Все новости
КОЛУМНИСТЫ
17 Сентября 2019, 20:08

Попытка не провалиться в пропасть-цзы

(непутёвый черновик колумниста) А что если свершить прыжок над пропастью, которая в некотором смысле отсутствует? А что, если здесь и сейчас коснуться того, что ведёт к бессмыслице, к сознательному бреду? Что-то вроде «вижу табуретку – о ней и будет мой сказ, повествование». И табуретка, если захочу-пожелаю, полетит к созвездию Водолея. Если сформулировать поточнее, – я покручусь, пожалуй, вокруг журналисткой «колонки» о колумнистах.

Рискну сказать об этом пару слов. С какого перепугу?.. Почему бы и нет! Подвид, жанр, «словоказуистика» с магистральной линией, идущей к точке Б, без отправной точки А; она портит всё дело. Она – это начальная специфическая точка «А» – имеет подоплёку, привычку трепыхаться как рыба подо льдом… без вдохновения. А проще говоря, технический процесс написания статей по шаблону: репортаж, заметка, новости и прочее без должного радения, любви. Что не скажешь о колонке, что является детищем от начала и до конца самого автора.
Так сложилось, колонка, вырванная со страницы газеты (занесённая на страницу газеты), имеет свою привилегированность, межредакционную значимость. Колонка чем-то походит на десерт – на слоённое пирожное с вишенкой, которую в равной степени жаждет каждый журналист откушать, а читатель увидеть, участвовать в сем чревоугодии.
Именно «колонка» побуждает «взлохматить» мозги, напрячь тугую извилину, но, к прочему, имеет и дурную привычку оставлять кучу вопросов, ибо сама колонка – громадный знак вопроса.
Вин Чунь (Кулак Вечной Весны). Вин Чунь одна из самых сильных, целенаправленных и популярных форм ушу. Использует множество боевых техник, по этой причине считается прикладным направлением. Уходы с линии атаки дополняются мгновенными прямолинейными атаками при сближении на крайне близкое расстояние.
Расстояние. Километраж. Один из кулуарных немаловажных приёмов в колумнистической деятельности. Автор, ломая перья о бумагу, любит иногда удаляться от намеченной цели, играя в «кошки-мышки» с читателем, а точнее с самим собой. Как-никак первым читателем является он сам, а не бабушкин комод в прихожей, который скоро рухнет под собственной многовековой тяжестью. Затем он обдуманно сыпет неопровержимыми фактами, что подобно мечу цзянь, разящим в самый срез нерва, в поджелудочную. Факты, с которыми желудку сложно справиться, переварить. Иногда хочется задеть нечто запредельное, где грозный страж-великан, закованный в броню, твердит беспрестанно: «Нель-зяяя». Благодаря удалению от эпицентра, от пункта схождения творец колонок волен мечтать, пускаться во все тяжкие слова: не скучного слова, слова-камуфляжа. А там – будь, что будет! Лишь бы не срыгнуло.
Багуачжан. Основателем стиля был Дун Хайчуань из провинции Хэбэй. Дун Хайчуань создал стиль на основе приёмов местных стилей ушу. Отличительными чертами Багуа является применение боевой техники в постоянном круговом перемещении. Все движения связаны между собой и как бы переходят одно в другое.
Круг. Хождение частью медитативное. Нас хлебом не корми, дай только кружочек сделать. Кружение напоминает чем-то детскую игру в жмурки, где главный «вредитель», персона нон-грата, с завязанными глазами ищет – кого бы поймать, затащить в свои сети. А на деле, он ходит кругами, а сам же, конечно, не догадывается. Где ему – «ослепшему»! А, впрочем, не Фемида ли в его лице?.. В поисках справедливости, в поисках опять же поймать кого-нибудь. Чем не писатель-колумнист?! Или слишком затемнённое сравнение? Как знать!
И следует добавить, что «вирусописатель»… Скверно-то как! Несвязно мазнул мыслью, хотя какое-то созвучие имеет место быть. Журналист-писатель-вирус! Он вирусоподобную распыляет информацию, но вероятно с полезными бактериями энтерококками или стрептококками, что поглощают лактозу. Но так или иначе, ему должно что-то препятствовать, как хозяину колонки. Как вольному сочинителю личной странички. И ведь точно мешает. В бумажном варианте газеты он зажат количеством знаков, которых не больно-то жирновато. И как правило, «колонка» не заполняет собою всю полосу – не дадут. Отсюда, мысль свою, следовательно, не выразить объёмно в 3D. Рамки, рамки. А значит следует ужать мысль, унять прыткость. Но скучновато и попахивает алгеброй.
Однако в просторах Интернета – гуляй не хочу! Никаких канцелярских заборов, турникетов. Пиши, как танцор на сцене пишет ногами. Но нет, что-то ещё должно портить приятные моменты творчества. Иначе, какой смысл существования колумниста и того, кто держит его за хлястик (шинели). Когда, к примеру, пьёшь горячий чаёк с чабрецом и душицей из чашки, расписанной гжелью. И там ложечка, по старой нестираемой привычке. И при её наклоне, когда делаешь глоток, ложка то и дело падает концом на твоё лицо, особенно достаётся носу. Неудобство в чисто его виде. Так и корреспонденту, вдруг вознамерившемуся сотворить газетную колонку, мешает… на сей раз не ложка, а его ум. Ума палата. Познания, что длинны как Великая Китайская стена. Ибо он пишет, как Бог! Как газетный Бог! Совладеть с библиотечным, энциклопедическим, интеллектуальным рассудком довольно трудненько его владельцу. Различные интерпретации одной фразы чего стоят. Читателю страшно глазеть на творения великих индивидуумов, ибо постичь истину они, обладая среднестатистическим IQ, не способны.

Танланцюань (стиль богомола). Один из крупнейших стилей китайского ушу. В настоящее время он относится к числу самых популярных стилей ушу в мире. По легенде стиль основал Ван Лан, основываясь на своих наблюдениях над тем, как богомол атакует свою жертву или сражается с другим богомолом. Скорость и беспрерывность движений – визитная карточка стиля.
Ого! И здесь краеугольный камень заложен. Остановка – непозволительная роскошь! Остановился, незначительный перекур, и всё: лёгкое фланирование идей улетает в водосточную трубу или в канализацию ментального мира. Вроде как и не садился за письменный стол. Стикеры, жёваные страницы блокнота, карандаши-огрызки и автора нет. И нас нет! Довольно усердствовать во имя отдыха, усердствовать лучше во имя газетной колонки. Пошла первая строка, а следом и последняя должна проглядываться за гвоздично-алым горизонтом. …гордый сёгун-журналист сидит у окна, и сквозняк ему нипочём. Он высекает неторопливо искры с «катаны», и звонко падает вверх страница, как осенний лист ясеня.
"Стиль пьяницы", "пьяный кулак" или... цзуйцюань. Пьяный Стиль: во времена правления династии Тан воины Шаолиня спасли жизнь Императору Ли Шиминю, и после этого вышел имперский декрет, позволяющий монахам Шаолиня пить вино. А так как им редко приходилось это делать, некоторые монахи сильно напивались. Понаблюдав за ними, один человек решил, что действия пьяного человека можно использовать в новом мощном стиле. Таким образом и был разработан Пьяный стиль – использование медленных и небрежных движений пьяного человека с целью обмануть и набрать большую силу каждого удара.
Обманчива «колонка» – кто уж спорит. Шкурки разные она носит, и меняет цвет как хамелеон. И живёт (почти) не по заказу. Фривольное бытьё. Не просит питьё. У неё свои законы. И по-своему добра и терпима к читателю. За что её, в конечном итоге, любит наш брат-журналист, гордый сёгун. И силу она набирает, уж то не отнять. Не зря сам подвид «колонка» эволюционировала, шагнула своим размашистым свободолюбивым шагом в блог… блогерство, где и быть ей по скончанию веков человеческих. И никакая сила её не потопчет и не удушит. И посему так и тянет сказать в заключении: «Виват, колонка!»
Алексей ЧУГУНОВ