+8 °С
Облачно
Все новости
ГРАММОФОН
31 Августа , 14:43

Лавина зарубежных хитов на советском телевидении

Не знаю, как вас, но меня раньше ошеломляли (и радовали) дивные музыкальные заставки к телепередачам СССР, а также во всевозможных телезарисовках, отбивках, репортажах, в прогнозе погоды. Они доносились чуть ли не отовсюду. Однако, как бы это сказать лаконично – они выбивались из типичного пропагандистского звукоряда, как правило, призванного подчёркивать мощь и величие социалистического государства в двадцатом веке.

Но телевизионщики (и не только они), вот ведь смельчаки, умудрялись втиснуть в свои проекты иностранную музыку в немалых дозах. И не обязательно только из дружественных стран-сателлитов. Брали треки аж из самой Америки. Оставалось удивляться, как пропускала цензура, спецслужбы сей огромный шквал иностранщины на ТВ. И как будто вышестоящее руководство даже поощряло этот «завоз».

По всей вероятности, здесь и не было тяжкого греха. Подумаешь, – музыкальный кусочек из капстраны. И кто догадается? В титрах телепрограммы обычно не прописывали действительных авторов. Ну, любители-то зарубежной музыки догадывались, где собака зарыта и что за собака. А так, режет хит напропалую и ладненько! Никаких авторских отчислений композиторы и исполнители в большинстве своём не получали. Да и не знали, по-видимому, что их творения эксплуатировались в «империи зла». Лишь композиции, написанные после 1973 года, оплачивались, согласно советским законам, когда СССР присоединился к Всемирной конвенции об авторском праве 27 мая 1973 года.

Сразу на ум приходит телепередача «Международная панорама», шедшая минут тридцать с хвостиком. В заставке верховодила композиция «Vibrations» группы «Ventures». Но имеется маленький нюанс, непонятный скрипт. Почему-то в наше время ходит стойкое убеждение якобы в программе «Международная панорама» звучал мотив группы «Pink Floyd» – «One Of These Days», альбома «Meddle» 1971 года. Сложно что-либо утверждать с уверенностью, так как многие телевизионные проекты в стране Советов имели приличный наработанный стаж. Транслировались они с Останкинской башни чуть ли не десятилетиями. И музыкальное оформление, понятное дело, временами менялось. Когда я впервые услышал «One Of These Days», то этот «высокооктановый» хит показался чертовски знакомым – я точно слышал его по телевизору. И наверняка в какой-то советской программе. Он просто въелся в мозг гитарными проигрышами, рифами, специфическими басами. Заподозрил телепередачу «Сегодня в мире», но найти истину, ковыряясь в интернете, не удалось. Всё облазил: что можно и не можно. Но загадка осталось загадкой. И где я его мог слышать?.. Ну, где?

И «Pink Floyd», к прочему, примелькался в отечественном детективе «Ошибка Тони Вендиса» с саундтреками «Shine On You Crazy Diamond» и «Welcome to the Machine» (альбом «Wish You Were Here»); «Another Brick in the Wall» (part 1) (альбом «The Wall»). Благодаря саундтрекам, часто звучащим из магнитофона главного героя, я больше наслаждался убойностью английской титан-группы, чем следил за происходящими событиями в фильме. Настолько она шла в разрез бытия и той лживой капиталистической гиперреальности, что казалась едва ли не инопланетной. Прибывшей к нам из далёкого космоса. И да, Игорь Костолевский, Александр Филиппенко и Милена Тонтегоде превосходно изобразили заокеанский мир, чуждый нам… непривычный и холодный. В фильме имеются также хиты «Kraftwerk», «Tangerine Dream».

Для любителей попытать счастье в государственной лотерее в программе «Спортлото» занозисто доносилась электронно-инструментальная мелодия «Pop Corn», в исполнении американской группы «Hot Butter», завоевавшей успех в 1972 году. Произведение создано в 1969 году Гершоном Кингсли. Под «Pop Corn» невольно пустишься в лотерейный разгул. И уморительно поглядывал я на попрыгунчики-лотерейные шары в ранние часы выходного дня.

Ну, а неизменно почитаемая мною программа «Что? Где? Когда?» обогатилась композицией "Ra-ta-ta" (в исполнении оркестра James Last), вошедшая в альбом «Non Stop Dancing 11» 1970 года. Она звучит-урчит-кричит в момент выноса «чёрного ящика» в авторской передаче. Правда, мне не совсем ясен музыкальный выбор Владимира Ворошилова, создателя и ведущего данного проекта. Сам по себе «чёрный ящик» с вопросом для знатоков бархатно мистифицирует театральность, таинственность. Будто выйдет к ним ещё демон в смокинге и цилиндре. А тут бравурно и излишне задорно «бежит» мелодия James Last . Хотя что судить-рядить! Композиция, между прочим, написана гамбургским пианистом Chris Juwens и Christian Heilburg. И вышла синглом в 1970 году во многих западноевропейских странах, а в Топ-10 хит-парада Франции появилась версия певца Antoine на французском языке. После этого «Polar Records» начинает продвигать в США версию на английском языке в исполнении немецкой группы «Rotation». Кавер-версий звучало в те времена предостаточно, если подумать, поискать. И случалось что-то похожее сравнительно часто. Сейчас, в силу ужесточения закона по авторским правам, такие явления поредели.

«Вокруг смеха» – некогда мегапопулярная программа на советском телевидении, которую показывали в выходные дни. Что уж говорить, одна из первых, решившая поюморить, пошутит всласть. Плюс «Кабачок “13 стульев”», конечно. В заставке «Вокруг смеха» использовалась инструментальная композиция «Hawaii Tattoo» 1965 года в исполнении оркестра Frank Chacksfield. На мой придирчивый взгляд она не очень подходила к программе «Вокруг смеха». Малость плавучая, сонно-текущая вещица. Для смеха, гомерического хохота мелодия никуда не годится. В цирке при выступлении миниатюрных собачек было бы самое то, а так… Возможно и ошибаюсь. Как-никак в этой музыкальной конструкции можно унюхать аллюзии, «феромоны» из «12 стульев», но для сего надобно постараться втиснуться в перетекание джазовых слияний.

Мимо не пройдёшь «Кинопанорамы» и как бы «спящего» Эльдара Рязанова. Многие, наверняка, помнят его манеру сидеть за столом в процессе прямого эфира. Тогда подготовительных телевизионных записей ещё не делали, или не в таком огромном объёме, как сейчас. Небезызвестный режиссёр так растекался по всему столу, будто он вот-вот уляжется на нём всем телом и заснёт… как в его же фильме его же второстепенный персонаж в «Гараже». Помнится, на сей счёт удачно пошутили в КВНе, который возродился в восьмидесятых годах. Относительно музыкального нагромождения, то не трудно услышать взрывной шедевр «Pardonne-Moi Ce Caprice D'Enfan» (Прости мне этот детский каприз) 1970 года от Paul Mauriat. В оригинале же пела несравненная Mathieu Mireille. Сингл в 1970 году разошёлся тиражом в 400 тысяч экземпляров и стал во Франции большим летним хитом. Однако Paul Mauriat, насколько мы знаем, а мы ведь знаем – верно? – не только композитор, но и аранжировщик, дирижёр. И эта славная песня не принадлежит его «перу», хотя он немало создал мелодий для Mathieu Mireille, но не в случае с «Pardonne-Moi Ce Caprice D'Enfan». Авторство принадлежит женщине по имени Patricia Carli – итальянке, перебравшейся впоследствии в Бельгию.

Paul Mauriat, если покопаться в прошлом, чаще остальных «тусовался» у нас на телевидении. «Прогноз погоды» и зарисовки просто изобиловали его обворожительной и лёгкой музыкой… музыкой настроения. Она таки лилась, разливалась повсюду, будто чай из чайника, заварника. Французский композитор для нас являлся чуть ли не «русским» музыкальным волшебником: настолько сильно привык к нему советский слушатель, в отличие, скажем, от Ennio Morricone или Jean-Michel Jarre. Чего стоит его «Жаворонок» («Alouette») из передачи «В мире животных», о которой знал и ребёнок-несмышлёныш. С вертлявыми обезьянками, улетающими куда-то журавлями, танцующими страусами в стартовой заставке хит «Alouette» удачно вписывался в мультипликационной мизансцене. Порой кажется, что благодаря визуальному ряду и произведению от французского композитора у программы имелся приличный успех. Ради него и хотелось смотреть телепередачу о животных с Николаем Дроздовым и Василием Песковым.

Автором же знаменитой мелодии является аргентинский композитор Ariel Ramirez. Это отрывок из его кантаты для хора «Navidad Nuestra» (Рождество Христово), написанной на слова аргентинского поэта Феликса Луны в 1964 году. Отрывок называется «La peregrinación» – «паломничество». Весьма популярная мелодия в испаноязычных странах. Есть и песня в исполнении Mercedes Sosa. К прочему, песня очень пришлась по душе французскому шансонье Gilles Dreux, поэтому он уговорил своего приятеля, знаменитого французского поэта-песенника Pierre Delanoë (автора песен для Эдит Пиаф, Джо Дассена) написать адаптацию для него, что, собсвенно, он и проделал, без всяких возражений. Слова испанского текста начинались со слов "A la huella" – означающее "по стопам, шаг за шагом". Деланоэ это переделал в созвучное французское "Alouette" – "жаворонок", именно такое название получила французская версия. Песня стала знаменитой в 1968 году, а в аранжировке оркестра Поля Мориа всемирно известной. И в ней, соответственно, не прослеживались уже христинаские мотивы. Она стала более призёмлённой и живой.

Котёночкин Вячеслав, мультипликатор, тоже большущий поклонник иностранной музыки. Собирал кучу грампластинок. К примеру, в его мультсериале «Ну, погоди!» немалый поток заграничной музыки звучит и громыхает. Одна заставка – фактически уникальный шедевр! Хотя вступительная «хулиганская» композиция считалась как бы народной. Автор не указан в титрах. И мы знаем, похожее проделывалось чрезвычайно часто. Ну, это нормально и нормалёк! Как-то раз друзья привезли Котёночкину смешные мелодии никому неизвестного венгерского композитора Тамаша Диака. Ну, кто такой? С какой горы свалился? Пластинку выпустил танцевальный оркестр Венгерского радио. Они до невозможности понравились Котёночкину. В результате одна из них и стала визитной карточкой «Ну, погоди!». Произведение в оригинале называется «Vizisi», что переводится как «Водные лыжи». Причём тут лыжи?..

М-да, удивительные дела вершились на отечественном телевидении. И не только на телевидении. Хватали без спроса всё, что лежало там… за границей. И по пальцам их никто не бил молотком. В начале 60-х годов фирма «Мелодия» принялась вовсю шлёпать серию музыкальных сборников «Музыкальный калейдоскоп». На пластинках, вперемежку с фортепьянными интерлюдиями, имелись записи мегазвезд Ф. Синатра (F. Sinatra), Э. Фицджеральд (E. Fitzgerald), Э. Пресли (E. Presley), Далида (Dalida), Ш. Азнавур (C. Aznavour), К. Валенте (C. Valente), оркестр и хор Р. Конниффа (R. Conniff), оркестр Ф. Пурселя (F. Pourcel)… Монофонические записи невысокого, «сырого» качества. Так себе пластинки, но слушать, побалдеть можно. Таким образом началась легализация государством пиратства. И наши пираты рулят до сих пор!

Автор:Алексей Чугунов