Все новости
ТЕАТР
8 Декабря 2021, 13:17

«Портрет Дориана Грея»

Интересную особенность имеют спектакли Мюзик-холла: некоторые надо «распробовать» как, извините, экзотическое блюдо, вкус и послевкусие которого оценишь лишь после неоднократного «употребления», а в некоторые «окунаешься» сразу и с головой.

И ходишь постоянно, с нетерпеливым жжением в душе: так, впереди январь, когда ж там блок. К последним сразу и безусловно был отнесен «Портрет Дориана Грея». Самый знаменитый роман О. Уайльда – история Дориана Грея, продавшего душу дьяволу в обмен на вечную молодость и красоту, – выдержал многочисленные экранизации и театральные постановки.

Не знаю, что затянуло меня в омут одного из самых мистических спектаклей Петербурга: сюжет ли книги давно и прочно занявшего место в сердце непревзойденного мастера парадоксов Оскара Уайльда, впечатляющая ли музыка Владимира Баскина, безупречная ли игра актеров – точное попадание в образ каждого из них. Талант ли режиссера Натальи Индейкиной, ее умение стильно и чувственно играть со светом и декорациями, буквально из нескольких предметов воссоздавая на сцене соответствующую тексту атмосферу.

Скорее всего, все вышеупомянутое сложилось как в калейдоскопе в ту самую мозаику, в тот самый «наркотик», жить без которого уже невозможно. Уже с первых аккордов увертюры погружаешься в атмосферу чего-то необычайного, находящегося за гранью человеческого понимания, тем не менее, несущего предчувствие обреченности и неизбежно трагичного финала. Нервная исповедь художника Бэзила Холлуорда, легкие, затягивающие, оплетающие сладким дурманом душу и сердце арии лорда Генри, «скользко-тягучие», «липкие» музыкальные темы Притона и Борделя, светлые летящие – Сибиллы Вейн, исповедальные, на краю пропасти – Дориана Грея.

Первое появление Дориана, признаться, когда-то, очень давно ввергло меня в недоумение: а где золотые кудри? – ведь мы, прочитав книгу, уже все знаем о герое и образ нарисован и утвержден в нашем воображении. Александр Чернышев легко, с первой фразы, с первой ноты порушил все стереотипы! Его Дориану веришь сразу и без оглядки. Между тем застенчивым, но пылким, восторженным, но робко улыбающимся юношей, что только приехал в Лондон, и опустошенным, пресытившимся человеком с потухшим взглядом лежит целая пропасть. За почти три часа (отдельный респект артисту, почти не сходящему за это время со сцены, но ведущему свою роль безупречно ровно) его герой словно считает ступени, по которым сходит в бездну его несчастная душа. Он еще может повернуть назад после смерти Сибиллы, но – появляется лорд Генри, и Дориану этот путь назад заказан. После убийства Бэзила вставший на колени Дориан – падший ангел, раскинувший руки, распятый на кресте ужаса от содеянного – уже обречен. «И нет ничего. И только ад смотрит ему в лицо».

Лорд Генри, ах, этот лорд Генри в блестящем исполнении Сергея Коровина – как хочется верить ему и как легко поверить в то, чего хочется! Он так непринужденно, шутя, беспечально скользит по жизни «живя для себя», что поневоле задумаешься: ведь действительно, как часто мы идем на поводу у людей, которым не можем отказать – из деликатности, по привычке, от неумения вовремя сказать «нет». И это вместо того, чтобы потратить время и силы на себя любимого. Ой! Кажется, я попала под обаяние лорда Генри! Но нет ведь – есть «душа – нечто до ужаса реальное», это и суждено понять лорду Генри, с которого слетает светская шелуха, и неподдельный ужас мечется в глазах и дрожит рука, творящая крестное знамение, когда Генри видит его – портрет Дориана Грея.

С него, с портрета началось падение Дориана. С удовольствием наблюдаю за игрой Константина Китанина, воплотившего в мюзикле образ Бэзила Холлуорда. С того, моего первого спектакля он стал сдержаннее, но за этой сдержанностью кроется целая бездна чувств и эмоций. И именно Китанин заставил меня задуматься над словами Дориана: «Этот человек виноват больше, чем бедный Гарри». Творец ли он, просто хорошо выполняющий свою задачу: служить искусству и рождать шедевры или все же тот самый человек, создавший картину, ставшую для Дориана дьявольским искушением, соблазном и судьбой, отправной точкой дороги, ведущей в ад. Ясно же, что, кроме таланта, Бэзил вложил в полотно еще и свое безмерное гипертрофированное восхищение красотой Дориана, свое идеализированное представление о равенстве красоты души и тела.

Не могу не сказать еще об одном из участников актерского состава – Алексе Кейтвине, сыгравшем роль доктора Алана Кэмпбелла. Роль невелика по времени, но благодаря таланту Кейтвина и она стала запоминающейся и любимой. Доктор Кэмпбелл – столь увлеченный как наукой, так и красотой, так отчаянно старающийся поверить Дориану и безнадежно понимающий, что верить нельзя, что друга уже не вернуть, а за красотой скрывается уродство души, за ангелом – демон, за дружескими объятиями – желание использовать и отшвырнуть.

Словом, в спектакле как в мозаике в яркую зрелищную картину сложилось все – для того, чтобы «Дориан» стал для меня, по крайней мере, одной из эталонных постановок в жанре «мюзикл». Жанре, многими ошибочно принимаемом за легкий. 

 

Фото из открытых источников

Автор:Елена ШАРОВА
Читайте нас в