+6 °С
Дождь
Все новости
ХРОНОМЕТР
5 Октября , 13:00

Жизнь и труды Ивана Федоровича Бларамберга. Часть вторая

В 1832 г. И. Ф. Бларамберг получил чин штабс-капитана и был назначен помощником начальника III отделения канцелярии генерал-квартирмейстера Главного штаба. Теперь ему предстояло исполнять в столице чисто генштабистские функции, в том числе обобщать опыт сражений, изучать театр военных действий и соседние территории.

Бларамбергу было поручено составить описание Кавказа. На протяжении 1832– 1833 гг. он выполнил обширную работу на эту тему, за что получил крупное денежное вознаграждение и орден Станислава 3-й степени. В 1836 г. ему был присвоен чин капитана.

С этого времени (т. е. с 1836 г.) он получает более серьезные и самостоятельные задания, начинают появляться его первые печатные труды. Работы И. Ф. Бларамберга привлекают внимание как серьезное дополнение к имеющимся далеко не исчерпывающим сведениям по истории, географии, этнографии восточных окраин Российской империи. Иными словами, его деятельность постепенно выходит за ведомственные рамки, а выпускаемые труды – за пределы служебной переписки. Военный превращается в исследователя, научные заслуги которого находят признание в стране.

Однако вернемся к 1836 году.

Петербург стремился к укреплению и расширению торговых связей со среднеазиатскими ханствами – Бухарой, Хивой и Кокандом, рассчитывая экономическими методами добиться роста своего политического влияния в них. Среди стоявших на этом пути трудностей немалое значение имели такие факторы, как неизученность территории Казахстана, разделявшего Россию и Среднюю Азию, а также набеги на торговые караваны отрядов хивинцев и отдельных казахских родов, которых подстрекала Хива. {Подробно об этом см.: Н. А. Xалфин. Россия и ханствa Средней Азии (первая половина XIX века). М., 1974, с. 27– 46.}

В связи с этим выдвигались различные проекты развития торговли со Средней Азией, в том числе через Волгу и Каспийское море. Это сократило бы стоимость перевозки грузов, облегчило бы установление сношений с туркменскими племенами, а главное – дало бы возможность миновать места, где торговые обозы подвергались наибольшей опасности. Но реализация таких планов затруднялась недостаточной осведомленностью о восточном побережье Каспия. В XVIII в. состоялись лишь разрозненные экспедиции в этот район (А. Бековича-Черкасского в 1715– 1717 гг., А. И. Кожина в 1716– 1718 гг., Ф. И. Соймонова в 1717– 1726 гг., М. Ладыженского в 1764 г. и М. И. Войновича в 1781– 1782 гг.); систематическое же исследование началось в 20– 30-х годах XIX в. В 1819– 1821 гг. туда, а затем и в Хивинское ханство был отправлен капитан Генерального штаба H. H. Муравьев, а в 1825--1826 гг. – натуралист Э. И. Эйхвальд.

Однако основные заслуги в области изучения восточного и южного побережий Каспийского моря принадлежат чиновнику министерства иностранных дел, видному путешественнику Г. С. Карелину. В течение 1832– 1836 гг. он возглавил три крупные экспедиции в район Каспийского моря. В состав последней из них (1836 г.) входил и капитан Генштаба И. Ф. Бларамберг. Путешествие принесло важные результата. Оно позволило существенно уточнить имевшиеся карты восточного побережья Каспия, направление течения и устья рек Атрек и Горган, границу между Туркменией и Ираном, лучше ознакомиться с физическими особенностями старого русла Амударьи – Узбоя. В целях развития торговли изыскивались места для строительства новых пристаней, собирались важные статистические, физико-географические и топографические данные, а также этнографические сведения о туркменском населении прибрежной территории.

Во всем этом немалое значение имела деятельность Бларамберга, ибо в основном ему, генштабисту, поручалось заниматься названными сюжетами. Его несомненной заслугой следует считать и то, что он первый опубликовал обстоятельную работу об экспедиции 1836 г., познакомив российскую и мировую общественность с ее результатами.

 В 1850 г. в издании Русского географического общества были напечатаны его "Журнал, веденный во время экспедиции для обозрения восточных берегов Каспийского моря в 1836 году" {"Записки Русского географического общества". No IV, СПб. 1850, с. 1--48.}, а также "Топографическое и статистическое описание восточного берега Каспийского моря от Астрабадского залива до мыса Тюб-Караган" {Там же, с. 49– 120. По-видимому, из соображений секретности, эти материалы увидели свет лишь почти через полтора десятка лет после экспедиции. Соответствующие труды ее руководителя Г. С. Карелина были опубликованы еще позже – в "Записках Русского географического общества по общей географии". Т. X. СПб., 1883, с. 1– 497.}. Первая из этих публикаций содержит подробный и последовательный рассказ о действиях участников поездки, своего рода ее дневник; вторая интересна материалами по истории и этнографии туркмен, географическими сведениями об их землях, природных ресурсах и т. п. "Топографическое и статистическое описание..." высоко оценил выдающийся знаток Средней Азии И. В. Мушкетов {И. В. Мушкетов. Туркестан. Т. I. Ч. 1. СПб., 1886, с. 91.}.

Можно предположить, что и правительство было удовлетворено трудолюбием И. Ф. Бларамберга и его пониманием поставленных перед ним задач. Ибо не успел капитан покинуть каспийские берега, как получил предписание от 18 января 1837 г., по которому он назначался адъютантом генерал-майора графа Симонича.

Не менее колоритная фигура – далматинец на русской службе, графский титул которого подвергался сомнению, – И.О. Симонич с 1832 г. находился на чрезвычайно ответственном, с внешнеполитической точки зрения посту "российско-императорского полномочного министра при тегеранском дворе", т. е. посла в Иране. Именно Тегеран был местом скрещения острейших противоречий между Петербургом и Лондоном на Востоке.

 

Иван Бларамберг. "Воспоминания"

М., Главная редакция восточной литературы издательства "Наука", 1978.

 

Продолжение следует…

Предыдущая часть