Литературной беседке! Я уже познакомила наших читателей немного с вашей биографией. Давайте начнём наш разговор с ваших воспоминаний об учёбе в Литературном институте: что привело Вас туда, какой след в жизни оставили эти годы и люди, с которыми Вы подружились?
ВУ:

Добрый день, друзья!
А также камрады, сябры, иптэшлер…
Рад поговорить со всеми вами!
Прежде, чем начать разговор, подчеркну, что не являю истину в последней инстанции.
Каждая моя фраза требует слов «На мой взгляд», «Я думаю, что...» и т.д.
Я опускаю вводные обороты лишь для экономии места и вашего внимания!
Итак, отвечаю на первый вопрос.
---------
(Литинститут)
Литинститут прежде всего подарил мне друзей. Познакомившись в 1989, с некоторыми бывшими сокурсниками мы дружим до сих пор.
Аню Данилову (Дубчак) представлять не нужно.
И еще есть Валера Роньшин (СПб), Шура Ануфриев (Самара), Толя Кудласевич (Минск), Юра Ломовцев (тоже СПб).
Все они – люди, давно состоявшиеся в литературе, их знает читающий мир, наше общение помогает нам жить и писать.
Польза от друзей-соратников не ограничивается духовностью. В начале 2000-х Валера помог протолкнуть куда надо эпохальную повесть «Зайчик» (единственное произведение крупной формы, находящееся здесь в открытом доступе), после чего в совокупном итоге книга принесла мне около 5 000 долларов чистого дохода.
Второе образование (гуманитарное, плюс к первому математическому) расширило общее мировосприятие.
Кроме того, лишь благодаря Литинституту я прочитал (сначала абитуриентом, потом студентом) всю антологию мировой литературы. Естественно, читал понемногу я всю жизнь, но лишь учебная плетка заставила сделать это упорядоченно и без лакун.
Однако относительно всего прочего вынужден признаться, что Литинститут дал мне больше вреда, чем пользы. Мне не повезло с творческим семинаром: тон там задавали деятели бездарные и бескультурные, шла флуктуация участников, выпускался я уже не с теми людьми, с которыми начинал.
Показателен тот факт, что с другого прозаического семинара поднялись в литературный мир Анна Данилова и Валерий Роньшин – два этих имени уже оправдывают весь наш курс!
Среди моих товарищей имелись лишь два талантливых прозаика: ленинградец Коля Баврин и латыш Улдис Сермонс. К сожалению, по ряду причин они ушли из литературы, не успев войти. А я пишу не благодаря Литинституту, а вопреки.
Впрочем, научить, как надо писать, нельзя – можно научить, как не надо.
----------
Аню все вы знаете.
Валера – один из лучших детских писателей нашего времени.
Цитаты из стихов Толи можно встретить на стене любого краеведческого музея Белоруссии.
Анатолий Федотов:
Спасибо, Елена, за встречу с таким интересным человеком и автором, да, будет, думаю, очень интересно.
Елена Асатурова:
Виктор, а как, на Ваш взгляд, НАДО ПИСАТЬ? Какие пути есть у современного автора в литературе?
ВУ:
----------
(Путь в литературу)
В литературу (как и в любое искусство) приходят по-разному.
Выражусь коротко: человек начинает писать оттого, что не может не писать.
Лично я пришел в прозу через журналистику, которой были отданы 10 лет самой продуктивной поры; первые мои публикации случились в газете.
Газетная работа подвигла сначала к публицистике, потом к художественному переосмыслению реальности.
Само писательство есть тяжелый труд.
Путь в литературу – и путь в литературе – это тяжкий путь проб и ошибок.
Главным залогом успеха является непрерывный творческий рост.
Тот не писатель, кому писуемое в данный момент не видится лучшим из всего прочего.
Тот не писатель, кто десятилетиями мусолит одних и тех же героев, кому сегодня не хочется стереть написанное вчера как не удовлетворяющее новым критериям совершенства.
Что касается критериев, то художник не должен размазываться манной кашей по тарелке.
Но при этом критерии могут меняться.
Самый умный из русских писателей – Пушкин – так часто противоречил самому себе, что обыватель не поспевал за его мыслями и настроениями.
Однако стоит отметить, что эволюция писателя не всегда оказывается положительной.
Всем известно, до какой степени нудно нравоучительство позднего Толстого.
Еще более яркий пример дает нам Чехов. До какой степени правдив и жёсток Антон Павлович в лучших рассказах («В овраге», «Рассказ неизвестного человека», «Тина», «Бабье царство», «Три года», «Черный монах», «Скрипка Ротшильда»), до той же конфетен в своих прекраснодушных пьесах.
В профессиональной литературе действует система бинарных оценок.
Как сказал однажды мой друг (тоже сотоварищ по Литинституту) башкирский прозаик, поэт и драматург Айдар Хусаинов: нет «писателя, несущего добро, и писателя, не несущего добра» – есть писатель талантливый и писатель бездарный.
Категории добра и зла относительны: что хорошо для охотника, то плохо для зверя, но и тот и другой имеют право на существование.
Выражусь еще более радикально.
Умный человек не может быть абстрактно добрым; под покровом сусального благодушия он видит несовершенство мира.
Понятие «нравственности-безнравственности» к серьезному художнику неприменимо.
Истинный писатель должен жить в аду своей души и находиться на 6-м уровне отношения к морали: создать собственные нравственные нормы и жить соответственно им.
Иначе он напишет только «два притопа – три прихлопа».
Да и вообще, слишком хороший человек, как правило, бывает плохим писателем.
И наоборот.
Читайте нас в