Все новости
ТЕАТР
20 Сентября 2021, 15:01

Окунуться в театральный «Белый. Петербург»

Одним из главных театральных потрясений конца прошлого и начала нынешнего театрального сезона стал для меня спектакль Театра музыкальной комедии «Белый. Петербург» в постановке Геннадия Тростянецкого.

Почитательница поэзии Серебряного века, я ошарашенно попала в ювелирно воспроизведенную атмосферу начала прошлого века: между Кровавым воскресеньем и грядущим смутным временем революций. Занесенный снегами, продуваемый вьюгами Петербург – с глухим ропотом рабочих, ищущих справедливости, со вспухающими как нарыв кружками бомбистов, со смаком орудующих на своей адской кухне. С погруженными в омут декаданса балаганчиками, где томно рефлексирует влюбленная в собственные страсти интеллигенция. С безумными балами, где громкой музыкой заглушается страх перед реальностью. Где всё – сон, а во сне размыта грань между смыслом и разумом, между жизнью и горячечным бредом воображения.

Когда-то Татьяна Толстая, уловив, пожалуй, суть души этого призрачного города, писала: «Царь построил город своего сна, а потом умер. Он-то умер, а город-то остался, и вот, жить нам теперь в чужом сне».

Николенька Аблеухов в блестящем исполнении Владимира Садкова заигрался во вседозволенность, а где мы чувствуем себя наиболее свободными и безнаказанными, как не во сне? Можно и в «революционэра» перевоплотиться – под маской красного домино пронестись по улицам, залам, площадям охваченного безумием и невнятным страхом перед грядущим города. И очнувшись от морока, мучаясь от прозрения, понять, что нет ничего романтичного в людях, способных вычеркнуть из жизни любого человек, в том числе и родного отца.

Думается, роль Александра Дудкина – лучшая роль Игоря Шумаева. Пламенный борец за идею, кошмарный пианист, играющий на клавишах человеческих душ, на их пороках и пристрастиях, совершенно искренне верит в светлое будущее, которое непременно проявится из залитого кровью неприемлемого для него настоящего. Но и его горячечный сон, похожий на лихорадку, растает. Ведь «есть слеза ребенка» и с крестом, висящим на шее, буйный террорист не зря же так и не расстался. Таких – искренних, которые за идею - в недалёком и совсем не светлом для них будущем, скорее всего, ждут лагеря, расстрел, штрафбаты.

Как, наверное, и чету Аблеуховых (бесспорная удача спектакля –на роли Анны и Аполлона Аблеуховых приглашение Елены Забродиной и Виктора Кривоноса). Им тоже снились сны: одному – об иллюзорном, никогда и никому не приносящем счастья призраке власти, другой – о сладком дурмане страстной любви под жарким итальянским солнцем. А всего-то и надо было – проснуться и понять, что их – двое на земле: «В Питере – нужда и зима. На земле – вражда и война. Но твоя рука так тепла. Так нежна». Под этот пробирающий до слез дуэт они-таки обретут позднее, но не потерянное счастье.

Спящий под завыванье вьюги город населен призраками тех, кто приложил когда-то свой гений к созданию неповторимой, мистической, сумрачной атмосферы дивного, любимого до слез города снов, миражей, забытых мечтаний – Блок с Прекрасной Дамой, Достоевский, Пушкин с Юродивым, Гоголь с Птицей – тройкой проносятся в безумном хороводе по его улицам…

А, может, это действительно только приснилось – кровавый дурман революционного террора, страшная бездна фашизма, братоубийственные разборки…. Ведь так хочется, чтобы приснилось….. Быть может, об этом думали люди, тихо, молча встававшие ряд за рядом в темном еще зале, пока на сцене шли последние фрагменты видеопроекций…

Я обязательно вернусь в «Белый Петербург». Не сейчас, а когда рассосётся этот комок в горле, возникающий всякий раз, когда я вспоминаю дождливый осенний вечер в Петербурге. Петербурге 2021 года…

Автор:Елена ШАРОВА
Читайте нас в